Едва открыв глаза на мир в качестве политической нации, армяне в 1918 году не преминули возможностью использовать приобретенный суверенитет для объявления войны соседним Азербайджану и Грузии. Поводом стали территориальные притязания, без которых неугомонный этнос, как показывает их прошлое, чувствует себя дискомфортно.

В последующем Армения объявила войну Османской империи, после воевала и с кемалистской Турцией, в результате чего лишилась ядра военно-технического потенциала.

После советизации, пока Ереван пребывал в орбите коммунистической пропаганды, церковь и диаспора, действуя тихой сапой, не дали угаснуть армянской агрессивности и действующей на ее базе террористической гидре. В итоге на излете советов Армения снова выдвинула боевую мощь на авансцену, спровоцировав новую войну за территории вокруг исторических азербайджанских земель.

На этот раз рога ей обломал Баку, дав понять, что более не даст шанса на дестабилизацию региона.

Кавказ, называемый во многих международных справочниках солнечным сплетением Евразии, имеет массу естественных и воспроизводимых достоинств. Они обещают живущим здесь народам большие преференции. Азербайджан в содружестве с Грузией, Россией, Турцией и Ираном за последние тридцать лет продемонстрировал высокий пилотаж в искусстве реализации геоэкономических предпосылок.

Наряду с названными странами отдаленно расположившиеся европейские государства, страны Центральной Азии тоже приобщились к новым инициативам, открывшим для вовлеченных в процесс взаимодействия субъектов полосу важных приобретений.

Единственной страной, оказавшейся вне игры, оказалась Армения, которая с головой ушла в стихию милитаризации все с той же навязчивой целью расширения жизненного пространства.

В ходе 44-дневной военной кампании Азербайджан разбил боевую мощь Армении, превратив ее из военного доминанта в геополитического лузера. Как никак армяне на протяжении четверти века удерживали под оккупацией 20% азербайджанских территорий, за что поплатились с лихвой.

После оглушительного поражения Ереван продолжает подспудные старания для подрыва положения.

Ладно бы, если он это делал сугубо в мирной плоскости для получения выгоды. Парадокс в том, что Армения с ее редеющим интеллектуальным ресурсом делает все для разжигания новой региональной напряженности, рассчитывая на реанимацию исторических сложностей в отношениях России с Турцией.

Армянам не терпится столкнуть лбами Москву и Анкару, которые смогли использовать преимущества дипломатии в урегулировании противоречий. Собственно, искусная политика на то и заточена, чтобы превращать опасные тренды в благоприятные факторы. В случае успеха рождается одна на всех выгода.

Коль так, то надо ли упорствовать в диверсификации безрассудства? Неужели на этом могут разбогатеть мелкие кляузники и поджигатели?

Москва и Анкара стали ближе друг к другу, и это не дает покоя Еревану, который не устает от тщетных попыток вбивания клиньев в отношения двух влиятельных соседей.

Да, Россия с Турцией на протяжении многих лет, даже столетий были противниками на мировой арене, неоднократно действовали во вред друг другу. Но время исторических противоречий уступает место сближению и взаимопониманию, от чего выигрывают не только два региональных гиганта, но и имеющие с ними доверительные отношения соседи.

Пессимисты, как известно, априори настроены видеть во всем больше негатива, чем благоприятствующих признаков. Оно понятно, но совсем другое дело, когда под личиной пессимистов выступают завзятые пакостники, желающие перенаправить энергию в русло разрушительности.

Именно этим сегодня озабочены армянские мыслящие силы, которых будоражат миролюбивые устремления России, Турции, Азербайджана, Грузии и других стран региона.

Подвергая ревизии очевидные истины, армянские эксперты и политики только и делают, что под микроскопом выискивают взрывоопасный материал для дестабилизации региона. Что удивительно, раскольники в своих болезнетворных устремлениях проявляют готовность превратить Кавказ в поле ожесточенной схватки Москвы и Анкары, лишь не было бы покоя и все полетело бы к чертям.

Вместо того чтобы вписаться в орбиту мирных инициатив, постараться создать условия для собственной пользы от стабильности, армяне провоцируют положение, чтобы всем было не по себе. На такое способны только ущербные головы, раз прокладывают дорогу в будущее сквозь большой огонь.

А ведь жившие во все времена в этом уникальном хлебосольном регионе народы грезили мечтой об общекавказском доме, наводили мосты взаимодействия между собой и внешним миром, как могли развивали традиции добрососедства. Стоило появиться в этих пенатах армянам, все пошло не по колее.

Инородный сегмент принес собой взрывоопасный материал, и стоически продолжает осуществлять мечту о великой Армении на платформе вражды и ненависти.

Итоги второй карабахской войны кардинально меняют кавказские реалии. В Ереване до сих пор бубнят о вмешательстве Турции в боевые действия, разводят демагогию относительно мифических боевиков, воевавших-де на стороне Азербайджана, негодуют по поводу измененных границ, хотя все трансформации строго легли по курсу ожиданий. Они коррелируются с требованиями международного права. Но это заботит армян и их заступников.

Поводом для беспокойства, подумать только, является готовность Москвы и Анкары совместно действовать во имя безопасности на Кавказе. Еревану не по нраву, что Россия, будучи сверхдержавой, снизошла до уровня Турции. Значит, армянам слабо признать, что Анкара, нарастив геополитический вес, стала вровень с влиятельными государствами мира. Их диалог ставит задачей укрепление стабильности и взаимодействия.

Получается, что если бы два партнера пошли бы друг на друга войной, то Армении перепало бы пользы куда больше.

Раздражителем для армян стало и то, как Москва с Анкарой сошлись на идее подавления курдского сепаратизма, и то, что Россия приобретает все более растущее значение для Турции, трогает Ереван за живое, оставляя тяжелый осадок.

В Ереване продолжают надеяться на неожиданный поворот, теша себя иллюзорными прогнозами, дескать, рано или поздно две страны, будучи носительницами ударной силы, пройдут определенный путь, но все равно столкнутся на силовом ристалище.

Это голубая мечта армянского истеблишмента, которой не хватило ста лет для разбора собственных ошибок и признания порочности своей ущербной морали. Но странно другое.

Народы, пережившие кошмары войн и грандиозных потерь, поздно, но все же приходят к единственно верным моделям позиционирования. Видать армянам этого не дано. Они продолжают оставаться крайне невыгодным исключением. Разумеется, невыгодным для себя и собственного будущего.

Одно то, что болезненные катаклизмы и встряски не смогли изменить алчный и воинствующий нрав новых поколений армян, говорит о том, что мания величия въелась в их сознание серьезно и надолго. Жаль, что этого не понимают новые поколения носителей пагубного синдрома.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az