Возможно, в старых фильмах еще можно увидеть этот увлекательный процесс проявки «пленочных» фотографий на фотобумаге при помощи затейливых реактивов и, самое главное, его финальный результат — тот самый, где на фотобумаге в ванночке постепенно проступают контуры будущего фотоотпечатка.

Возможно, этот «ретро-эпизод» чем-то напоминает ситуацию, которая складывается вокруг «обменного» визита азербайджанских журналистов в Армению и на оккупированные ею азербайджанские земли, а армянских — в Азербайджан. Вначале — скупое сообщение МИД Армении, потом — и МИД Азербайджана о самом факте визита, без имен и подробностей. Потом — детали самой поездки. Теперь уже в СМИ, в том числе армянских, появляются и первые материалы участников этой поездки.

Только вот… что именно проявилось на этом «отпечатке»? Особенно в сравнении с тем, чего в регионе, возможно, ждали от этого визита?

Давид Алавердян, один из участников «обменных визитов», уже поделился своими первыми впечатлениями. Правда, весь сумбурный и нелогичный текст, который господин редактор пышно назвал «колонкой», производит впечатление лихорадочных усилий троечника-третьеклассника подогнать решение задачи под заранее известный ответ. Журналист изо всех сил старается следовать штампам ереванской пропаганды, но одна беда: действительность в ереванские штампы не укладывается. А врать слишком уж беспардонно тоже не получается.

Вот, к примеру, сетование: «Все люди, с которыми мы встречались и общались в течение этих четырех дней, оставили у нас впечатление, что их выбрали заранее и подготовили». Видно, разочарование, что азербайджанская реальность слишком разнилась с официальной ереванской пропагандой, оказалось слишком сильным. Дальше — больше. В  своем опусе господин Алавердян интригующим тоном заявляет, что его «со многими другими вопросами меня больше всего интересовали два: к чему готовится Азербайджан  — к войне или к миру? И, во-вторых, на какие уступки готово азербайджанское общество для мирного урегулирования карабахского конфликта?»

Тут же сетует, что ответа на первый вопрос не получил. Правда, тут нужно пояснить, что под «подготовкой к миру» в Ереване подразумевают исключительно согласие на все мыслимые и немыслимые собственные «хотелки». А сам же Алавердян через минуту проговаривается: «Официальная пропаганда внушает им (азербайджанцам — Minval.az), что экономическая ситуация в Армении и «Арцахе» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az) ухудшается, и всего через несколько лет армяне встанут на колени и попросят помощи у Азербайджана. Особенно в Баку и других крупных городах жизнь довольно активна, люди не хотят лишаться постоянного дохода и имущества и жертвуют всем ради победы на поле боя, тем более что эта победа не гарантирована.  С другой стороны, военная и патриотическая риторика в Азербайджане намного сильнее, чем в нашей стране, и общественность постоянно живет в ожидании надвигающейся войны».

А вот это как понимать? Вопрос, кому в случае новой войны «гарантирована победа», лучше переадресовать военным экспертам. Которые в один голос признают: у Азербайджана есть все шансы на успешный «блицкриг». Оставим в стороне и напоминания, что Азербайджане ничего не напоминает «предвоенный» Советский Союз с займами «на оборону», сборами денег в помощь Осоавиахиму и т.д. Другое дело, что на господина Алавердяна, похоже, произвела неизгладимое впечатление и деловая активность в Азербайджане, и «видимая демография». Особенно по сравнению с бедным и пустеющим Ереваном. А еще для него оказалось полной неожиданностью, что в Баку не верят сказкам про «фантастически боеспособных армянских зинворов». Только вот прямо сказать об этом журналист не решается.

Следующий перл: «Что касается готовности идти на компромисс, у нас пока нет причин радоваться. Идея независимости «Арцаха» де-юре категорически отвергается  журналистами, представителями государственного сектора и чиновниками». После чего  очень хочется спросить: а чего вы ждали, господа? Признания «незавимости» на блюдечке прямо во время визита? Закулисных обещаний, что «войны не будет»?

Только вот куда важнее другое. И представитель МИД Армении Анна Нагдалян, и армянские журналисты, принимавшие участие в «обмене», в один голос уверяют, будто бы в программе принимал участие «Нагорный Карабах», то бишь созданный Арменией в Ханкенди оккупационный режим, якобы один из журналистов, побывавших в Баку, «представлял Нагорный Карабах» и т.д. В Баку это категорически отрицают, в том числе на уровне МИД Азербайджана. Более того, как указывают в соцсетях участники встреч с армянскими коллегами с азербайджанской стороны, никаких «представителей Карабаха» среди посетивших Азербайджан армянских журналистов не было.

Впрочем, понятно и другое. Официальный Ереван пытается «протащить» хотя бы упоминание о «самоопределившемся Арцахе» куда только можно и куда нельзя. Серия «карабахских» скандалов вокруг Армении на «Евровидении» — пример яркий, но не единственный. Тем более во время такого рода «встреч журналистов» ереванские представители пытаются или протащить карабахских «участников», или хотя бы «пост фактум» изобразить, будто бы они там были. Но на сей раз выходит не очень убедительно.  Об обменной поездке журналистов в регионе заговорили в апреле 2019 года, после того, как в Москве при посредничестве главы МИД РФ Сергея Лаврова прошла встреча министров иностранных дел Азербайджана и Армении Эльмара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна. Ханкендинский режим, понятное дело, в этой встрече не участвовал. Затем, в конце октября нынешнего года, Лавров вновь подтвердил, что в регионе готовится «обменный визит» журналистов. Наконец, когда в СМИ появилось только первое сообщение МИД Армении о визите журналистов, там участие «Арцаха» не было обозначено никоим образом. Вплоть до того, что ереванский «Голос Армении» разразился гневным опусом под заголовком «Почему без «Арцаха»?» И уже после этого в официальных заявлениях МИД Армении спешно возникла «карабахская тема».

Можно долго гадать, продолжает ли армянская пропаганда старую игру или же там банально спасают свою, скажем так, репутацию. Важно другое: акция, которая, как предписано считать в таких случаях, должна была «помочь сближению», «топить лед» и т.д., выродилась стараниями Еревана в дешевую провокацию. После такого провала уже не получится не задать вопрос: а стоит ли в будущем соглашаться на участие в подобных проектах, если в роли визави выступает такая страна, как Армения? С ее богатейшими традициями политического шулерства? Тем более что реальный КПД таких акций в лучшем случае нулевой? И, наконец, сопроводив визит журналистов таким провокационным «наполнением», Ереван еще и подставил нешуточную «подножку» российской дипломатии. Да еще в весьма чувствительный момент. Только что завершился визит в Москву первого вице-президента Азербайджана Мехрибан ханум Алиевой, который обозначил «позитивную перезагрузку» двусторонних отношений РФ и Азербайджана. Российской дипломатии с трудом, но все же удалось «затереть» на азербайджанском треке последствия своего провала с визитом в Москву представителей ханкендинского оккупационного режима и последствиями как минимум двусмысленных заявлений Лаврова в Ереване. И если на этом фоне в российскую «задумку» с визитами журналистов Ереван привносит «карабахскую» провокацию — это уже серьезная проблема для российской дипломатии. И это не тот случай, когда молчание — золото.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az