В боксе есть такое понятие — «нокдаун». Это как бы не нокаут, и бой после него вроде бы продолжать можно, но «восстановиться», пропустив такой удар, затруднительно.

Нечто похожее происходит сегодня с армянской пропагандой, «пропустившей удар» от президента Азербайджана. Причем на том поле, которое в Ереване считали для себя самым что ни на есть «выигрышным».

Напомним: накануне в Азербайджане отмечали 70-летний юбилей города Сумгаит. В торжествах принял участие президент страны Ильхам Алиев. И, выступая на юбилейном мероприятии в сумгаитском драматическом театре, глава государства отметил: события в Сумгайыте в феврале 1988 года являлись провокацией армянских националистов с целью отторгнуть Нагорный Карабах от Азербайджана и присоединить его к Армении. «Мы должны откровенно говорить об этом, потому что уже сколько лет армянские националисты пытаются очернить Сумгайыт. Причем абсолютно необоснованно и абсурдно. Я со всей ответственностью заявляю, что Сумгайытские события совершили армянские националисты и армянские группировки. Мы все прекрасно знаем, что около 10 армян (при Сумгайытских событиях) были убиты армянским националистом Григоряном и его преступной группой. Что произошло потом? Следствие проводила группа из Москвы, т.е. полностью справедливо. Все показания, включая свидетельские, очные ставки доказали, что армян убивал Григорян», — подчеркнул Ильхам Алиев. Как продолжил глава государства, Григорян был арестован, его вина была доказана. «Для отбывания наказания его направляют в Армению, но там его выпускают на свободу. Вот тут возникает вопрос. Почему человека, убившего около 10 армян, отпускают на свободу в Армении. Это происходит потому, что он исполнял их поручение. Сумгайытские события были использованы, чтобы кампания очернения Азербайджана получила больший размах, и в результате произошел нагорно-карабахский конфликт. Я неоднократно заявлял, что если бы Гейдар Алиев в то время был бы в Азербайджане, никогда не произошло бы нагорно-карабахского конфликта, никогда бы наши земли не оказались под оккупацией», — отметил Ильхам Алиев.

А теперь поподробнее. Есть, конечно, официальная версия о «националистическом погроме» и даже «стихийном взрыве» в ответ на сообщения об убийстве в Аскеранском районе двоих азербайджанцев. В течение многих лет максимум, о чем «дозволялось» упомянуть — это о тяжелой социально-экономической ситуации в Сумгаите, о катастрофическом положении с экологией в этом городе, ставшем «столицей большой химии», или о присутствии здесь большого количества освобожденных по УДО уголовников. И только иногда упоминалось, что в Сумгаите уже находилось несколько тысяч азербайджанцев—беженцев из Армении, а «костях» местного печально знаменитого «нахалстроя» составили азербайджанцы, бежавшие от погромов в Кафанском районе Армении несколькими годами ранее.

Но, по совести говоря, одно только наличие Эдика Григоряна среди обвиняемых по «сумгаитскому» делу уже разносит в пух и прах официальную версию о «националистическом погроме». Еще на стадии предварительного следствия стали «выплывать» многие «странности».

Еще за недели до начала не только погромов в Сумгаите, но даже активных митингов в Ккарабахе под лозунгом «миацума» состоятельные армянские семьи Сумгаита вдруг стали спешно снимать деньги со счетов в сберкассах и покидать город. Как потом подсчитали следователи, деньги со счетов сняли ни много ни мало 327 вкладчиков армянской национальности, а общая сумма превысила 8 миллионов рублей — астрономические по советским меркам деньги. Уже 7 февраля — опять-таки на фоне практически полной тишины! — в Баку и Сумгаит из Армении прибыла»спецгруппа» в составе 210 человек. В Баку они разместились в лучших на тот момент отелях —»Абшерон», «Азербайджан» и «Гянджлик», в Сумгаите облюбовали гостиницу «Бахар».

«Странности» вызывала и хронология событий. Митинг перед горкомом партии в Сумгаите продолжался несколько дней, но обстановка из-под контроля не выходила. Но тут вдруг страсти накаляются буквально на глазах, митинг стремительно перерастает в уличное шествие. Первый секретарь Сумгаитского горкома КП Азербайджана Джангир Муслимзаде, спешно отозванный из отпуска, попросил помощи у расквартированных близ Сумгаита ни много ни мало 22 военных частей, но те вмешиваться не спешат — погромщикам явно «дают порезвиться». О том, что к организации сумгаитской провокации приложил руку и КГБ СССР, точнее, его тогдашний шеф Владимир Крючков, западные СМИ напишут уже после краха СССР. А пока Муслимзаде постарался увести колонну  в сторону набережной, подальше от химических заводов — если проткнут резервуар или трубопровод просто из опасного «озорства», число жертв нечаянной «химической атаки» пойдет на сотни, если не тысячи. Но по дороге от колонны отрывается «хвост». Погромщики действуют необычайно четко: делятся на группы по 10-15 человек, перемещаются по «непересекающимся» маршрутам, не устраивают «стычек» между собой. А еще могут «проскочить» мимо квартиры на первом этаже блочного дома, на двери которой красуется табличка «Петросян» или «Григорян», и начать громить квартиру на пятом этаже, где никакой таблички уже нет. Как выяснилось, жертвами погрома стали сумгаитские армяне, которые…отказывались платить бытующую в армянской среде пятипроцентную «национальную дань». А сборщиком, точнее, «выбивателем» этой дани в Сумгаите как раз и был Эдик Григорян.

Впрочем, он не единственный участник тех событий «неудобной» национальности. Выяснилось, что некая Карина Гаспарян, работавшая в службе «скорой помощи» Сумгаита, была «проводником» у погромщиков, ей же досталась значительная часть похищенных ценных вещей. В показаниях упоминаются имена некоего Игоря Оганова, еще одного провокатора по имени Вазген…Погромщики были вооружены заточенной арматурой, которую тоже начали готовить на местных заводах загодя.

Понятно и другое. Приехавшие из Москвы следователи делали свое дело, но «политический заказ» был очевиден: представить события в Сумгаите «националистическим погромом», выставить виноватыми азербайджанцев, невинно пострадавшими — армян. Но, видно, «армянский след» в тех событиях был заметен настолько, что «затереть» и «вымарать» его полностью не удалось.

Другое дело, что у тогдашнего руководства Азербайджана просто не хватило решимости и политической воли вывести все эти «странности» в публичное пространство, потребовать полноценного расследования, а не просто поиска виновных исключительно среди азербайджанцев. «Странности» сумгаитских событйд просто «замолчали» так же, как пытались «замолчать» погромы азербайджанцев в Армении.

Но теперь уже о том, что в Сумгаите имела место армянская провокация, заговорил президент Азербайджана Ильхам Алиев. И для армянской пропаганды это оказалось полным шоком. Опровергнуть сам факт наличия среди обвиняемых Эдика Григоряна не получится. Продолжать твердить, будто бы он был «азербайджанским боевиком-пантюркистом» — такого не «схавает» даже привычный ко многому ереванский «пипл». И что делать?

Те из ереванских пропагандистов, кто поумнее и поопытнее, предпочли просто сделать вид, что ничего не произошло. Кто-то, вроде издания «Аравот», просто высказал «обидки» — как это так, президент Азербайджана поставил под сомнение армянскую версию! Вступить в полемику попытался сайт «Арменпресс», но  и он вынужден признать, что Григорян в материалах дела «упоминается как обычный бандит и провокатор». Такое вот опровержение по форме, подтверждение по содержанию.

Но самое главное, в Ереване не могут не понимать: даже если это заявление не прокомментирует армянская пресса, его все равно прочитают. В том числе и в оккупированном Карабахе. Где вспомнят и о богатейших традициях «политического жертвоприношения» в армянской среде, где не так уж редко обрекали своих соотечественников на роль этаких «образцово-показательных жертв». И задумаются, кто и когда из армянских политиков задумает повторить «сумгаитский опыт». И хорошо, если там свои выводы сделают вовремя.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az