За окнами июль, а на море все никак не соберешься… Наверняка эту фразу слышали (и произносили) многие из нас, составляющих рабочую прослойку общества. Действительно, обидно! У моря живем, а позволить себе пляжный отдых в силу обстоятельств никак не можем. Недели бегут, до отпуска далеко, и всякий раз, когда начинается очередная рабочая неделя, среднестатистический гражданин подумывает о том, что в ближайшие выходные обязательно нужно погрузиться в воды родного Каспия, и обязательно – с головой, чтобы родное море охладило усталые мозги и унесло подальше (скажем, в Иран) все дурные мыли и негативные эмоции, впитанные за муторные и долгие рабочие дни.

Итак, взвесив все ЗА и ПРОТИВ, решение, тем не менее, принято – морю в выходные быть! Осталось дело за малым: выбрать приемлемый по цене и по качеству кусочек морского берега, где можно расположиться с комфортом, и как следует отдохнуть. Итак, давайте теперь представим действия среднестатистического гражданина, решившего провести выходные на море.

Отзывы знакомых, советующих лучше отправиться в Батуми на выходные, отнюдь не впечатляют, так как на дальнюю поездку просто нет сил. «Спасибо, я уж лучше в Каспий нырну, в Набрань поеду, или в Шувеляны», — говорит гражданин. «Ну-ну,  флаг в руки, — отвечают знакомые неопределенным, но явно не предвещающим ничего хорошего тоном – Совсем заработался,  сразу видно».

С тешащей сознание мыслью «Завидуйте молча!» гражданин открывает новостные сайты и начинает мониторить сообщения о городских пляжах.  И чем дольше мониторит, тем больше глаза вылезают на лоб. И на самом деле, есть от чего.

Как уже сообщал ранее Minval.az, согласно результатам анализов, взятых из  морской воды, а так же микробоилогическому анализу, пробы для которого были взяты сотрудниками управления Каспийского комплексного экологического мониторинга Министерства экологии и природных ресурсов (МЭПР) Азербайджана,  морская вода на пляжах Новханы, Тюркан, Говсан, Шыхово, Сахил и Сумгайыт непригодна для купания из-за микробиологического загрязнения. Хотя в Билгя, Нардаране, Бузовна, Мардакян, Загульба, Пиршаги купаться пока что можно.

Отметим,  что проверки берега и воды проводились в северной и южной частях Каспийского моря. Согласно неутешительному комментарию сотрудников МЭРП, в отличие от предыдущих результатов, в этом году морская вода пляжей не только Набрани, но и Яламы в Хачмазском районе, Сейидлар, Истису (Муктадир), Лянкярани и Астары также были признаны микробиологически загрязненными и, следовательно, являются непригодными для купания. Загрязнение пляжей в Новханы, Ялама, Сейидляр, Истису (Муктадыр), Лянкяране и Астаре связано с началом деятельности зон обслуживания на названных пляжных территориях и сбросом отходов и загрязненных вод в море.

Но так как и автор заметки, и большинство читателей нашего издания являются среднестатистическими гражданами Азербайджана, в силу определенных обстоятельств не имеющих возможности выезжать за пределы страны, а потому желающими провести выходные на пляжах Абшерона, у всех нас созревает вопрос: почему мониторинги сотрудников МЭПР не приводят ни к каким положительным результатам? Вот вроде бы выявили причину загрязнения. А смысл? Ведь на территории вышеупомянутой территории морского побережья по-прежнему  функционируют и пляжные зоны (где, согласно выводам сотрудникам МЭПР, мы, купальщики, рискуем подцепить заразу), и объекты, загрязняющие море и берег?  Получается, что опасность выявили, озвучили, но никаких мер не принимается? Ну, к примеру, опечатать объект, объявить на официальном уровне карантин на забракованной сотрудниками МЭПР территории. Ведь именно так, а не иначе, поступают во всех цивилизованных странах. А теперь представьте себе: интуристы, желающие отдохнуть на море, не интересуются местными СМИ, о предупреждении сотрудников МЭПР ничего не знают, а, стало быть, об опасности не ведают. А потом – раз! И в больницу с отравлением. Ой, как стыдно будет потом за море наше грязное. Опять же, пятно на стремительно формирующемся туристическом имидже страны. А оно нам надо?

Тем не менее, в прошлом году сотрудники Минэкологии также в отчетах СМИ упоминали, что пляжи, расположенные на территории от поселка Новханы до Шувелана – самые безопасные, так как МЭПР установило отвечающие соответствующим стандартам очистные сооружения модульного типа в прибрежной зоне поселков Бильгя, Бузовна, Мардакан, Пиршаги, на пляже «Амбуран» Абшеронского полуострова, а также вдоль прибрежных территорий дачных поселков в Новханы и в Джорате. В этом году, судя по всему, часть очистных сооружений уже не справляется, так как прибрежная зона Новханы в – согласно вышеупомянутому мониторингу МЭПР —   сегодня для купания непригодна.  Согласно информации, публикуемой МЭПР,  в течении времени – начиная с  2017 года — было составлено 200 протоколов в отношении загрязнителей  пляжей и моря. Мы не в курсе, как именно наказывают загрязнителей территории берега и воды, но наверняка – судя по успешно функционирующим объектам, расположенным в зоне загрязнения, дела идут нормально. Понятно, что владельцы этих объектов платят — согласно выписанным сотрудниками МЭПР протоколам – штраф в госказну, и продолжают «рубить бабло» с любителей летнего отдыха в том же духе. Не правда ли, до боли знакомая история, аналогичная вырубке деревьев в Баку?  Рубят – платят — строят. Загрязняют – платят – и работают дальше. А в результате страдаем мы, потребители. Ведь на самом деле история не припомнит случая введения карантина на бакинских пляжах, хотя ежегодно нам трубят о грязной каспийской воде. А почему? Или обязательно нужно объявить пандемию на государственном уровне, чтобы пляжные объекты, на территории которых были выявлены проблемы, закрывать для очистки?

… Вся эта информация вихрем пронеслась в голове уставшего за неделю гражданина, желавшего окунуться на выходных в волны родного Каспия, дабы прохладная морская вода забрала негатив и усталость. Но после прочитанного гражданин передумал, и со словами «я жить хочу», торопливо отодвинув от себя ноутбук, позвонил другу, давно приглашавшему отдохнуть в районе, и сказал: «Я согласен. В лес, в горы – куда угодно, но только не на море».

Яна Мадатова    

Minval.az