Ильхам Мамедов: Такое отношение к важным предметам уголовного преследования вызывало непонимание и возмущение             

Ильхам Мамедов: Такое отношение к важным предметам уголовного преследования вызывало непонимание и возмущение             

30 лет назад, в ночь на 26 февраля произошла Ходжалинская трагедия. В Ходжалы было совершено одно из самых кровавых и жесточайших преступлений, не укладывающихся в рамки гуманных восприятий (межэтнических, межрелигиозных), и после двух мировых побоищ, внедренных в юридические постулаты так называемого цивилизованного мира как деяния, караемые судом без каких-либо оговорок – Ходжалинский Геноцид.

Вынашиваемая на протяжении столетий идеология превосходства одних наций над другими, фальсификация исторических документов, памятников, ссылки на мифического Тиграна, принявшего на поле головы и оторванные правые руки неприятелей, свели с ума бывших комсомольских активистов, вооруженных наставлениями фашиста Нжде, превратили их в доморощенных палачей из средневековья и довели до апогея человеконенавистничества.

Именно на трупах невинно убиенных мирных жителей Ходжалы армянам удалось выкарабкаться с полотнищами так называемой «самоопределившейся нации», предъявив доказательства права сильного над правом закона.

Но путь от душераздирающих стонов и беспомощных криков детей, женщин, стариков на снежных лесных ночных тропах, окруженных военной техникой 366-го полка Российской Армии и пьяным сбродом, безжалостно уничтожавших мирных граждан, до Победы Азербайджана в 44-дневной Отечественной войне – стал поистине знаковым в современной истории нашего народа.

Бывший руководитель следственно-оперативной группы по расследованию военных преступлений (с мая 2005-го по 31 марта 2009-го года), полковник юстиции в отставке Ильхам Мамедов рассказал Minval.az о том, как Азербайджан, пытаясь добиться справедливости на международном правовом поле, сталкивался с давлением и препятствиями.

– Расскажите, почему преступления совершенные в Ходжалы в 1992 году, только в 2005-ом были переквалифицированы на геноцид?

– Триумф воина-победителя Второй Карабахской войны, как альтернатива средневековому палачу – убийце беспомощных граждан, стал наглядной демонстрацией противостояния идеологий невежества, вседозволенности, варварства и осознанного геройства. Но как бы ни было востребованным и желанным освобождение от оккупации исторических земель, тема ответственности физлиц – сторонников фашизма ни в коем случае не должна уходить в толщи азербайджанской толерантности. Она должна стать импульсом для нового международного консенсуса по военным преступлениям в современном мире. Именно эту, к сожалению, по некоторым причинам не завершенную идею удалось проложить по коридорам не гибкой и консервативной судебно-правовой системы с начала 2004-го года.

В марте 2004 года Интерпол впервые организовал международную конференцию по проблемам геноцида, военных преступлений и преступлений против человечности, пригласив представителей международных трибуналов, НПО, авторитетных институтов и стран-участниц. Подготовка к конференции оголила всю парадоксальность правовой и фактической ситуации вокруг военных преступлений, совершенных на территории Азербайджана с момента агрессии Армении.

Так, СССР, являясь одним из главных военных обвинителей на Нюрнбергских процессах, принимая активное участие в создании норм и принципов новых правовых отношений, подписав международно-правовые конвенции, в то же время по политическим соображениям не ввел в нормы национального уголовного законодательства уголовно-правовые санкции за совершение рассматриваемых международных преступлений.

И только во вступивший в силу 1 сентября 2000 года Уголовный кодекс АР были внесены нормы, признанные международным сообществом как военные преступления и преступления против человечности, а новый УПК определил высокие стандарты соблюдения прав человека при осуществлении уголовного преследования. Но несмотря на факты, подтверждающие совершение серьезных международных преступлений во время оккупации Арменией территорий Азербайджана, с 1988-о по 1994-е годы, принцип уголовной ответственности физлиц оказался нарушен. За совершение этих преступлений никто не был привлечен к уголовной ответственности, а сами деяния не были квалифицированы как международные преступления.

В Азербайджанской ССР и затем в независимом Азербайджане возбуждались и расследовались уголовные дела по всем фактам терактов, массовых убийств, нарушений норм международного гуманитарного права, которые квалифицировались как государственные преступления, преступления против личности, общественной безопасности и общественного порядка. И уголовное дело по Ходжалинскому Геноциду, возбужденное прокуратурой Азербайджанской Республики в феврале 1992-го года по факту убийства двух и более лиц, последний раз было приостановлено 31 марта 1993 года на основании отсутствия лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности. По этому делу к уголовной ответственности никто не привлечен.

Такое отношение к самым важным предметам уголовного преследования, вызывало непонимание и возмущение. В декабре 2003 года была создана Совместная следственно-оперативная группа, куда были переданы более 800 уголовных дел, расследованные ранее следственными органами Азербайджанской ССР, а позднее Азербайджанской Республики в формате общеуголовных преступлений и приостановленные в начале 90-х годов прошлого столетия. Задачей группы было установить размер материального ущерба, причиненного в результате агрессии. Ни одно дело не было переквалифицировано на международное преступление и ни один преступник не был выявлен.

Итак, первая конференция Интерпола (март 2004 года) дала надежду на помощь международных институтов в систематизации понятий военных преступлений и перезапуск национальных институтов привлечения к ответственности физлиц за совершенные международные преступления.

– Чего добились азербайджанские следователи?

– Азербайджан активно участвовал в мероприятиях Интерпола, представил материалы, доказывающие совершение именно международных преступлений на оккупированных азербайджанских территориях, а также с учетом реалий того времени выступил с инициативой о координирующей роли Интерпола при расследовании подобных преступлений.

С трибуны Генассамблеи было заявлено о принципах, сформулировавших преступления против международного мира и международной безопасности, подтвержденных: в резолюции № 95 (1) ГА ООН от 11 декабря 1946 года, Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, четырех Женевских конвенциях о защите жертв войны от 1949 года и дополнительных протоколах к ним от 1977 года,  принятых позднее международно-правовыми инструментами.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция по правам человека) запрещает ретроактивное применение уголовного закона (статья 7 п. 1), однако делает исключение, оговаривая в п. 2 ст. 7, что «это не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое действие или бездействие, которое в момент совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами».

Международный пакт о гражданских и политических правах запрещает государствам каким бы то ни было путем отступать от обязательств, принятых согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (ст. 6 п. 3). В Пакте предусматривается также запрет на ретроактивное применение уголовного закона, однако и здесь оговариваются исключения «в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами» (ст. 15).

Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества гарантирует неотвратимость наказания за такие преступления, сколько бы времени виновному ни удавалось скрываться от правосудия. Так, Генассамблея Интерпола согласилась с предложениями азербайджанской делегации и сославшись на статьи 2 и 41 Устава Интерпола, приняла очень важную резолюцию АС-2004 РЕС 17 «Об усилении поддержки национальных бюро по преследованию лиц, обвиненных в совершении военных преступлений, геноцида и преступлений против человечности». Позже Интерпол провел еще несколько конференций по этой тематике, а также создал специальную экспертную группу, куда вошел и представитель Азербайджана.  Эти документы открывали путь к уголовному преследованию лиц, совершивших международные преступления. В мае 2005 года руководство Совместной следственно-оперативной группой было возложено на Военную прокуратуру Азербайджана.

– Какими фактами располагало следствие?

– Учитывая специфику дела, множество фактов преступлений, отсутствие опыта и квалифицированных кадров, при изучении доступных материалов международных трибуналов следствие сгруппировалось по следующим основным направлениям: геноцид в Ходжалы, Гарадаглы, преступления против пленных, убийства, депортация мирного населения и террор. В рамках всестороннего и детального следственно-оперативного плана были даны конкретные поручения всем членам следственной группы по сбору доказательств с учетом международных стандартов.

В соответствии с международным правом уголовное дело, возбужденное ранее как совершение массовых убийств в городе Ходжалы и приостановленное 31 марта 1993 года, было возобновлено и переквалифицировано как совершение геноцида. Следствию удалось собрать доказательства, дающие основания для предъявления обвинения 37 лицам, в том числе военнослужащим 366-го полка, непосредственно участвовавшим в массовых убийствах мирных жителей Ходжалы. Всем им были предъявлены обвинения, а материалы направлены в Интерпол. Были собраны также документы, идентифицирующие как указанных лиц, так и многочисленных подозреваемых в совершении геноцида. Интерпол согласился с предъявленными обвинениями и принял ориентировки Азербайджана на лиц, совершивших международные преступления, распространив их в 184 странах.

Агрессия Армении против Азербайджана сопровождалась многочисленными, системными нарушениями международного гуманитарного права. Каждый военнопленный, независимо от пола, возраста, подвергался физическому и психическому насилию, формы и методы которого в силу этических норм невозможно оглашать. Все эти истязания фиксировалась фото- и видеотехникой, а позже предъявлялись военнопленным как компромат в попытках их вербовки для сотрудничества со спецслужбами Армении. Армения скрывала наличие военнопленных. Их содержали как в самой Армении, так и на оккупированных территориях, укрывая в изоляторах отделов милиции, органов безопасности, а также в загонах для скота, подвалах частных домов.

 Были собраны полные анкетные данные на 4407 граждан Азербайджана, пропавших без вести в ходе конфликта, среди которых дети, женщины, старики. Физическое и психическое насилие стало причиной смерти после освобождения 137 человек, еще 32 человека лишились рассудка. Из числа освобожденных из плена лиц 248 содержались в Армении, остальные – на оккупированных азербайджанских территориях.

 По показаниям очевидцев, большинство военнопленных было казнено без суда и следствия, другие умерли под пытками или от голода. Следствием выявлен 851 факт нарушения международного гуманитарного права, по которым подозреваются 628 человек; установлено проведение 73 терактов. В совершении указанных преступлений предъявлено обвинение 29 лицам. Всего Совместной следственно-оперативной группой к уголовной ответственности привлечены 274 человека.

Тем не менее не прекращались давления и «дружеские» советы по поводу невозможности получения должной сатисфакции по этому направлению, поскольку согласно Положению о генеральном секретариате Интерпола, организация не принимает розыск лиц, совершивших политические, военные, религиозные или расовые преступления. Однако все наши ориентировки на розыск военных преступников, а их число дошло до 274, были приняты Интерполом и красными ориентировками разосланы по национальным бюро, более того трое из этих лиц, установлены и задержаны.

– Но почему ориентировки Азербайджана на военных преступников были сняты с розыска?

– Правоохранительные органы Армении, оказавшиеся в не столь благовидной ситуации, предпринимали различные меры по исключению лиц, принятых по красным ориентировкам из списка, а после выдали свои ориентировки на азербайджанцев, совершивших общеуголовные преступления в Армении. Через некоторое время Армения с помощью других дружеских ей стран попросила приостановить ориентировки Азербайджана, сославшись на якобы политический характер розыска.

Такие же представления Арменией были направлены и в прокуратуру России. Обладая достаточной юридической и фактической информацией о совершенных международных преступлениях на территории Азербайджана, Интерпол долгое время не останавливал ориентировки, а с учетом регламента, предлагал совместную комиссию по изучению этих документов. Но по непонятным причинам разрешение на участие в работе комиссии не было дано.

– Какие инструменты можно задействовать для привлечения военных преступников к ответственности?  

– В настоящее время известны три основных направления по расследованию и наказанию лиц, виновных в совершении международных преступлений: специализированные трибуналы (по Руанде, бывшей Югославии, Сьерра-Леоне); Международный уголовный суд, обладающий юрисдикцией только в отношении преступлений, совершенных после вступления в силу Римского статута, возлагающего ответственность за преследование виновных на национальные органы уголовной юстиции; а также принцип универсальной юрисдикции, обязывающий государства преследовать в судебном порядке лиц, подозреваемых в совершении наиболее серьезных международных преступлений, либо предпринимать действия с целью их выдачи.

Международные договоры обязывают государства ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших серьезные преступления – разыскивать их.

Гарантом отправления надлежащих судебных процедур при осуществлении правосудия в государствах – участниках Конвенции выступает Европейский суд по правам человека. Решения Суда формируют единое европейское правовое пространство и налагают обязательства на государства. Суд принимает к рассмотрению жалобы как от государств, так и от отдельных лиц и НПО. Эти действенные правовые инструментарии отсутствовали при зарождении конфликтов и до принятия заинтересованных государств в Совет Европы.

– Как вы думаете, удастся ли Азербайджану добиться наказаний для военных преступников?

– Несмотря на развал СССР в результате политических событий конца 80-х – начала 90-х годов, «родимые пятна» тоталитарного режима, основанного на подавлении прав личности и далекого от признания приоритета и значимости прав и свобод человека, до сих пор преследуют новые независимые государства. В условиях интеграции независимых государств в международное и европейское правовое пространство начался медленный, но необратимый процесс преодоления пережитков тоталитарного прошлого в их юридической системе. В свете данной прогрессивной тенденции важное значение приобретает внедрение норм и принципов международного гуманитарного права, сотрудничество государств в расследовании, обеспечении беспристрастного судебного разбирательства и наказании виновных, совершивших деяния против мира и международной безопасности.

Азербайджан в этом смысле в уникален – под руководством Ильхама Алиева умело задает новую гуманистическую повестку и участвует в изменении старых форматов, используя площадки ООН, Движения неприсоединения, Организацию исламского сотрудничества и даже Шанхайскую организацию сотрудничества. Именно эффективная, рассудительная и высокоманевренная работа в ходе 44-дневной Отечественной войны стала гарантом политической и военной победы над армянским фашизмом.

Хочется верить, что такие же результаты будут достигнуты и на правовом поле, поскольку для достижения этих целей новым руководством прокуратуры делается многогранная работа.

Беседовала Рамелла Ибрагимхалилова 

Из этой рубрики