СМИ Франции рассказывают о новом вояже в Африку Евгения Пригожина 

Журналист — профессия опасная. И, к сожалению, останется таковой, пока в этом мире есть что-то такое, о чем люди имеют право знать и чего кто-то отнюдь не желает видеть обнародованным. Мир обсуждает убийство саудовского журналиста и диссидента Джамаля Хашукджи. Журнал Time объявил «человеком года» собирательный образ — журналистов, которым их профессиональные обязанности обошлись слишком дорого. По подсчетам «Репортеров без границ», только за 11 месяцев этого года убиты 80 журналистов. В их числе — и наш соотечественник Орхан Джемаль, блестящий военный корреспондент, интеллектуал, искренний патриот Азербайджана. Он вместе со своими коллегами — Александром Расторгуевым и Кириллом Радченко — погиб в Центральноафриканской республике. Тела журналистов, по официальной версии, убитых с целью ограбления, были обнаружены на дороге в 23 километрах от города Сибю в ЦАР. По официальной версии, журналистов убили с целью ограбления. Но в эту официальную версию не поверили ни их друзья, ни коллеги. Слишком уж яви «не сходились» обстоятельства. Если журналистов хотели ограбить, то их необязательно было убивать. Ни один грабитель не станет стрелять из автомата по машине, набитой дорогостоящей аппаратурой. Непонятно, каким образом выжил водитель. Тела убитых журналистов, простите за подробности, выглядели совсем не так, как если бы их бросили ночью на африканской дороге. Словом, слишком многое указывало на то, что с журналистами расправились совсем в другом месте, а убийство на дороге просто инсценировали. К тому же съемочная группа в составе Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко отправилась в июле в Центральноафриканскую республику  для того, чтобы снять документальный фильм о деятельности в стране российской ЧВК «Вагнер», деятельность которой связывают с «кремлевским поваром» Евгением Пригожиным. А это скользкая тема. Тем более что организовывал и финансировал поездку «Центр управления расследованиями», который финансировал опальный Ходорковский. А отправились журналисты в ЦАР накануне, как уже рассказывал Minval.az, впечатляющего «прорыва» РФ в Центральноафриканскую республику Как уже тогда напоминали эксперты, первой о том, что в ЦАР появились российские наемники, еще в апреле сообщили французские СМИ. По их сведениям, которые затем пересказывала Би-Би-Си, сообщая о гибели Орхана Джемаля и его коллег, еще в октябре 2017 года в Сочи состоялась встреча между президентом ЦАР Фостеном-Арканжем Туадерой и главой МИД России Сергеем Лавровым. После нее Москва обратилась в ООН с просьбой отменить запрет на поставку оружия в ЦАР, а в марте 2018 года МИД России сообщил, что российская сторона в ответ на соответствующую просьбу президента африканской республики приняла решение оказать стране военно-техническую помощь на безвозмездной основе. Зимой этого года из России в ЦАР была поставлена партия стрелкового вооружения и боеприпасов, затем туда отправили военных и гражданских инструкторов. А уже после гибели Орхана Джемаля, добавим от себя, стало известно, что компания Lobaye Invest, которую также связывают с российским бизнесменом Евгением Пригожиным, получила в Центральноафриканской Республике две лицензии на разведку и разработку месторождений золота, алмазов и других полезных ископаемых. Схему, при которой именно ЧВК «Вагнер» обеспечивает безопасность коммерческих компаний Пригожина, работающих на месторождениях нефти, газа и алмазов, с полным основанием можно считать стандартной.

И вот теперь, как раз в те дни, когда в мире чтили память погибших журналистов,  к теме российского присутствия в ЦАР вновь обратилась Le Monde.

Здесь, пожалуй, нужно уточнение. ЦАР получила формальную независимость от Франции в 1960 году, но Париж предпочитал «держать руку на пульсе». Как напоминает Le Monde, в этой стране практически непрерывно продолжаются кровопролитные конфликты, и за это времявплоть до 2016 года Франция семь раз осуществляла военные вторжения в ЦАР для того, чтобы «стабилизировать ситуацию» и (или) сменить руководство страны. Последняя такого рода миссия под названием «Sangaris» стартовала с санкции ООН в декабре 2013 года в ответ на военный переворот и приход к власти мусульманской группировки «Селека». Через три год в Париже сочли, что миссия успешно завершена, и прекратили ее. Тем более что требовалось перебросить дополнительные силы на борьбу с джихадистскими группировками в регионе Сахель (Мали, Нигер, Чад, Мавритания, Буркина-Фасо). К тому же в Париже посчитали, что на фоне других стран континента пятимиллионная Центральноафриканская республика не имеет большого значения. Именно поэтому осенью 2017 года «мы не видели ничего плохого в приходе русских», тем более, что «мы не можем сами заниматься всем сразу», — рассказал французский «дипломатический источник» газете Le Monde. Так что в декабре 2017-го Франция, в числе других стран Совбеза ООН, проголосовала за то, чтобы снять эмбарго и разрешить Москве поставить в ЦАР определенное количество оружия, а также направить туда «ограниченный контингент» «военных инструкторов». Но, получив возможность «вставить ногу в проем двери», русские «вышибли дверь плечом», пишет Le Monde, подчеркивая, что для этого «полпред» Москвы в ЦАР Валерий Захаров «скроен в самый раз». «Массивное телосложение, лысый череп, трехдневная небритость и мрачный взгляд: он похож на карикатурное изображение агентов КГБ», — полагает корреспондент Le Monde, которому удалось встретиться с Захаровым в его «штаб-квартире» в Банги. Впрочем, он и «был сотрудником 12-го отдела КГБ в Ленинграде», — заявил газете неназванный «французский источник». Сейчас Захаров официально является советником президента Центральноафриканской республики по национальной безопасности. Раньше этот стратегический пост всегда занимал представитель Франции, так что приход россиянина Захарова «имел для французов эффект электрошока». Как сетовал «высокопоставленный дипломат», работающий в ЦАР, «мы не знаем ни точного содержания переговоров (Лаврова и президента ЦАР) в Сочи (в сентябре 2017-го), ни содержания (заключенного в августе 2018 года) соглашения» Москвы и Банги «о военном сотрудничестве». Еще одна загадка — сколько на самом деле в ЦАР российских «инструкторов» вместо 170, позволенных решением Совбеза ООН? «Тысяча – как говорят в некоторых посольствах в Банги?». «Единственное, что можно сказать с уверенностью: они занимаются не только инструктажем», «но и бизнесом», и есть человек, «олицетворяющий подобное смешение жанров, его зовут Евгений Пригожин», — пишет Le Monde. «Тень Пригожина нависает сегодня над Центральноафриканской республикой», — резюмирует газета. «Частная военная компания Sewa Security Services, созданная в Банги несколько месяцев назад, вероятно, является филиалом ЧВК «Вагнера». Пригожин «вероятно, стоит и за компанией Lobaye Invest», которая получила от властей ЦАР «право на проведение разработок в алмазоносных частях страны», где периметр безопасности сейчас «обеспечивают (бойцы ЧВК) Sewa». «Именно пытаясь провести расследование этой деятельности, трое российских журналистов были убиты в ЦАР в июле», — напоминает Le Monde. А в конце августа в Хартуме (столице Судана) под эгидой Москвы собрались лидеры центральноафриканских вооруженных группировок, «находящиеся под санкциями ООН», что вызвало понятное раздражение на Западе, и здесь тоже мелькнул «кремлевский повар» Пригожин. Так или иначе, теперь в Париже намерены активизировать усилия и вернуть себе прежнее влияние в ЦАР. Геополитическая игра в этой раздираемой конфликтами африканской стране только начинается.

И вот тут уже нельзя не вспомнить еще одно обстоятельство. ЦАР, как бывшая французская колония, входит в Международную Организацию Франкофонии, ту самую, чей саммит не так давно принимал Ереван. А Армения — это еще и один из крупнейших мировых перекрестков подпольного алмазного бизнеса, то есть «отмывания» камней, добытых на месторождениях в охваченных гражданскими войнами странах Африки. Сегодня, после того, как Армения получает от России необработанные алмазы без уплаты таможенных пошлин, местный легальный алмазный бизнес перешел под контроль РФ. Нелегальный, по всей видимости, тоже. А это значит, что события в африканской глуши, где был убит наш соотечественник и коллега Орхан Джемаль, могут самым непосредственным образом отразиться на ситуации на Южном Кавказе.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az