Церковная геополитика: как решение РПЦ может быть связано с Карабахом и не только

27 октября, 18:31, 2021

15 октября Синод Русской православной церкви постановил образовать епархию на территории Армении. В решении синода, опубликованном на сайте РПЦ, в частности, говорилось: «Образовать в пределах Республики Армения Ереванско-Армянскую епархию Русской православной церкви. Епархиальному архиерею Ереванско-Армянской епархии иметь титул «Ереванский и Армянский» с кафедрой в городе Ереване. Преосвященным Ереванским и Армянским быть архиепископу Клинскому Леониду с сохранением за ним должности заместителя председателя Отдела внешних церковных связей».

Председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Владимир Легойда подчеркнул, что решение об образовании кафедры «в духе братского диалога» обсуждалось с верховным патриархом и католикосом всех армян Гарегином II.

Казалось бы, какое отношение имеет открытие Армянской епархии Русской Православной Церкви к Азербайджану? Ведь вопрос, на первый взгляд, стоит рассматривать в религиозной, а не политической плоскости? Но это только на первый взгляд.

Российские СМИ, комментируя данное решение РПЦ, особо обратили внимание, что правящим архиереем Ереванской епархии назначен зампред Отдела внешних церковных связей Московского патриархата архиепископ Леонид (Горбачев), которому еще недавно Синод РПЦ поручил изучить «многочисленные обращения клириков Александрийской Православной Церкви» об их переходе в Московский патриархат. Теоретически РПЦ считает всю Африку канонической территорией Александрийского патриархата, но поскольку последний признал автокефалию Православной церкви Украины, то на практике начинается «вторжение» РПЦ в Африку. Как предположили тогда журналисты, очевидно, архиепископа Леонида, обладающего внешнеполитическим опытом, патриарх Кирилл решил сделать ответственным «за захват чужих канонических территорий».

Важно другое: в действительности решение РПЦ может оказать влияние на региональные процессы вокруг Карабаха. Тем более что открытие епархии в Армении было встречено экспертами с удивлением.

Дело в том, что хотя Россия фактически «присутствует» в регионе Южного Кавказа более 200 лет, но, несмотря на это, она прежде никогда не задумывалась о создании епархии Русской Православной Церкви на территории современной Армении. Что же произошло теперь? Особенно, если учесть, что подавляющее большинство жителей Армении причисляют себя к Армянской Апостольской церкви, относящейся к числу древневосточных и ее учение, традиции и обряды отличаются от РПЦ? Тем более что в Армении, по оценкам экспертов, насчитывается всего около 3000 православных христиан. Большинство из них состоят в смешанных браках с армянами.

Но на самом деле открытие епархии Русской Православной Церкви в Ереване может быть связано с несколькими причинами. Во–первых, вполне вероятно, что основная цель открытия епархии заключается в том, чтобы взять под свой контроль невоенные сферы на территориях временной дислокации миротворцев в Карабахе, которые заселены армянами.

Причина проста: для России, как там возможно полагают, крайне неэффективно контролировать христиан в Карабахе из Баку. И, вероятно, православная церковь, таким образом, может пожелать осуществить этот процесс самостоятельно из Еревана.

В идеале строящаяся в Ханкенди Православная церковь должна быть подчинена Бакинской епархии, иначе администрация двух епископов из двух разных епархий может поставить под сомнение территориальную целостность нашей страны…

Также не стоит сбрасывать со счетов возможные претензии Русской Православной Церкви на албанское христианское наследие. А отсутствие независимой епархии удинов — последних наследников албанов -может быть использовано как средство давления на них.

После окончания Отечественной войны Русская православная церковь не скрывала интереса к албанским церквям на освобожденных территориях. Позиция Русской православной церкви может быть неоднозначной в случае актуализации вопроса о повышении статуса Албано-Удинской церкви.

С другой стороны, после 44 дней войны у Армении возник шанс вырваться из региональной изоляции. И в данном контексте самой большой угрозой для Москвы может стать сближение Еревана с Анкарой. Россия всерьез опасается, что углубление экономического сотрудничества между двумя странами может вытеснить Армению из сферы ее влияния и поставить под вопрос целесообразность сохранения военной базы в Гюмри.

В этой связи открытие представительства Русской Православной Церкви, как кажется Москве, могло бы стать инструментом более эффективного и всестороннего контроля над процессами, происходящими в армянском обществе.

Российская политическая элита традиционно считает, что Армения полностью зависит от Москвы, а значит, нет нужды в создании там какие-либо дополнительных механизмов влияния. Однако после революции 2018 года стало ясно, что Запад с помощью «мягкой силы» создал в Армении очень разветвленную систему пропаганды.

И теперь открытие представительства Русской Православной Церкви в Армении может стать частью российской политики «мягкой силы» и своеобразным ответом Западу.

Стоит также отметить, что, в отличие от дореволюционного периода, у нынешнего правительства Армении плохие отношения с Армянской церковью. И, вероятно, епархия также могла быть создана для пристального наблюдения за религиозными «процессами» в Армении.

Не секрет, что в настоящее время главная цель Русской Православной Церкви – объявить Украинскую Православную Церковь вне закона в христианском мире. Потому РПЦ наверняка рассчитывает воспользоваться в этом вопросе помощью Армянской церкви.

Как бы там ни было, очевидно, РПЦ приняла на вооружение церковную геополитику, и вышеуказанное решение вполне может быть связано с долгосрочными планами России в Армении и в Карабахе…

Максуд Салимов