Карабах: горит ли еще «свет в конце тоннеля»? 

Осторожный оптимизм в карабахском урегулировании — именно так, наверное, можно было бы оценить главный итог 2018 года. Надежды на скорый прорыв в Карабахе представители «третьих стран» начали высказывать практически сразу же после победы «шашлычной революции» в Ереване. В конце года определенный оптимизм обозначили и в Баку. Глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедьяров выразил мнение, что «на последней встрече в Милане с моим армянским коллегой мы впервые за долгое время достигли взаимопонимания». Через несколько дней Президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью «Россия — 24» отметил: «…Мы надеемся, что в 2019 году будут позитивные подвижки в деле урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта». После чего подчеркнул: «Я глубоко убежден, что единственный путь для того, чтобы новое армянское руководство смогло осуществить все свои планы по преобразованию своей страны — это путь урегулирования конфликта с Азербайджаном. А для этого нужно покинуть территории, которые им не принадлежат, и дать возможность тысячам, десяткам тысяч, сотням тысяч азербайджанцев вернуться на свои земли». Как показывают прозвучавшие в Баку заявления, Азербайджан намерен добиться полного восстановления государственного суверенитета над всей своей международно признанной территорией.

Как еще по горячим следам этих заявлений, прозвучавших в Баку, отмечали эксперты, для такого оптимизма действительно есть основания. Дело не только, вернее, не столько в приходе к власти в Армении новых политиков — куда больше к реальным и давно назревшим компромиссам Ереван должен был бы подтолкнуть реальный баланс сил в регионе. Где и экономический, и дипломатический, и военный перевес на стороне Азербайджана.

Однако уже в последние дни уходящего года стало понятно: почвы для оптимизма меньше, чем хотелось бы. В Ереване вновь пустили в ход демагогичные требования в стиле «пусть Азербайджан ведет переговоры напрямую с «Арцахом»», а параллельно прибегли к провокациям на линии фронта, включая намеренные обстрелы мирного населения. Но такое поведение, уверены эксперты, повышает вовсе не шансы Армении «откорректировать» в свою пользу возможный сценарий мирного урегулирования. В реальности такое поведение усиливает риск «силового варианта». Но и здесь шансы Армении невелики. Военный баланс сил отчетливо смещается в пользу Азербайджана.

ОДКБ в обмен на территории

Однако после падения режима Сержа Саргсяна в Армении в азербайджанском экспертном сообществе с новой силой обсуждаются весьма опасные политические тенденции, смысл которых сводится к тому, что Россия оказывает Азербайджану поддержку в восстановлении своей территориальной целостности, а взамен Азербайджан вступает в ОДКБ — возможно, в статусе наблюдателя. Более того, косвенным подтверждением этой версии послужили и некоторые события на пространстве самого ОДКБ. Прежде всего, уже под занавес уходящего года Владимир Путин подписал документы, учреждающие в ОДКБ статус «наблюдателя» и «партнера». Кроме того, Армения в ОДКБ оказалась в эпицентре серьезного кризиса, который сама же и создала. Ереван выдвинул уголовное обвинение против действующего на тот момент генсека ОДКБ Юрия Хачатурова и лишь затем отозвал его с должности. Далее в Армении попытались воспротивиться назначению на пост генсека представителя Беларуси, но потерпели неудачу. Другой вопрос, что подобные тенденции в отношениях Москвы и Еревана вряд ли стоит переоценивать, а тем более возводить в абсолют. Москва по-прежнему считает Армению своим форпостом, и на смену этих приоритетов не указывает ничего. А вступив в ОДКБ и согласившись тем самым играть «по российским правилам», отстаивать свои позиции, в том числе и в вопросе территорий, будет уже куда труднее.

Выборы президента Азербайджана

Без сомнения, самым значимым событием во внутриполитической жизни Азербайджана стали досрочные выборы президента страны, прошедшие 11 апреля. Первоначально планировалось, что они пройдут 15 октября, но сроки были перенесены. В выборах принимали участие 8 кандидатов: Ильхам Алиев, Захид Орудж, Араз Ализаде, Гудрат Гасангулиев, Фарадж Гулиев, Хафиз Гаджиев, Рази Нуруллаев и Сардар Джалалоглу.

Действующий глава государства, президент Азербайджана Ильхам Алиев одержал на них убедительную победу, набрав более 80% голосов. Предвыборнй кампании президент практически не вел. Радикальная оппозиция выборы бойкотировала, но в течение всей предвыборной кампании проводила митинги на стадионе «Мехсул». Уже после выборов в своем отчете наблюдатели от  Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, Парламентской ассамблеи ОБСЕ и Парламентской ассамблеи Совета Европы выступили с критичными оценками в адрес выборов. В ответ ЦИК Азербайджана выступил со своим заявлением, где обвинил наблюдателей в предвзятости и необъективности, обратил внимание на нестыковки и противоречия в самом докладе и напомнил, что заместитель руководителя миссии — Штефан Краузе —известен своим предвзятым отношением к Азербайджану. Кроме того, помощник по политическим вопросам наблюдательной миссии Бюро Вугар Ахмедов собрал свою пресс-конференцию, где заявил, что наблюдатели приехали в Азербайджан с заранее подготовленным негативным заявлением.

Год первой республики

2018 год в Азербайджане был официально объявлен Годом Азербайджанской Демократической Республики — первой светской демократической республики на всем мусульманском Востоке. 28 мая 2018 года отмечалась столетняя годовщина ее провозглашения. Этому событию было посвящено множество акций и проектов. Даже запуск третьего азербайджанского спутника (французским носителем и с французского космодрома) посвятили столетнему юбилею первой республики. Размах юбилейных торжеств имел понятный смысл. В Азербайджане не просто отмечали историческую дату. Прежде всего, таким образом Президент Азербайджана подчеркнул историческую преемственность между АДР и современной Азербайджанской Республикой. Кроме того, эти торжества напомнили и об истории азербайджанской государственности, и о глубине демократических традиций. Выступая на торжественном приеме в честь 100-летия АДР, президент Азербайджана отметил: «Мы превратили в реальность мечты основателей Азербайджанской Демократической Республики. Мы построили такое государство, что, уверен, каждый гражданин Азербайджана, каждый азербайджанец гордится им. Абсолютно убежден в том, что если бы основатели Азербайджанской Демократической Республики могли увидеть сегодняшний Азербайджан, то и они гордились нашей страной».

Азербайджанская армия — на параде и не только 

Яркими и запоминающимися событиями 2018 года стали и два грандиозных военных парада. 26 июня Азербайджан торжественно отметил 100-летие создания Национальной армии Азербайджана.

По традиции, парад начался с торжественного марша со знаменами. Сначала на площадь Азадлыг вынесли трехцветный государственный флаг Азербайджана. Затем — боевые знамена родов войск Вооруженных сил. После чего перед трибуной пронесли боевые знамена тех воинских частей, которые принимали участие в освобождении в апреле 2016 года от оккупации части территорий Физулинского, Джебраильского и Тертерского районов, а также воинских частей Отдельной общевойсковой армии, отличившейся недавно в ходе Гуннутской операции. Напомним: в результате этой операции Азербайджану удалось взять под контроль важные высоты на нахчыванском направлении, восстановить контроль над значительными ранее оккупированными территориями и еще держать под огневым контролем и село Арени в Армении, и важные автодороги этой страны.

Кроме того, в ходе торжественного марша по площади Азадлыг Азербайджан продемонстрировал немало образцов техники. По понятным причинам, наибольшее внимание широкой публики привлекли БПЛА, уже продемонстрировавшие свою эффективность в апреле 2016 года, и недавно принятые на вооружение РСЗО «Полонез» и ОТРК «LORA», специалисты отметили и самоходные гаубицы «Дана», и турецкую крылатую ракету SOM. В небе над Бакинской бухтой состоялось великолепное авиашоу — с участием турецких пилотажных групп «Турецкие звезды» и «Соло Тюрк». В общем строю прошли американские вертолеты BELL, что стало для Армении прямо-таки шокирующей  новостью.

В Армении тоже сделали выводы. Так, директор-основатель специального военно-тренировочного учебного центра «Тигран Мец», полковник ВС Армении Корюн Гумашян отметил: «Во время парада я следил за военной подготовкой азербайджанских ВС, за вооружением. Во всём были новшества, даже строевая подготовка». После чего добавил: «Человек, прошедший войну, воспримет всё это очень серьёзно. Они показали вооружение».

15 сентября в Баку прошел не менее грандиозный смотр войск — в честь 100-летия освобождения Баку от дашнаков и их союзников, включая и российских большевиков. Причем 15 сентября в Баку для участия в торжествах прибыл президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. И это был уже не просто смотр войск, дополненный исторической частью парада — Баку и Анкара еще и убедительно продемонстрировали уровень политического и военно-политической сотрудничества. Юбилейные торжества в Баку стали важным «месседжем» для Армении: военная мощь Азербайджана возрастает, разрыв между Баку и Ереваном тоже увеличивается.

Старт Южного газового коридора

В экономической сфере, без сомнения, «событием года» стал старт проекта «Южный газовый коридор». 29 мая на Сангачальском терминале состоялась торжественная церемония, посвященная этому. Вентиль, симвлолизирующий запуск системы трубопроводов, открыл Президент Азербайджана Ильхам Алиев. В своем выступлении глава государства отметил: «Этот проект реализуется в рамках широкого международного сотрудничества и будет способствовать дальнейшему укреплению взаимодействия между странами-участницами». Он выразил признательность правительствам США, Великобритании, руководству Евросоюза и международных финансовых институтов за постоянную поддержку реализации ЮГК. «Мы всегда чувствовали и сегодня чувствуем эту поддержку», — отметил президент Азербайджана.

12 июня торжественная церемония запуска TANAP состоялась уже в турецком Эскишехире, с участием президентов Турции и Азербайджана. У российских экспертов это событие вызвало состояние, близкое к шоку. Да, Москве вроде бы ничего не мешает завершить проект «Турецкого потока», но статуса монополиста на газовом рынке юга Европы у нее уже не будет. Российские СМИ откликнулись на запуск проекта заголовками в стиле «Шампур в спину». Наконец, Азербайджану удалось решить и сложную «дипломатическую» задачу. В поддержку проекта ТАР, части ЮГК, высказался премьер-министр Италии Джузеппе Конти, в состав правительства которого входят представители партии «Пять звезд», выступавшей против проекта. Азербайджанские газовые проекты получили широкую политическую поддержку ЕС, их считают ключевыми для энергетической безопасности Европы. А Азербайджан вслед за «нефтяным» стоит на пороге «газового» бума.

Договоренности в Актау и транскаспийский проект

В «газовом» ключе многие региональные эксперты рассматривали и рассматривают и договоренности, достигнутые на саммите прикаспийских стран в Актау в августе 2018 года.  После 22 лет переговоров была наконец подписана Конвенция о правовом статусе Каспия. В Баку не без оснований сочли подписанный документ своей победой. Показательно, что достигнутые договоренности объявили победой Азербайджана и в Армении, отметив, что Баку добился для себя наилучшего варианта раздела моря.

Подписанная в Актау конвенция — это все еще «промежуточный» документ, однако многие эксперты увидели в некоторых его положениях принципиальную возможность строительства транскаспийских трубопроводов, которые прежде всего позволят выйти на европейский рынок, минуя территорию России, Туркменистану со своим экспортным газом. Располагая огромными запасами «голубого топлива», эта страна сегодня сталкивается с колоссальным дефицитом экспортных путей. Своей независимой системы экспорта у страны нет, Россия, по чьим трубопроводам туркменский газ до последнего времени экспортировался в другие страны, устанавливает слишком уж беззастенчивые «ножницы» цен на газ, попытки найти альтернативные рынки пока что не увенчались успехом. Наконец, независимые источники сообщают о тяжелейшем экономическом кризисе в стране. На этом фоне подключение Туркменистана к ЮГК через Каспий моет стать для этой страны «экономическим спасательным кругом». Окончательного решения еще не принято, но Баку и Ашхабад в 2018 году вели интенсивные переговоры, включая и встречи президентов двух стран.

Взлет и падение Ильгара Мамедова

На оппозиционном фланге главным событием должно было бы стать освобождение из заключения лидера движения REAL Ильгара Мамедова. В 2013 году он был арестован по обвинению в организации беспорядков в городе Исмаиллы. В оппозиционных кругах Ильгара Мамедова считали ярким и харизматичным лидером, его освобождения требовали ЕСПЧ и Совет Европы. В августе 2018 года Ильгар Мамедов был условно-досрочно освобожден.

Впрочем, уже в первые часы после освобождения стало понятно, что популярность и харизматичность Мамедова многие переоценили. У тюремных ворот его не встречала многотысячная толпа последователей, первая пресс-конференция тоже не привлекла ожидаемого внимания прессы. Более того, после выхода из заключения Ильгар Мамедов начал стремительно терять популярность. Лидер REAL, напомним, осудил убийство лидера сепаратистов «Донецкой народной республики» Александра Захарченко (он погиб в результате взрыва в ресторане «Сепар» 31 августа). Он написал в своем Фейсбуке: «Убийство лидера сепаратистов в Донецке – акт совершенно неприемлемый независимо от того, кто мог стоять за этим – Москва или Киев». По мнению Мамедова, «превращать в общественном сознании политиков в собак, подлежащих отстрелу когда с ними вы не согласны, — это худший путь, если народы, классы, или группы хотят найти общий язык для мирной жизни». В Азербайджане, где существует проблема Карабаха, оккупированного Арменией, где также создан марионеточный оккупационный режим, такая позиция не могла найти понимание.

Так или иначе, «триумфального возвращения» Ильгара Мамедова в большую политику не состоялось. И вряд ли уже состоится.

Теракт в Гяндже: проверка на прочность

По мнению многих, самой серьезной «проверкой на прочность» для Азербайджана стало покушение на главу ИВ города Гянджа — Эльмара Велиева, которое произошло 3 июля 2018 года. Сам Велиев и его телохранитель получили тяжелые ранения. Нападавшего обезвредили «на горячем»: им оказался Юнис Сафаров, гражданин России, проходивший ранее, скажем так, «религиозно-боевую подготовку» в Иране. Затем — продолжение: 10 июля в Гяндже собирается несанкционированный митинг. К участникам акции выходят офицеры полиции — они хорошо известны в городе, пользуются здесь огромным авторитетом. Но…получают смертельные удары ножом. Уже потом МВД Азербайджана распространило пресс-релиз: «С сожалением отмечаем, что при пресечении незаконных действий погибли двое офицеров полиции — заместитель начальника Главного управления города Гянджа полковник полиции Ильгар Балакишиев и заместитель начальника Низаминского районного управления полиции полковник-лейтенант полиции Самед Аббасов». И здесь тоже очень быстро выяснилось, что убийцы полицейских тоже регулярно бывали в Иране. Спецоперации проходили не только в Гяндже, но и в Сумгаите. В Азербайджане была выявлена не сказать чтобы очень многочисленная, но весьма опасная проиранская «сеть», участники которой планировали в качестве программы-минимум с помощью террора и убийств «раскачать ситуацию», а вот программой-максимум был уже государственный переворот и установление «шариатских порядков». И вряд ли случайно, что эта «проверка на прочность» совпала с впечатляющим «газовым прорывом» Азербайджана и успешным продвижением переговоров Азербайджана и ЕС.

2018 год для Азербайджана был годом и больших достижений, и серьезных вызовов. Наша страна прошла серьезную «проверку на прочность». Есть, конечно, надежды и шансы, что 2019 год станет успешным, прежде всего в таком вопросе, как восстановление территориальной целостности Азербайджана. Но это, к сожалению, не значит, что перед Азербайджаном нет ни вызовов, ни факторов риска.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az