«Краповые береты» против «пехотинцев Путина»

25 октября, 09:53, 2021

Взаимоотношения между силовыми структурами одного и того же государства — тема деликатная и, скажем так, не без «скелетов в шкафу». Просачиваются в СМИ новости о подобных конфликтах и о стоящих за ними политических «трениях» крайне редко.

Тем примечательнее новость, которая оставалась в центре внимания журналистов и экспертов: во время экзамена на право ношения крапового берета вспыхнула массовая драка между бойцами «Росгвардии» и чеченскими спецназовцами.

Поясним. Краповый берет, отличительный знак спецназа сначала внутренних войск РФ, а затем и «Росгвардии», не выдаётся новобранцам сразу же после курса молодого бойца. Право на его ношение надо еще заслужить, сдав тяжелейший экзамен: 10-километровый бросок по пересечённой местности, который включает затяжной подъем, штурм высоты, заминированный и условно зараженный участки, водную преграду, штурмовую полосу, выполнение упражнения по огневой и высотной подготовке, комплекс специальных упражнений и даже навыки акробатики, а на финише — рукопашный бой. Сдают экзамен, по словам «знающих людей», процентов 10-15 соискателей, которые и получают заветный берет — пропуск в «элиту спецназа».

Как теперь утверждают российские журналисты, включая небезызвестных Семена Пегова и Александра Коца, в экзамене на краповый берет принимали участие и чеченские бойцы. Но якобы проходить марш-бросок не стали — друзья их «подвозили», что категорически запрещено правилами. Такая фора возмутила других участников экзамена— бойцов спецподразделения «Витязь». Которые в знак протеста даже сняли свои вожделенные береты. А затем вообще вспыхнула драка, участников которой пришлось разнимать лично начальнику Главного управления сил спецназначения Росгвардии Игорю Семиляку. Впрочем, запустили и версию, что экзамен у чеченцев принимали не на полигоне учебного центра «Тамбукан», а в Грозном.

Новость тут же опровергли: никакой драки не было, «облегчённого» экзамена тоже, а родственника Рамзана Кадырова — Абдул-Керима Кадырова — сняли с дистанции еще до шума в прессе. И вся история напоминала бы «я нахожусь на полигоне «Тамбукан», и здесь нет ни одного чеченца», если бы не некоторые обстоятельства, и это не только появившаяся в Интернете видеозапись драки. Просто…как минимум остается открытым вопрос: на самом ли деле чеченские бойцы попытались «обойти» марш-бросок и сдать экзамен на краповый берет по «облегчённой» процедуре? Или же в РосСМИ самой разной направленности, от «КП» в лице Коца до явной журналистской «фронды», запущена кампания по дискредитации чеченцев, пожелавших получить краповые береты?

Здесь, пожалуй, нужно немного отвлечься от сугубо «чеченской» темы и вспомнить, что же такое «Росгвардия». Это не просто новая силовая структура, в состав которой из системы МВД передали и внутренние войска, и спецподразделения, включая ОМОН, СОБР, «Витязь» и т.д., а руководить поставили бывшего охранника Путина Виктора Золотова. В самом деле, с точки зрения борьбы с преступностью создание «Росгвардии» никаких задач не решает, более того, если раньше у МВД был свой спецназ, то теперь в случае необходимости его надо просить у «Росгвардии», тратить время на межведомственные согласования и т.д.

Но все становится на свои места, если принять во внимание, что главная, пусть и не очень афишируемая, задача «Росгвардии» — это не борьба с преступностью, а защита политической стабильности, то бишь действующей власти, силовыми методами. И самое главное, среди потенциальных «объектов работы» росгвардейцев не только «белоленточники» или сторонники Навального. Есть еще такой фактор риска, как «антимосковские» силы в национальных субъектах федерации.

И вот тут уже утечки о конфликте вокруг доступа чеченцев к краповым беретам получают уже совсем другое прочтение.

Да, Рамзан Кадыров, конечно, именует себя «пехотинцем Путина». А его бойцы выполняли и выполняют множество «деликатных» приказов Кремля по самым разным «адресам», от Сирии и Турции до норвежского Шпицбергена. Но они в силовом сообществе России все же стоят особняком. Так, полковник полиции Амир Колов признает сквозь зубы: «…Я не слышал о случаях, чтобы чеченский спецназ действовал в связке с другими российскими спецназами в каких-нибудь спецоперациях. Даже в Сирии они стояли отдельно, выполняли свои задачи отдельно. Разве что участвуют совместно с другими российскими командами в спортивных соревнованиях». И самое главное, вполне возможно, что в Кремле не исключают и такой сценарий, когда «Росгвардию» придется бросить против «пехотинца Путина» и его бойцов. Постепенное «выбивание» сильных региональных лидеров, приведение к власти в том же Дагестане «кремлевских варягов» — в эти характеристики путинской вертикали Рамзан Кадыров не вписывается от слова «совсем». И если сегодня его не меняют на местное издание Сергея Меликова, это ещё не гарантия, что подобные планы и идеи не возникнут завтра. То, что для чеченских бойцов краповые береты и членство в элите спецназа посчитали излишним, уже даёт изрядную пищу для размышлений.

Только вот… что произойдёт, если Рамзан Кадыров и его окружение верно «прочитают месседж», полученный от «Росгвардии»?

Нурани