Встреча президентов РФ и США Владимира Путина и Джо Байдена завершена. Набор затронутых тем, конечно, впечатляет: Украина, Иран, Китай, ситуация в Арктике, посольства, вмешательство в выборы, Навальный…Впрочем, насколько успешной — и с чьей точки зрения! — она была, полной ясности нет. Непонятно, удалось ли лидерам договориться, и если да, то по каким темам и на каких условиях. Пока что Дмитрий Песков, пресс-секретарь Путина, обозначил одну тему, по которой сблизить позиции не удалось — это Беларусь. Что по остальным пунктам повестки дня — непонятно, а озвученные на пресс-конференциях заявления президентов, подберем самый мягкий эпитет, сильно не совпадают.

Многие представители экспертного сообщества открыто советуют подождать несколько месяцев, когда станет понятно, как развиваются отношения между Москвой и Вашингтоном. А поле для гадания весьма обширное. С одной стороны, после байденовского «ммм, хм, да» в ответ на вопрос, считает ли он Путина «убийцей», сам факт встречи многие эксперты априори назвали уступкой Кремлю и едва ли не капитуляцией США. С другой, Байден всеми силами стремился показать, что он провел «красные линии». И на своей пресс-конференции заверял журналистов: «Если Путин и дальше будет вести себя, вызывая тревогу у лидеров самых могущественных стран мира, будут последствия — и он знает об этом». Наконец, имеет право на существование и такая крамольная версия: Путин и Байден в ходе встречи в Женеве изначально не собирались устраивать ремейк «перезагрузки» времен Обамы, в команде которого Байден занимал пост вице-президента. И то, что лидеры РФ и США изначально отказались от совместной пресс-конференции и предпочли общаться с прессой по отдельности, тоже пусть косвенный, но весьма информативный признак: Путин и Байден и не рассчитывали на дипломатический прорыв. Цель женевского саммита состояла в том, чтобы продемонстрировать сам факт диалога между США и Россией. Настоящий же разговор двух лидеров еще впереди, и вот уже его контуры действительно будут «заданы» в тех регионах, где интересы и позиции Москвы и Вашингтона входят в весьма жесткий «клинч». А это и Сирия, и Ливия, и Черное море, и Балтика, и Арктика… Проще говоря, женевский саммит вполне может оказаться точкой отсчета классической «драки под ковром», где центр тяжести уже приходится на многочисленные локальные конфликты и географические точки, где интересы США и России сталкиваются наиболее очевидно. А это и Донбасс, и Сирия, и Ливия, и Арктика…Где уже логично ожидать и «войну нервов», и проверку методом «тыка», где проходят красные линии, и т.д.

Азербайджан в этой рискованной геополитической комбинации занимает особое место. И не только потому, что на встрече Байдена и Путина как бы анонсировалось обсуждение Карабаха, но в заявлениях после саммита эта тема никак не указана. Куда важнее другое: Азербайджан не является «прокси» или «форпостом», неважно, России или США. Как показывает опыт и деятельности в Агдаме совместного мониторингового центра, и подписание Шушинской декларации, в Баку вслед за военной победой добиваются и дипломатического успеха, создав в регионе новый баланс сил. Более того, в Баку не желают и ввязываться в рискованные геополитические комбинации ради весьма сомнительных дивидендов. Наконец, самое главное: одержав победу в 44-дневной войне, наша страна еще и доказала собственную военно-политическую состоятельность на уровне, не досягаемом для многих государств постсоветского пространства. И на этом фоне в Баку могут позволить себе рассматривать встречу Байдена и Путина и новые геополитические подвижки без замирания сердца, холодного пота и ощущения опасности оказаться разменной монетой в чужой игре.

Нурани, обозреватель

Minval.az