В Товузе — относительное затишье. Жизнь в селах, которые можно назвать и приграничными, и прифронтовыми, входит в относительно нормальную колею. Возвращаются домой командированные в Товуз азербайджанские военные корреспонденты. А эксперты и аналитики приступают к подведению уже не столько «чисто военных», сколько политических итогов.

Возможно, по-настоящему глубокий разбор происшедшего еще впереди. Но многое ясно уже по горячим следам. Провокация в Товузе 12-15 июля продемонстрировала желание армянской стороны вовлечь в конфликт между  Арменией и Азербайджаном глобальные силы. И потерпела неудачу. А вот эта неудача связана в определенной степени геополитическим просчетом руководства Армении, но отчасти это еще и результат сильного увлечения военного командования Иревана этакими «компьютерными играми». А теперь по порядку разберемся с итогами внешнеполитических последствий товузской провокации для Еревана.

В прессе, в том числе и со стороны международных экспертов, отмечалось, что азербайджанская сторона не была заинтересована в эскалации напряженности на межгосударственной границе между двумя странами в силу ряда веских причин. Прежде всего, Товуз находится далеко от оккупированных территорий, так что никаких тактических преимуществ Азербайджан в этом направлении не приобретает.

Вторая причина и еще один веский довод: фактически Товузская приграничная зона была отдана под оперативное командование пограничных войск. Если бы Баку хотел атаковать Армению на этом участке, то он должен был бы сконцентрировать в этом направлении значительные военные ресурсы, чего не было. Кроме того, зона оперативного действия скована в радиусе нескольких десятков километров – азербайджанская сторона не может развить здесь наступление и пересечь границу в глубь  территории Армении, которая, как известно, является членом ОДКБ.

В этой связи напрашивается вывод, что сама Армения, наоборот, как раз страстно желала втянуть ОДКБ в конфликт, подчеркнув  его межгосударственный характер. Как мы помним, во время апрельских событий 2016 года, Ереван уже делал попытку вовлечь ОДКБ в армяно-азербайджанский конфликт. Тогда страны-члены ОДКБ указали, что оккупированная территория Азербайджана не входит в зону ответственности организации. Провокация в Товузе меняла ситуацию, и ереванским стратегам казалось, что у них уже есть вполне веские причины. 13 июля министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян звонил генеральному секретарю Станиславу Засю и поднимал соответствующий вопрос перед организацией. Секретариат ОДКБ вначале запланировал экстренное заседание, но потом отменил его и ограничился днем спустя заявлением общего характера, призывая обе стороны к сдержанности. В переводе с дипломатического, стратегия Армении потерпела полный провал.

Почему же и в этот раз Армения потерпела фиаско? В этой связи нелишне вспомнить: в последние два года поведение официального Иревана в отношении ОДКБ трудно назвать доброжелательным или хотя бы этичным. Сначала власти Армении устраивают судебное преследование действующего генсека ОДКБ Юрия Хачатурова, возбуждают против него уголовное дело, арестовывают, затем отпускают только после этого отзывают с поста генсека. Армения в результате теряет свое ротационное право на пост генсека, но тем не менее официальный Иреван начинает блокировать назначение на пост генсека представителя Беларуси Станислава Зася — того самого, которого в конечном счете Армения умоляла вмешаться и помочь.

Но дело не только в этом. К большому сожалению для Еревана, страны-члены ОДКБ трезво оценили ситуацию на границе между Арменией и Азербайджаном и фактически отклонили «товузскую провокацию Еревана». Здесь очень важной была и реакция ведущего члена ОДКБ – России. О ней больше всех говорили как армянские эксперты и политики, так и многие международные обозреватели.

Не секрет, что нынешний лидер Армении, премьер-министр Никол Пашинян пришел к власти во многом на антироссийской волне. В его окружении имелось предостаточно персон, которых с полным основанием можно назвать русофобами, участников и организаторов антироссийских акций и т.д. Правда, Никол Воваевич, придя к власти, оценил обстановку, «переобулся в пируэте» и сменил риторику — на Баграмяна, 26 быстро поняли, что для продолжения агрессии против Азербайджана и оккупации азербайджанских земель нужна солидная военно-техническая база, а источник оружия для Иревана — это Москва. Как и газа, кстати говоря.

Со своей стороны, Москва традиционно поддерживает военно-политическое и экономическое сотрудничество между Арменией и Россией. 15 июля стартовали масштабные учения в подразделениях Южного военного округа Вооруженных сил России с участием личного состава дислоцированного в Армении 102-ой российской базы. Однако министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что данные учения были запланированы давно.

Очевидно, что столь масштабные учения не могут быть осуществлены без предварительной подготовки и, следовательно, они никак не связаны с инцидентом в Товузе. Таким образом, Москва указала нынешнему руководству Армении, что не собирается вмешиваться в конфликт на чьей-либо стороне по первому же писку из Еревана. Несмотря на то, что в России, в том числе и на руководящих должностях, есть однозначные покровители Армении, тем не менее, армянские авантюры Москве начинают надоедать.

Для антироссийских сил в Ереване, нынешняя неудача с вовлечением ОДКБ явилась еще одним поводом для демонстрации необходимости тесной интеграции Еревана в евро-атлантические структуры. Возможно даже, что, в целом, вся провокация на межгосударственной границе была сделана с целью дискредитации России.

Известно, что нынешний руководитель оборонного ведомства Армении Давид Тоноян работал в представительстве Армении в НАТО. Как известно из дипломатических источников, на днях Ереван запросил консультации с НАТО. Но есть и еще одна сторона вопроса. Как утверждают в «ближнем кругу» Тонояна, он известен своей любовью к компьютерным играм. И, возможно, под влиянием разнообразных «игр-стратегий» вкупе со «стрелялками» затеял, как ему представляется, масштабную геополитическую игру. Его новая «оборонная» концепция «новая война за новые территории», провозглашенная в марте 2019 года, хороша для виртуальной аудитории, но мало чего имеет общего с реалиями в самой Армении, и за ее пределами.

Доверия к Армении в Брюсселе не испытывают. Во-первых, до тех пор, пока Армения не заявит официально о своем стремлении покинуть ОДКБ, в НТО вряд ли станут вкладывать в нее солидные политические инвестиции.

Во-вторых, в Брюсселе хорошо помнят эпопею с сотрудничеством между ЕС и Арменией, когда после долгих лет переговоров, в ноябре 2013 года Ереван отказался подписывать договор об экономической ассоциации с ЕС и через месяц  предпочел Таможенный союз, а далее и ЕврАзЕС. Нынешнее действующее соглашение Армения-ЕС, подписанное в ноябре 2017 года, сильно «усечено» по сравнению с проектом первоначального договора, отклоненного после долгих лет переговоров. Такие «маневры» в политике портят репутацию страны надолго, если не навсегда. Теоретически Пашинян мог бы откреститься от ответственности за это «шли в ЕС, вошли в ЕврАзЭС», но уже в его послужном списке — отправка в состав российской военной миссии в Сирии саперов, подготовленных в рамках сотрудничества с США. Что вызвало понятный осадок в Вашингтоне.

Но самое главное, и в НАТО, и в ЕС не могут не учитывать отношения с Азербайджаном. В отличие от Иревана, который пытается усидеть на двух стульях, Баку открыто заявляет о своих внешнеполитических приоритетах. Очевидно, что стратегия Азербайджана запланирована на долгие годы вперед, она основана на экономической независимости нашей страны и будет поступательно развиваться. Урегулирование же конфликта с Арменией откроет еще большие перспективы для тесного политического и экономического сотрудничества Баку с партнерами, в первую очередь с соседями. Необходимость развития отношений с соседними странами еще раз подчеркнул президент Азербайджана Ильхам Алиев, давая инструкции новому министру иностранных дел страны Джейхуну Байрамову 16 июля 2020 года.

Что касается Армении, то, очевидно, нынешнее руководства в Ереване лелеет мечту «завершить сагу с Москвой», и устраиваемые Арменией различные военные авантюры с втягиванием третьих сил служат именно этой цели. Но вспомним: в свое время Армянское Общенациональное Движение во главе с Тер-Петросяном добивалось независимости от Москвы, точно так же играло на «антимосковской» риторике. А затем послушно переориентировалось на северного соседа, чтобы успешно осуществить агрессию против Азербайджана в 1992-94 годах. Проще говоря, до тех пор, пока не произошло полноценного урегулирования конфликта с Азербайджаном, пока в Иреване не отказались от агрессии и оккупации, вряд ли стоит возлагать реальные надежды на «политическую переориентацию» Армении, «диверсификацию внешней политики», «возвращение правосубъектности» и т.д. Об этом можно, конечно, красиво поговорить на какой-нибудь встрече «друзей Армении», но не более того. А в результате постоянные авантюры иреванского истэблишмента лишили народ Армении возможности жить в мире и развиваться экономически. Конечно, после стольких десятилетий националистического угара, большинство населения, возможно, и не осознает, что в поисках легитимизации результатов оккупации у их страны нет вообще никаких внешнеполитических ориентиров, да и в целом, будущего. Но реальность от этого не меняется. Что же до главы армянского оборонного ведомства, то Давиду Тонояну, возможно, кажется, что он преодолевает очередной уровень в компьютерной игре, но философский парадокс игр в том, что, во-первых, даже если ты достигаешь самого высшего уровня, игра все равно заканчивается и…очки обнуляются. А во-вторых, и «в-главных», реальная война имеет мало общего с компьютерной «стратегией-стрелялкой».

Нурани, обозреватель

Minval.az