«Удар по демократии»: сначала – пощечина, а потом – гильотина?

12 июня, 17:43
451

Президент Франции Эммануэль Макрон оценил залепленную ему 8 июня пощечину тюремным сроком в 4 месяца – легально и условно – 14-ю месяцами тюрьмы. Именно такой приговор суд города Валанс вынес 28-летнему безработному Дамьену Тарелю, шлепнувшему Макрона по щеке во время его общения с гражданами во французском департаменте Дром.

На самом деле, подобный приговор по меньшей мере странен, так как если бы тот же самый Тарель залепил бы плюху среднестатистическому гражданину Франции, то отделался бы обычной статьей, именуемой в законодательно-правовых актах не иначе как «хулиганство» и даже за решеткой бы не оказался, а просто выплатил энную сумму штрафа, провел бы 15 суток во французском «обезьяннике» и на этом дело бы кончилось и о нем бы в скором времени забыли. Но в случае с пощечиной, отвешенной Макрону задет принцип «священной коровы».

За попытку нанести увечья гаранту Конституции и французской демократии судят гораздо более строго, хотя даже оплеухой легкий шлепок по президентской щеке назвать нельзя. Но важна не сила удара, а сам факт: удар был нанесен, скорее, не по физиономии Макрона, а по его репутации, кстати, и так уже довольно пошатнувшейся.

Кстати, отметим, что неправедное решение суда вызвало осуждение как в самой Франции, так и далеко за ее пределами.

Корреспондент BBC Хью Скофилд в своей статье отметил, что на самом деле все выглядит совсем не столь драматично, так как это был не пистолет, не нож, и даже не кулак, а обычная открытая ладонь. Здоровью президента ничего не угрожало, жизни – тоже, что он сам косвенно признал, вскоре вернувшись к встрече с жителями. И потому любые попытки выставить сделавших это «опасными заговорщиками» обречены на провал».

После инцидента с пощечиной французский сегмент соцсетей открыто выражал свое мнение одобрительными комментариями: Согласно vox populi, эта пощечина ничто по сравнению с физическим, моральным и социальным насилием, которые Макрон заставляет переносить французский народов.

Шлепнутому по щеке президенту припомнили также о факте покалеченных «желтых жилетах» и отметили так же, что нельзя жалеть президента, не имеющего ни капли жалости к собственному народу.

И хоть премьер Франции Жан Клстекс назвал оплеуху «ударом по демократии», сам Дамьен Тарель на суде заявил, что не сожалеет о своих действиях, поскольку президент Франции олицетворяет в его глазах не демократию и развитие, а упадок великой страны». И самое интересное, что с Дамьеном Тарелем согласны миллионы французов, ненавидящих Макрона, прикидывающегося в глазах мировой общественности «светочем французской демократии» за его провальную политику.

Исторические аналогии – штука серьезная, и уроки истории нельзя забывать ни в коем случае. Особенно уроки французской революции, показавшей, на что способен разъяренный народ в случае если правитель изжил себя и прогнил насквозь. И хоть в Париже больше нет Бастилии, тем не менее, осталась площадь и Пляс-Де-Грёв, и Монфоконская виселица. И, возможно, новый Робеспьер звонит по сотовому новому Дантону, чтобы снова решить судьбу Франции. Радикально.

Яна Мадатова



В Конго силовики уничтожили 15 боевиков

28 июля, 01:00
45

По меньшей мере 15 боевиков из террористической группировки «Альянс демократических сил» (АДС) убиты в ходе продолжавшейся трое суток армейской операции на востоке Демократической Республики Конго (ДРК).

«В ходе наступления в районе Чаби, которое началось в субботу, ликвидированы 15 повстанцев», — говорится в сообщении военного губернатора провинции Итури генерал-лейтенанта Джонни Лубоя, слова которого приводит ТАСС со ссылкой на Agence France-Press. По его словам, правительственные силы потеряли убитыми семь военнослужащих.

В провинции Итури с 6 мая действует осадное положение, которое ввел своим указом президент ДРК Феликс Чисекеди по причине ухудшения ситуации в области безопасности. Распоряжением главы государства в соответствии со статьей 86 Конституции ДР Конго гражданская администрация заменена на военную. Аналогичный режим действует и в соседней провинции Северное Киву.