Команда «Огонь!» — от европейских наблюдателей?

Команда «Огонь!» — от европейских наблюдателей?

На карте мира есть страны, которым ни в коем случае не следует посылать обнадёживающих сигналов — новости и с линии соприкосновения в Карабаха, и с условной границы Азербайджана и Армении подтвердили это еще раз. Как сообщило Минобороны Азербайджана, вечером 21 февраля армянская армия на условной границе в общей сложности 15 раз открывала огонь по азербайджанским позициям в Товузском районе и в Садаракском районе НАР. Кроме того, позиции ВС Азербайджана в населенном пункте Тезекенд Кельбаджарского района, в окрестностях городов Шуша и Ходжавенд подверглись обстрелу со стороны армянских НВФ, действующих в зоне временного размещения РМК.

Конечно, на боевой позиции солдат может пальнуть по неясной тени, выстрелить для острастки в воздух или просто неудачно передернуть затвор. Но такая интенсивность и синхронность на случайность уже не похожа. Как и география инцидентов. Садаракский район — это короткий отрезок непосредственной границы Азербайджана и Турции. Товуз — та самая точка, где в июле 2020 года шли бои и где ближе всего к границе проходят стратегические нефтепроводы. И тем более понятно, каким чувствительным направлением является Карабах, а в особенности Шуша. Проще говоря, ереванская верхушка откровенно «играет на обострение» (в самостоятельность армянских НВФ в Карабахе не получится поверить даже после изрядной дозы тусовки и ереванского бренди).

И еще более примечательное обстоятельство: свои вооруженные провокации Армения устроила на следующий день после того, как в страну прибыли европейские наблюдатели. 21 февраля Никол Пашинян принимал командующего гражданскими действиями Службы внешних связей ЕС Стефано Томата и руководителя новой миссии гражданских наблюдателей ЕС в РА Маркуса Риттера, заявив в ходе встречи, что размещение в Армении долгосрочной миссии ЕС будет способствовать региональной стабильности и миру.

Команда «Огонь!» — от европейских наблюдателей?

Но в реальности горячие во всех смыслах новости подтверждают правоту Азербайджана. В нашей стране с самого начала предупредили: появление в регионе второй, да еще к тому же не согласованной с Азербайджаном, миссии ЕС никоим образом не будет способствовать стабильности, а как раз наоборот, послужит росту напряжённости. И теперь выстрелы и на условной границе, и в Карабахе это со всей очевидностью подтвердили.

Вряд ли, конечно, даже Никол Пашинян открыто обсуждал на встрече с Томатом и Риттером свой план «вот сейчас мы постреляем по Азербайджану из-за спин ваших наблюдателей». Скорее тут стоило бы вспомнить в который уже раз хрестоматийный пример, как посол США в Ираке Эйприл Глэспи в ходе встречи с Саддамом Хусейном 25 июля 1990 года, обсуждая претензии Ирака к Кувейту, включая и территориальный спор, заявила: «У нас нет мнения о ваших арабо-арабских конфликтах, например, о вашем споре с Кувейтом. Секретарь Бейкер посоветовал мне подчеркнуть указание, впервые данное Ираку в 1960-х, о том, что проблема Кувейта не связана с Америкой». США не хотели встревать в чужой спор и выступать в качестве арбитра. Но госпожа посол не учла, с кем говорит. Уже в августе Саддам Хусейн двинул на Кувейт войска, играючи захватил богатый, но в общем-то беззащитный эмират и объявил его 19-й провинцией Ирака. Именно эта война запустила роковую последовательность событий, где были и «Буря в пустыне», и вторая война в Заливе, и многое другое.

Никол Пашинян с разбитой армией, конечно, не Саддам Хусейн образца 1990 года. А Азербайджан — тем более не Кувейт. Сегодня, после 44-дневной войны и серии армянских вооружённых провокаций на условной границе нашей страны с Арменией, для всех думающих наблюдателей уже очевидно: Азербайджан — не та страна, против которой подобные схемы могут иметь шансы хотя бы на теоретический успех. И для Баку нет никакой разницы, за чьими спинами будут прятаться армянские провокаторы — свой ответ они получат в любом случае. Жесткий, хладнокровный и с ювелирной точностью выверенный.

Но отдавали ли себе отчёт еврочиновники, какое «оригинальное восприятие» существует в Армении? Впрочем, как показала еще история переговоров с Ереваном по соглашению об ассоциации с ЕС, политический анализ и прогнозирование по крайней мере на армянском треке в Брюсселе, пардон, не вау.

Теперь последствия могут оказаться куда опаснее, чем шок еврочиновников после того, как Армения до осени 2013 года вела переговоры о соглашении об ассоциации с ЕС, а потом изобразила финт ушами и вступила в ЕАЭС. Судя по всему, приезд евронаблюдателей Армения восприняла как «охранную грамоту» и индульгенцию по принципу «Европа за нами!» И решила, что теперь можно стрелять по азербайджанским позициям из-за спин евронаблюдателей. И если сегодня все ограничилось огнём из стрелкового оружия, то завтра Армения вполне может попытаться повторить то, что имело место у озера Гарагель или в окрестностях Истису, он же Джермук, рассчитывая, что за ее территориальные хотелки будет воевать вся Европа. А евронаблюдателям в этом сценарии уготована роль то ли «живого щита», то ли образцово-показательных жертв. И если в Брюсселе тонкостей армянской дипломатии вовремя не поняли, это еще не значит, что о последствиях своей наивности там могут не задумываться.

А.Шукур