Статья президента РФ Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев» на стадии «задумки», возможно, и представлялась кому-то смелым и результативным «пиар-ходом». Но на выходе этот пространный текст превратился в еще одно доказательство, что Россия на украинском треке попала в ситуацию «цугцванга», где каждый последующий ход лишь ухудшает позицию.

Можно, конечно, с изрядной долей иронии спросить: если русские и украинцы — это один народ, то почему на том же сайте вывешен и перевод статьи Путина на украинский язык? То, что немцы и австрийцы — разные народы, никто не сомневается, но вот «австрийского языка» при этом нет в природе. А украинский есть. Точно так же можно по пунктам разбирать весь пространный экскурс в историю и методично указывать, где президент РФ, скажем так, погрешил против истины. Напоминать, к примеру, что ОУН-УПА воевали против гитлеровцев, а вовсе не были их «пособниками», как уверяет президент России, а Степан Бандера сидел в концлагере. Или интересоваться, каким образом вооруженные захваты административных зданий на Донбассе, начавшиеся еще в апреле 2014 года, могли стать «ответом» на пожар в одесском Доме профсоюзов 2 мая, и как быть с тем, что противостояние в Одессе спровоцировали как раз пророссийские элементы. Или поинтересоваться, почему это называть украинцев «малороссами» корректно, а вот россиян »московитами» — уже нет. И, наконец, озвучить совсем уж крамольный вопрос: почему бы не предоставить самим украинцам решать, кого им считать братьями? И самое главное, как президент РФ представляет себе «торжество братских чувств» на фоне продолжающейся оккупации Крыма и пусть вялотекущей, но все же реальной войны на Донбассе? Можно, наконец, констатировать, что Владимир Путин в своей статье по сути повторяет ошибку Никола Пашиняна: во всем объемистом тексте, который, по задумке, должен едва ли не до слез растрогать украинскую аудиторию, нет главного —четкой позиции, как именно Москва намерена строить отношения с Киевом. По понятной, в общем-то, причине: «Мы оставим Крым, заберём еще Донбасс, а ваша внешняя политика будет строиться по принципу «шаг влево, шаг вправо считается побег, стреляю без предупреждения!»» — не та платформа, которую можно без опасений разместить на сайте Kremlin.ru.

Куда важнее другое. В пространной статье серьезного внимания заслуживает вот этот пассаж президента РФ: «Хотите создать собственное государство? Пожалуйста! Но на каких условиях? Напомню здесь оценку, которую дал один из самых ярких политических деятелей новой России, первый мэр Санкт-Петербурга А. Собчак. Как высокопрофессиональный юрист он считал, что любое решение должно быть легитимно, и потому в 1992 году высказал следующее мнение: республики – учредители Союза, после того как они сами же аннулировали Договор 1922 года, должны вернуться в те границы, в которых они вступили в состав Союза. Все же остальные территориальные приобретения – это предмет для обсуждения, переговоров, потому что аннулировано основание. Другими словами – уходите с тем, с чем пришли».

А вот тут нужны подробности. Во-первых, высказывать нечто подобное можно было в 1990-1991 году, но не теперь, когда после распада СССР прошло уже три десятка лет, и новые независимые государства признаны мировым сообществом в своих постсоветских границах. Во-вторых, в случае с Украиной России придётся не «легитимизировать» аннексию Крыма, а прощаться с Кубанью, входившей в состав Украинской Народной Республики. А в-третьих, и «в-главных», если уж Россия на официальном уровне избрала принцип «уходите с тем, с чем пришли», то не следовало ли Москве для начала поставить вопрос о возвращении Азербайджану и Грузии территорий, которые в годы существования СССР были подарены Армении? В случае с Азербайджаном это Зангезур и побережье озёра Гейча, в случае с Грузией — земли Лори. Может, российским пограничникам просто встать по линии старой границы и объявить «форпосту», что выходить из СССР Армении следовало с теми территориями, с которыми она вошла? А еще лучше — вернуться к Александропольскому договору и вернуть Турции еще и Гюмри вместе с российской базой? Не следует ли самой России — возвратиться к Тартусскому договору и вернуть Эстонии земли, отторгнутые уже после оккупации этой страны в 1940 году? В Азербайджане слишком хорошо знают, насколько опасной является идея силовой перекройки границ на основе «а раньше было по-другому». Но если в Москве на самом деле готовы «запустить» такой процесс, то сохранить за собой Симферополь и Севастополь не поможет, а вот с собственными территориями прощаться придётся. Как и с остатками репутации, кстати говоря.

Нурани, обозреватель

Minval.az