Армения продолжает «минный террор». Почему мировое сообщество продолжает молчать?

Армения продолжает «минный террор». Почему мировое сообщество продолжает молчать?

Армянский «минный террор» продолжается. Только за последние дни в Азербайджане зарегистрировано несколько «подрывов» на оставленных армянскими оккупантами минах, причем жертвами все чаще становятся гражданские.

Накануне, 2 октября, в Ходжавендском районе Азербайджана подорвался на мине житель Сабирабадского района Керимзаде Расим Нусрат оглы, 2002 года рождения.Пострадавшему ампутировали несколько пальцев на правой ноге, его состояние стабильное. Днём ранее, 1 октября, в селе Гызылоба Тертерского района подорвались на мине жители села Сахлабад – Байрамов Рафаэль Кочари оглу 1976 года рождения и Джаббаров Ниджат Новруз оглу 1990 года рождения. Еще раньше, 30 сентября, в Физулинском районе при подрыве мины погибли двое — 36-летний Амид Асадов и 15-летний Черкез Гулузаде. Такого рода трагические инциденты происходят при строительстве дорог, во время сельскохозяйственных работ, люди подрываются на минах, пытаясь пробраться на ранее оккупированные земли и увидеть родное село — точнее, то, что от него осталось…Уже после 10 ноября 2020 года, то есть после окончания 44-дневной войны, в результате подрывов на оставленных армянскими оккупантами минах погибли и получили ранения более 240 граждан Азербайджана. Среди жертв минного террора есть и наши коллеги — 4 июня 2021 года в результате взрыва противотанковой мины в селе Сусузлуг Кельбаджарског района  погибли оператор АзТВ  Сирадж Абышов, корреспондент АзерТАдж Магеррам Ибрагимов и заместитель представителя главы Исполнительной власти Кельбаджарского района по Сусузуслугскому административно-территориальному округу Ариф Алиев. А 16 апреля 2022 года бдительность азербайджанских военных позволила избежать огромной трагедии: противотанковую мину обнаружили на пути автобуса, в котором ехали жители села Гюнешли Кельбаджарского района.

И это не тот случай, когда можно рассуждать, что после войны на местах боев остаются и мины, и неразорвавшиеся боеприпасы, и вспоминать, что в городах Европы даже сейчас обнаруживаются авиабомбы времён Второй Мировой войны. Нынешняя цепь трагических инцидентов— это еще одно проявление проводимой Арменией целенаправленной политики минного террора.

Прежде всего, напомним: в том же Кельбаджарском районе Армения не создавала оборонительных рубежей, там в ходе второй карабахской войны практически не было и боев. Минные поля в Кельбаджаре были созданы за те самые 10 дней, с 15 до 25 ноября, которые Ереван выпросил у Баку для «вывода войск и эвакуации населения». Но пока одни откручивали унитазы и сжигали дома, другие ставили мины.

Более того, Армения, несмотря на неоднократные призывы Азербайджана и нормы международного гуманитарного права, до сих пор отказывается передать Баку карты минных полей. А те, что все же со скрипом передаются, имеют точность не более чем 25%. В Ереване уверяют: более точных карт у них просто нет. Но…уже в ноябре-декабре 2020 года в Ходжавенд из Армении забрасывались диверсанты — те самые «лесные зинворы». И судя по тому, как они передвигались и действовали, у них были достаточно точные карты минных полей. Но их Армения Азербайджану по-прежнему не передаёт.

Наконец, есть и такие возмутительные и пугающие факты. После вывода армянских оккупантов из города Лачин и сел Забух и Сус на их территории опять были обнаружены минные поля, причем мины, установленные там, были произведены в 2021 году. То есть уже после войны и после того, как Армения подписала трехстороннее заявление от 10 ноября 2020 года, согласно которому, после строительства обходной дороги Лачин возвращался под азербайджанский контроль.

Что это — просто желание, простите за откровенность, «подгадить» после проигранной войны? Безусловно. Но не только. Подобный минный террор имеет еще одну цель — максимально затруднить восстановительные работы на освобождённых от армянской оккупации землях.

Наконец, напомним: сентябрьская провокация Армении на кельбаджарском направлении тоже начиналась с попытки заминировать пути снабжения азербайджанских войск на азербайджанской же территории. А это уже не позволяет исключать, что планы повторной оккупации ранее освобожденных земель в Армении существуют. И к ним, вне сомнения, приложены куда более точные карты минных полей на территории Азербайджана, чем те, что Армения передаёт нашей стране после долгого «ломания» и торга.

Но это еще не все. У армянского минного террора есть еще одна — и очень неприятная — составляющая. Это молчание мирового сообщества.

В самом деле, факты этого самого минного террора лежат буквально на поверхности. Они, простите за цинизм и чёрный юмор, заметны и без миноискателя. Наконец, жестокие и для многих неудобные реалии армянского «минного террора» неоднократно озвучивались официальным Баку. Но…никакого реального давления на Армению оказано не было. Разве что иногда ей мягко советовали передать карты минных полей Азербайджану — и на этом все. Не было ни международного осуждения, ни тем более санкций.

И вот любопытно узнать: почему? «Армянское лобби» в кавычках и без? Но, как показывает практика, Армения при этом «влетает» под санкции за сотрудничество с ЧВК «Вагнер» небезызвестного Пригожина или за соучастие в «параллельном импорте», то есть обходе наложенных на Россию санкций. То есть при достаточной политической воле армянское лобби помешать принятию неудобных для Еревана решений не в силах.

А это значит, что этой самой должной политической воли в вопросе минного террора не проявлено не было. А значит, во-первых, вопросы по поводу минного террора надо бы задавать не только властям Армении. А во-вторых, если в вопросе минного террора власти авторитетных вроде бы стран не проявляют должной принципиальности, то подобные прецеденты будут повторяться.

И да, «рвануть» в этом случае может не только в Азербайджане.

Нурани

Из этой рубрики