Разногласия между Москвой и Минском выходят на опасный для РФ уровень 

СССР вместе с его Агитпропом прекратил существование уже более четверти века назад. И за тот период, пока, по выражению одного из Интернет-острословов, «телевидение было действительно интересным», документалисты выпустили на экран множество лент, рассказывавших о конфиденциальных сторонах жизни СССР. Но даже в те годы не торопились особенно подробно раскрывать механизмы, как действовала пропагандистская машина (возможно, интуитивно чувствуя, что «секреты мастерства» вскоре понадобятся). Только вот вряд ли было случайным совпадением, что практически все новости о саммитах НАТО, Европейского экономического сообщества, как тогда именовался будущий Евросоюз, начинались с фразы «В обстановке серьезных разногласий прошла встреча лидеров стран Запада…» Естественно, о том, были ли разногласия в СЭВ или Организации Варшавского договора, советским гражданам знать не полагалось (ровно до того момента, пока советские танки не появлялись на улицах Будапешта и Праги).

Но теперь, похоже, уже не получается скрывать, что российские «интеграционные объединения» — ОДКБ и ЕАЭС — дали серьезную трещину. Между Москвой и Минском продолжается нешуточное «похолодание».

Накануне президент Беларуси Александр Лукашенко принял украинского политика Виктора Медведчука, в беседе с которым подтвердил свою позицию о необходимости скорейшего урегулирования конфликта на востоке Украины. «Это недоразумение (иначе не назовешь) надо заканчивать. Братские республики, народы… Делаем нашим врагам и соперникам подарок своими руками», — цитируют Лукашенко информагентства. Казалось бы, ничего экстраординарного. Беларусь давно прилагает серьезные усилия для нормализации ситуации в Украине, да и мирный процесс в Донбассе именуется «минским» не случайно. Плюс ко всему Медведчук —политик в общем-то пророссийский.

Но затем последовала настоящая сенсация. Александр Григорьевич заявил, что ему важно услышать позицию В.Медведчука по многим вопросам, особенно по тем событиям, которые разворачиваются в Украине. «Для меня это важно не только потому, что я лично болею за то, что там происходит, но и потому, что это наша родная Украина. Я и служил, много раз бывал там, да и не скрываю, что мои древние корни уходят куда-то туда, между Черниговом и Киевом», — цитирует его «Интерфакс». «Еще основой всему являются и наши отношения с Украиной» — добавил Лукашенко. Но затем последовало весьма интригующее заявление. Как отметил президент Беларуси, он знает позицию В.Медведчука по нормализации ситуации между Россией и Украиной. «Вы владеете информацией и о политике, этой внутренней политической кухне, которая сейчас разворачивается. С точки зрения нашего дальнейшего поведения — Беларуси — нам очень важна ваша информация. Вы должны меня как-то сориентировать в этой ситуации», — сказал президент.

А вот это уже очень похоже на весьма прозрачный намек, что уже в ближайшее время тихая и стабильная Беларусь может столкнуться с серьезными политическими проблемами.

Вскоре последовало еще одно заявление Лукашенко. Как заявил беларусский лидер, наступивший 2019 год и будущий 2020-й станут для Беларуси особыми, насыщенными политическими событиями. По его словам, республика «и слева, и справа, и на Западе, и на Востоке, подвергнута серьезной ревизии на предмет суверенитета и независимости». Как заверил Лукашенко, страну «никто не сдвинет», если власть будет работать эффективно.

Честно говоря, то, что лидер страны, считающейся близким союзником России, говорит об угрозе суверенитету с Востока — уже сенсация. Но в случае с Беларусью эта сенсация последовала на весьма показательном фоне: отношения Москвы и Минска начали стремительно «охлаждаться» еще в минувшем году. Напомним: как уже рассказывали многие СМИ, в том числе и Minval.az, летом 2018 года Госдума РФ приняла «налоговый маневр», который предполагает отмену экспортных пошлин на нефть и газ и одновременное повышение налога на их добычу. Что больнее всего бьет по интересам союзников РФ. А еще — по единству в ОДКБ и ЕАЭС, куда, к примеру, та же Беларусь вступала именно в расчете на приобретение российских энергоносителей по «внутренним» ценам.  Платить компенсацию — а потери Беларуси Лукашенко оценил в 10 с лишним миллиардов долларов — в Москве отказались. «И мне лично, и правительство это не отрицало, было жестко обещано.»Мы [Россия] никогда не пойдем на ухудшение экономической ситуации в Беларуси и мы компенсируем потери от налогового маневра». Это были обещания. Мы понимали и готовы были вести переговоры, — заявил президент Беларуси еще в декабре 2018 года. — И потом вдруг все остановилось. Я хотел бы получить ответ на вопрос: почему остановились эти переговоры?»

Договориться до конца года, несмотря на несколько встреч, не удалось. И уже в первые дни наступившего года Александр Лукашенко пообещал: отсутствие договоренностей с Россией по вопросу компенсаций не станет катастрофой для страны. Но затем предупредил: «Если изберет руководство России такой путь движения и потерю единственного союзника на западном направлении, это их выбор». В Москве поторопились заявить, что не ставят под сомнение курс на расширение стратегического взаимодействия с Беларусью. Только вот вышло это как-то неубедительно.

Поясним. Конечно, формула «мой товар, как считаю нужным, так и продаю» может претендовать на то, чтобы считаться универсальной. Но необходимости соблюдать достигнутые договоренности и собственные обещания тоже никто не отменял. Так или иначе, на фоне споров с Москвой Беларусь открыто сближается с Западом.

В Минске уже сняли ограничение на число американских дипломатов, которые могут работать в стране. Об этом решении министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей уведомил помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсса Митчелла. «Это большой шаг. Это начало оттепели», — приводили американские СМИ слова своих источников. Да тут еще пресс-секретарь МИД Беларуси Анатолий Глаз указал, что между главами МИДа и Госдепа в последнее время состоялось несколько телефонных разговоров, посвященных улучшению отношений между странами.  Минобороны Беларуси расширяет сотрудничество с Чехией, которая входит в НАТО. А это уже не  риторика, с помощью которой от партнера хотят чего-то добиться, а серьезный пересмотр курса. То, что происходит сегодня между Москвой и Минском — это куда более серьезная угроза единству ОДКБ и ЕАЭС, чем капризное упрямство Еревана в вопросе назначения нового генсека ОДКБ. Во-первых, Беларусь — это не Армения. А во-вторых, тут речь идет не о капризах и амбициях, а о такой фундаментальной вещи, как соблюдение договоренностей, Если вспомнить, что «искрит» и в отношениях Москвы с Астаной, то глубину реального, пусть и не афишируемого кризиса в ОДКБ, можно себе представить.

А вот это уже весьма ценная информация к размышлению для нашей страны. Азербайджан, как известно, не входит ни в ОДКБ, ни в ЕАЭС. Но это не отменяет многочисленных «утечек» и «вбросов» на тему «вот вы вступите в ОДКБ и ЕАЭС, а Россия поможет вам с освобождением двух-трех, а то и пяти районов в Карабахе». О том, что нечто подобное на переговорах действительно обсуждалось, рассказывал недавно и сам Александр Лукашенко.

Честно говоря, на фоне оружейных подарков, которые Армения регулярно получала и получает от России, российской базы в Гюмри, экономических «вливаний» в ту же Армению и «послужного списка» РФ на постсоветском пространстве, который ну никак не свидетельствует о том, что в Москве соблюдают нормы международного права и уважают границы, и так не выглядела особо привлекательной. Но теперь уже ЕАЭС и ОДКБ — назовем вещи своими именами — трещат по швам, причем потому, что РФ и в отношении союзников не считает необходимым соблюдать достигнутые договоренности и с легкостью переступает через собственные обещания. И не получится не спросить: если Россия столь легко забыла об обещаниях «вступите в ЕАЭС — и будет вам нефть и газ по внутрироссийским ценам», то не слишком ли наивно ждать, что она станет скрупулезно соблюдать джентльменские договоренности по поводу Карабаха?

Если, конечно, у кого-то еще оставались иллюзии насчет Москвы после оружейных презентов для Армении и попыток беззастенчивой силовой перекройки границ.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az