Ереван продолжает демонстрировать «национальные особенности дипломатии», которые точнее было бы назвать провокациями и подрывом переговоров по карабахскому урегулированию. Министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян отправился в оккупированный Карабах. Он уже провел переговоры с Бако Саакяном, именующим себя «президентом Нагорного Карабаха», а по окончании встречи заявил: «Я даже не заметил, как пролетели эти 3 часа. А это показывает серьезность нашего диалога, то, что мы полностью вовлечены в процесс взаимного осведомления, консультаций и совместной работы». И вообще, это говорит о намерении Еревана «вовлечь «Арцах» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az) в процесс урегулирования и укрепить у «властей страны» чувство собственности». В самом деле, признаваться, что вся истерика Никола Пашиняна «я не буду вести переговоры от имени Карабаха» закончилась по сути ничем, и никто не стал пересматривать ради ереванских капризов утвержденный ОБСЕ регламент, как-то не с руки, и теперь приходится изображать кипучую деятельность на ниве «консультаций» с оккупационным режимом в Ханкенди.

Однако в программе поездки Мнацаканяна в Ханкенди есть и такой пункт — встреча с представителями «союза армянских беженцев Азербайджана». А вот тут надо поподробнее. Структуру эту в Армении в последние месяцы раскручивают всерьез — вплоть до того, что в марте нынешнего года его руководитель Санасар Сарьян напросился даже на аудиенцию к главе МИД Словакии Мирославу Лайчаку, когда тот в ранге Действующего председателя ОБСЕ посещал Армению. Правда, была ли это полноценная аудиенция или же на очередном приеме Сарьяна просто «подвели» к Лайчаку, а потом выдали это за полноценную встречу — вопрос открытый, но армянские СМИ потом подробно расписывали, как сей господин старательно плакался в жилетку главе внешнеполитического ведомства Словакии: ах, какой ужас, 30 тысяч «беженцев из Азербайджана», находящихся в Карабахе, лишены международной поддержки и помощи!

Можно понять и подоплеку. Судя по всему, таким образом в Армении вознамерились ни много ни мало создать этакий «информационно-политический противовес» вопросу о миллионе азербайджанских беженцев и вынужденных переселенцев. В результате разного рода «союзы» и «землячества» такого рода плодятся в Армении как грибы после дождя. А затем уже от их имени в информационно-политическое пространство «вбрасывались» идеи вроде той, будто бы армяне оставили в Азербайджане «собственность на миллиарды долларов», и теперь компенсацией за эту «собственность» должны стать как раз окружающие Нагорный Карабах оккупированные азербайджанские районы, освобождения которых Минская группа требует уже на первом этапе урегулирования. На этих территориях регулярно объявляют о строительстве «городков для армянских беженцев». Но самое главное, от их имени озвучиваются и новые территориальные притязания к Азербайджану. Наиболее рьяные умудряются заявить, что «вернутся в Баку, когда там не будет ни одного азербайджанца». А вот претензии на земли бывшего Гирдыманского ханства высказываются уже всерьез. Как и планы «пробивать коридор» через территорию Азербайджана к границе с Россией, что, по мнению ереванских «стратегов», должно укрепить безопасность Армении, которая целиком и полностью зависит от того, станет ли Россия воевать за свой «форпост» или нет. И вот на фоне нынешней раскрутки «союза армянских беженцев» уже не получится просто отмахнуться от этого агрессивного бреда — судя по всему, в Армении всерьез намерены предъявить Азербайджану новые территориальные претензии. Вернее, пригрозить новыми территориальными захватами — министр обороны Армении Давид Тоноян, напомним, недавно заявлял, что выпросил у Москвы новые транши наступательных вооружений.

Только вот на этом фоне, который более всего напоминает подготовку к новой войне, в Армении в очередной раз пытаются реанимировать тему мифических «венских и санкт-петербургских договоренностей» и размещения на линии фронта «механизмов расследования инцидентов». Идею эту Ереван выдвинул после апрельских боев 2016 года, когда стало понятно, что линия фронта может сдвигаться не только в пользу Еревана, и с понятным расчетом: установка камер и прочих «механизмов» в согласованных точках «заморозит» линию разграничения. В Баку тогда ереванскую инициативу отвергли и заявили: такое «размещение механизмов, во-первых, представляет собой «косметическую меру», в то время как вопрос надо решать кардинально, то есть выводить войска. А во-вторых, это означает «заморозку» линии фронта, что неприемлемо. Но Ереван раз за разом пытается эту идею «реанимировать». Синхронно с поездкой Мнацаканяна в Ханкенди о них заговорили не только ереванские доморощенные политологи и эксперты. В США конгрессмен Джуди Чу, как радостно сообщает Армянский национальный комитет Америки, внесла поправку в фискальный законопроект: «С учетом заинтересованности США в установлении стабильности на Южном Кавказе и снижения рисков нарушения режима перемирия в зоне карабахского конфликта предлагаю принять следующие меры: установить технику по наблюдению за ситуацией на передовой, увеличить число наблюдательской миссии ОБСЕ, отвести снайперов, тяжелую и новейшую военную технику с линии соприкосновения». Проще говоря, к реанимации несуществующих «венских договоренностей» привлечены серьезные силы.

Намеренно оставим за скобками вопросы, имеет ли инициатива Чу шансы быть принятой. Понятно, что у «армянского лобби» в США сегодня «горячий сезон», и в кои-то веки он связан не с традиционным «признанием геноцида», а с попыткой повлиять на поведение Вашингтона на переговорах по карабахскому урегулированию. Тем более что американская дипломатия ведет себя здесь явно не по сценарию ереванской мечты. Дошло до того, что эксперт, политический обозреватель Исследовательского института «Политэкономия» Ерванд Бозоян так вообще высказывает смертельную обиду: советник президента США Джон Болтон «видит в регионе только Турцию и Азербайджан». Только вот слишком многое указывает и на то, что в Армении решили разыграть на переговорах этакую «комбинацию доброго и злого полицейского»: или Азербайджан соглашается на «установку механизмов расследования» и «заморозку» линии фронта, или Армения пустит в ход выпрошенное Тонояном оружие и захватит новые территории. Только вот забыли, что на дворе уже не начало девяностых и даже не 2016 год. И попытка игр с огнем у линии фронта при нынешнем раскладе закончится для Армении настоящей катастрофой.

Но, к сожалению, умение оценивать расклад сил и просчитывать последствия собственных авантюр никогда не было сильной стороной армянской политики.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az