Хватит ли у России политической воли дать должную оценку действиям своего любимого форпоста?

Никол Пашинян, премьер-министр Армении, любит оказываться в центре внимания иностранных журналистов. Особенно теперь, когда его страна оказывается во все более плотном «игноре». Так что визит российских журналистов в Армению пришелся для «народного премьера» как нельзя кстати, и возможностью попасть не только в армянские новости Никол Воваевич воспользовался сполна. Одно плохо: в реальности его «полит-шоу» обернулось очередным «громким ляпом». Впрочем, расскажем по порядку.

Как того и следовало ожидать, премьер-министру Армении задали вопрос и про Гарегина Нжде, гитлеровского пособника, которого в Армении возвели в статус национального героя. И тут Остапа, то бишь Никола, «понесло». Сначала он удивился: «Никто и никогда в нашем общении с российскими коллегами имя Гарегина Нжде не называл. Я думаю, этот вопрос присутствует в повестке наших отношений с Азербайджаном». Сначала он отверг идею Ары Абрамяна создать совместную комиссию историков из России и Армении по делу Гарегина Нжде: «Вы знаете, было бы странно, если бы мы создали комиссию с Россией, чтобы изучив нашу собственную историю”. Затем, воодушевившись, продолжил: оказывается, в Сардарапатской битве против турецкой армии участвовали и Гарегин Нжде, и будущий маршал Баграмян, после чего брякнул: «Для нас нас Гарегин Нжде и Ованес Баграмян имеют одинаковые истоки, как фигуры нашей истории. То есть они сражались за Армению, за армян, и они пытались и делали всё от себя зависящее, чтобы защитить свой народ от турок, которые организовали «геноцид армян» (здесь и далее кавычки наши — Minva.az)». А затем наступил апофеоз. Пашинян изрек: «Сейчас очень много говорят, что Гарегин Нжде имел какое-то общение с Третьим рейхом. А что, Вячеслав Молотов тоже имел общение с представителями Третьего рейха,— напомнил Никол Пашинян.— Давайте создадим совместную комиссию и изучим, что там произошло. Кто-то в России обсуждал этих деятелей, что ли? Если начинать, так давайте с Молотова начинать. Что он творил? Зачем? О чем договорился? Если хотите поставить знак равенства между теми, кто общался с нацистами, давайте. Давайте начнем с Молотова». И, возможно, был при этом весьма доволен собой.

Здесь, конечно, в который уже раз приходится напоминать господину Пашиняну (и не только ему, кстати говоря), что российскую аудиторию события 1918 года интересуют слабо. А вот то, чем занимался Нжде в «сороковых, роковых» — очень даже. Более того, в СССР деятельность Нжде не только обсуждали, но и тщательно расследовали. И по итогам этого расследования вынесли судебный приговор — 25 лет тюрьмы. Что же до аргументов в стиле «давайте начнем с Молотова», то это, конечно, весьма болезненная тема для Москвы. Но  намеренно оставим в стороне политические, исторические а тем более моральные оценки пакта Риббентропа-Молотова — об этом было сказано и написано предостаточно. Какое бы справедливое возмущение ни вызывали ни сам факт сговора СССР и гитлеровской Германии, ни отправка в «рейх» при помощи СССР стратегического сырья, от бакинской нефти до боливийского олова, которое сначала доставляли морем на Дальний Восток, а уже оттуда по железной дороге перевозили в Германию, ни тем более оккупация стран Балтии и Польши, факт остается фактом: Молотов вел переговоры с гитлеровцами и даже о многом с ними договаривался, но вот на службе у них, в отличие от Нжде, не состоял. И да, еще одна маленькая деталь: после нападения гитлеровцев на СССР Молотов какие-либо сношения с Берлином по понятной причине прекратил. А Гарегин Нжде продолжал сотрудничать с гитлеровцами вплоть до разгрома гитлеровского рейха. Почувствуйте разницу.

И самое главное, как это  все теперь понимать? Означает ли пассаж Пашиняна про Молотова, что Армения уже рассматривает пакт Риббентропа-Молотова с тех же позиций, что и страны Балтии? И вообще не намерена оглядываться на Москву, «изучая собственную историю»? И самое главное, Ованеса Баграмяна, имя которого, кстати, носит ереванская улица, где расположена резиденция Пашиняна, в Армении почитают не за его роль во второй мировой войне, а за войну со зловредными «турками»? И никакой разницы между ним и гитлеровским пособником Нжде не видят в упор? Армения устраивает в своей внешней политике очередной «разворот»? Или все проще? Может быть, «народный премьер» за год пребывания на этом посту все еще не научился выбирать выражения и сначала думать, а потом уже говорить? Его «команда» не подготовила своему шефу что-то, что могло бы сойти за вразумительный ответ, хотя можно было догадаться, что у Никола Воваевича могут спросить про Нжде? А самому «народному премьеру» то ли не объяснили, то ли не растолковали, что одни и те же рассуждения на страницах, к примеру, «Айкакан жаманак» и в устах премьер-министра имеют разный «политический вес»?

Но, возможно, даже не это главное. Намеренно или нечаянно, но армянская политическая верхушка уже превратила «дело Нжде» в серьезную проблему уже для России. Власти РФ, конечно, очень любят подчеркивать свой статус главных хранителей памяти о «большой войне», раздавать обвинения в переписывании истории и указывать другим странам, как им собственную историю изучать. Но теперь «красную черту» в этом вопросе переступает любимый «форпост», и дело посерьезнее, чем чье-то появление в униформе вермахта или СС на вечеринке по поводу Хэллоуина. И молчание Москвы в ответ на «шалости» Пашиняна слишком затягивается, чтобы в РФ могли себе позволить не думать уже о собственных «имиджевых потерях».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az