Планы аннексии территории Украины: «пипл не схавает»

Планы аннексии территории Украины: «пипл не схавает»

Планы «присоединения» к России территорий Украины вновь в повестке дня. Россия планирует провести «референдум» о присоединении захваченных территорий Украины в середине сентября — такое сообщение распространило агентство Bloomberg со ссылкой на свои источники, уточнив, что подготовкой займётся замглавы администрации президента РФ Сергей Кириенко, тот самый, который, по данным РосСМИ, недавно посещал Новую Каховку и даже угодил там под обстрел.

Где именно пройдёт обещанный референдум, не уточняется — проведут там, где России удастся «закрепиться». Утечкам, конечно, можно верить или не верить. Но в Москве уже открыто дают понять, что не намерены ограничиваться Крымом и Донбассом. Сначала «расширить географию спецоперации» обещал Сергей Лавров, глава МИД РФ: «Когда в Стамбуле была встреча переговорщиков, там была одна география, и наша готовность принять украинское предложение опиралась на ту географию, на географию конца марта 2022 года, – цитировали его информагентства. – Сейчас география другая. Это далеко не только «ДНР» (здесь и далее кавычки наши — Minval) и «ЛНР», это еще и Херсонская область, Запорожская область и ряд других территорий, и этот процесс продолжается, причем продолжается последовательно и настойчиво».

Теперь же высказаться решил еще и замглавы Совбеза России, бывший президент и бывший премьер Дмитрий Медведев, по словам которого, украинские войска «необходимо отодвинуть не только от Донецка, но и подальше». В качестве «аргумента» же упоминается поставленное Украине дальнобойное западное оружие.

Как бы ни Лавров, ни Медведев не произнесли слов «аннексия», «воссоединение» или даже «возвращение в родную гавань». Но еще недели две назад в СМИ появился предложенный созданной Кремлем «военно-гражданской администрацией» Харьковской области Украины новый «герб» с российским двуглавым орлом. Причём речь идёт именно о новом «гербе» области, а не очередной «ХНР», на сей раз Харьковской, а не Херсонской. Что пусть и косвенно, но достаточно ясно указывает именно на сценарий включения Харьковской области Украины в состав России без игр в «независимые республики». Есть и множество других признаков, что РФ «осваивается» на этих территориях всерьёз и надолго, от визитов сюда российских «управленцев» до планов по раздаче паспортов и издания газет с портретами Путина на первой странице.

Конечно, параллели в политике — вещь рискованная. И можно поспорить, насколько уместно выстраивать аналогии, где Крым и Донбасс — это, условно говоря, бывшая НКАО, а вот Запорожская, Херсонская и Харьковская области — те самые окружающие эту бывшую НКАО районы, или перекидывать мостик от заявлений в стиле «поставки западного оружия Украине вынуждают нас расширить географию спецоперации и отодвинуть украинские войска подальше» к нашумевшему заявлению тогда еще замминистра обороны Армении Давида Тонояна, что, дескать, «при нынешнем уровне вооруженности Азербайджана пояса безопасности вокруг Карабаха нам уже недостаточно» («поясом безопасности», напомним, в Армении называли оккупированные районы Азербайджана за пределами бывшей НКАО), а затем с изрядной долей иронии уточнять, помнят ли в России, чем эти игры в «расширение пояса безопасности» закончились для Армении.

Но зато нет сомнений в другом. Силовая перекройка границ и «присоединение» к себе чужих территорий — это по определению крайне опасный сценарий. В условиях же украинской конкретики, где Москва уже «прихватизировала» Крым и Донбасс — тем более. Обнуляются и шансы на переход от войны к дипломатии. Причём в весьма чувствительный момент, когда заключённые в Турции «зерновые» договоренности вновь всколыхнули надежды на «перестать стрелять и начать разговаривать».

По совести говоря, после того, как все широко разрекламированные «минские договоренности», «формулы Штайнмайера» и т.д. обернулись новой войной, надежд на мир и так было немного. Но если на фоне успеха «зерновых переговоров» Кремль «расширяет географию «спецоперации»» и еще строит планы «прихватизации» новых территорий – этих надежд остаётся меньше критического уровня. Плюс ко всему есть и «военно-географические реалии». В отличие от Карабаха, в Украине имелась как бы согласованная сторонами линия перемирия.

Уже после начала нынешней украинской войны в СМИ просочилось немало утечек о содержании очередных «мирных планов», и практически все они предусматривали отвод войск России к линии 24 февраля. Были ли эти планы приемлемыми для Киева, вопрос открытый. Тем более, что авторы многих из них вежливо намекали, что Украине, дескать, надо бы забыть о возвращении Крыма и Донбасса. Но, если теперь Россия намеревается сохранить за собой ещё и Запорожье, Харьков и Херсон — тут вряд ли получится договориться даже теоретически.

В качестве бонуса, в «бомбу замедленного действия» превращаются даже «джентльменские договоренности» – не стрелять по территории России из переданных Западом Украине дальнобойных артиллерийских систем. Но, если теперь «Россией» объявляются не только Крым, но и Запорожье и окрестности Харькова, то это уже меняет ситуацию. Во многих столицах Запада уже предпочли заявить, что никаких «референдумов» на востоке Украины признавать не будут. И нетрудно догадаться, что это касается не только консульских услуг, но и применения тех же «Химмарсов». После чего в Москве вполне могут заявить, что, дескать, «Запад не держит слово» и т.д. А это уже серьёзный риск втягивания в конфликт других участников и неконтролируемой эскалации.

Словом, планы Москвы, о которых сообщает «Блумберг», «запускают» в Украине слишком опасный сценарий. Сторонники жесткой линии получают сколько угодно аргументов, что планы нового расширения российской территории необходимо сорвать, а значит, к сентябрю надо бы «отодвинуть» российские войска от тех регионов Украины, которые в Москве собрались «прихватизировать». Со всеми вытекающими, приплывающими и прилетающими.

Зато по позициям тех политических сил на Западе, кто старательно убеждал всех и вся, что Украине необходимо «сесть за стол переговоров», что Кремлю надо дать возможность сохранить лицо и т.д., наносится сильнейший удар — попытку Кремля вслед за Крымом и Донбассом присоединить ещё и Херсон «пипл не схавает».

Можно долго спорить, почему в Москве все же решились запустить этот сценарий. И как минимум не на последнем месте то обстоятельство, что на фоне «груза 200», санкций, нарастающих экономических проблем Кремлю надо предъявить целевой аудитории новые территориальные приобретения, а трезвая оценка последствий «вставания с колен» и прочего надувания щёк не относится к сильным сторонам «первопрестольной». Но, так или иначе, попытка присоединения новых украинских территорий к России уже превращается даже не в хрестоматийный «выстрел себе в ногу», а в кое-что похуже. И выйти из этой истории без потерь уже вряд ли получится.

Нурани