Внешнюю политику каждого государства, как известно, определяет первое лицо. В Армении по известной причине это Никол Пашинян, который не перестает удивлять извержениями изобретательности.

Презентованная им на Мюнхенской конференции безопасности теория превращения микро-революций в мини и макроформаты – это нечто из серии продуктов запутанного сознания. Не важно, что его словесный сумбур с ворохом вымышленных «фактов» запутал аудиторию. Важно, что он, как достойный представитель команды мыслителей, остался при своих убеждениях.

Главным для них, как известно, является не то, что утверждает наука и история, а то, что они всучивают другим в безапелляционной манере.

В попытке убедить публику в том, что первопричиной карабахского конфликта является непомерное желание местных армян самоопределиться, он сам же себя дезавуировал, признав, что сын его служит на стороне сепаратистов.

В столь алогичном духе строится вся наперсточная дипломатия, которая переставляет с ног на голову очевидные, давно доказанные исторические истины. Но не в этом интрига, а в том, какой геополитический прок получает истеблишмент от переосмысления новых разворотов.

Визит в Баку президента Турции Реджепа Эрдоган всерьез встревожил армянских политиков в контексте региональной проблематики, где Иреван, будучи пятым, да еще и поломанным колесом телеги, пытается выставить себя в роли ключевого звена. Они представляют реалии так, будто все в регионе крутится вокруг Армении, и в ее силах придать трендам динамику, или же и вовсе их заблокировать.

Не вооруженным глазом видно, как на фоне обострения отношений между Россией и Турцией армянский истеблишмент одолевают нешуточные страхи. В Иреване больше всего боятся, что Баку и Анкара могут приступить к совместной операции по нейтрализации регионального фактора дестабилизации, в роли которого выступает армянский экспансионизм.

Когда на сирийском театре военных действий произошел инцидент с подбитием турками российского военного самолета, на горизонте замаячил критический фон, и тогда в Иреване пережили ужас. Они осознают, что в случае безудержной эскалации с участием двух важных игроков буквально могут остаться под ногами.

Армения не располагает геополитической массой, которая гарантировала бы ей безопасное существование. К тому же, в случае обострений в регионе вероятность вступления в игру Баку может обрести для Иревана  угрожающий характер. Ведь Азербайджан реально влияет на события и процессы.

В 2015 году в самый разгар турецко-российского обострения Баку, как и подобает игроку с геополитическим весом, сыграл ключевую роль в нормализации обстановки. Слово президента Алиева было услышано в Анкаре и Москве, в результате чего обстановка вернулась в нормальные русла. Значение Баку доказало свою состоятельность.  

На этом фоне никто и ничто не напомнило о существовании Армении, как о стране, способной повлиять на ход событий. Нет у этого государства потенциала субъектности, чтобы сформировать хотя бы вокруг себя нечто наподобие порядка.

Гарантом существования страны является статус форпоста. На большее она не тянет. Не потому ли, что строго заточена на распространение пространства хаоса? Вполне возможно. И что тут обсуждать, коль страна загнала себя в черный двор региональной политики.

Прошедшая недавно в Баку встреча высших военных чинов России и НАТО вновь показала значимость Азербайджана в разрешении сложных вопросов актуальной повестки. Вектор равноудаленности от мировых центров сил, которого придерживается Баку, ключевой элемент политики страны.

Азербайджан безоговорочно принимают главные игроки глобального действа, и нет никаких оснований утверждать, что какая-либо сторона вынашивает планы использования Баку в геополитической многоходовке.

Армения же, как была, так и остается черной дырой, этаким региональным  ничто, которую центровые игроки расценивают не иначе, как расходную данность. Бросовая особенность армянской субстантивности ни в ком не вызывает сомнений. Геополитический ширпотреб не может претендовать на сколь-нибудь значимую роль.

Невзирая на это, Иреван продолжает искушать судьбу, испытывать терпение Азербайджана, проявляя больные пристрастия на нахчыванском направлении.

В связи со вспышкой коронавирусав в регионе автономия неожиданно оказалась в трудной ситуации. Соседние Турция и Иран пересматривают   схемы перемещения людей, транспорта  и грузов в близости с Нахчываном. Этим не преминули воспользоваться армяне, которые не упускают возможности для раскрутки новых спекуляций по вопросу сложившихся границ.

Видать сознание определенных армянских кругов съехало на периферию рассудка, раз в ход пошли фантазии относительно юрисдикции, дальнейшей судьбы азербайджанской автономии.

Только больное воображение может утверждать, будто «срок пребывания Нахчывана в составе Азербайджана» подходит к концу». Намеки делаются на столетие российско-турецкого договора от 1921 года. Даже если допустить, что договор не будет пролонгирован, это ничего не поменяет.

Как будет строить свое будущее Нахчыван, будет ли он дотироваться из центрального бюджета Азербайджана, или нет, решать Баку. Ни одна страна не в состоянии пересмотреть статус автономии, или же подвергнуть его сомнению.

В случае проявления милитаристской истерии в южном направлении Армения получит такой удар, что мало не покажется. Автономия не только в состоянии преподать урок агрессору, но и способна расширить свои территории за счет исконных азербайджанских владений, которые сто лет назад отошли Армении ради создания искусственного образования пришлым хаям.

Уж лучше не будить лиха и не рисковать тем, что перепало в виде подарка судьбы.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az