Из «черного списка» МИД Азербайджана исключен очередной непрошенный гость, незаконно посетивший оккупированные со стороны Армении территории Азербайджана. Гражданин ОАЭ Ибрагим Ахмед Мохаммед Абдалла обратился в МИД с просьбой исключить его имя из списка, упомянув о том, что посетил оккупированные территории в 2017 году.

При этом он подчеркнул, что не был проинформирован о том, к каким последствиям может привести его визит. Гражданин ОАЭ подчеркнул, что его визит не является неуважением к Азербайджану и азербайджанскому народу.

Он также отметил, что уважает территориальную целостность и суверенитет Азербайджана в рамках международно признанных границ и принес свои извинения правительству и народу Азербайджана, говорится в сообщении пресс-службы МИД.

Буквально накануне из «черного списка» также исключен гражданин Латвийской Республики, сотрудник туристического агентства «IMPRO Travels LTD» Харийс Эглиенс. В своем обращении он отметил, что посетил Нагорный Карабах в октябре 2015 года, при этом также упомянув о том, что не был проинформирован о последствиях, к которым приведет эта поездка.

Напомним, что в настоящее время в «черный список» нежелательных лиц включены имена 708 иностранных граждан, которые в различные годы незаконно посетили оккупированные со стороны Армении территории Азербайджана.

Насколько соответствуют действительности заявления иностранных граждан о том, что они не были проинформированы о последствиях, к которым приведет эта поездка? И в целом, какие шаги должны предпринять соответствующие государственные структуры, чтобы подобных «непрошенных» гостей на временно оккупированных территориях было как можно меньше?

Отвечая на вопросы Minval.az, экс-дипломат, профессор Западно-каспийского университета, политолог Фикрет Садыхов подчеркнул, что незаконное посещение территории без санкции самого государства является нарушением норм и принципов международного права.

— Мы избрали более разумную позицию. Имена тех, кто незаконно посещает наши исконные территории, мы включаем в «черный список». И правильно делаем, у нас для этого есть все основания. Если человека раскаялся и осознал, что совершил этот шаг под влиянием эмоционального всплеска, либо просто не знал, нас не должна интересовать причина.

Что касается того, что знал он об этом или нет — мы же не проводим прокурорское расследование. Пусть он ссылается на что хочет. Главное, что этот человек извинился, покаялся и признал вину. Для нас важен результат. В этом случае мы поступаем благородно, исключив его из «черного списка» МИД.

Полностью пресечь подобные визиты сейчас мы не сможем. Они прибывают туда с территории Армении. Методика, выработанная нами, опирается на международную практику. Допускаю, что объяснения того же гражданина ОАЭ о том, что он «не знал», либо в первый раз слышит об этом, «не в курсе» о продолжающемся карабахском конфликте, и так далее, отдает детским лепетом. Но в этой ситуации наказание заключается в выявлении подобных случаев, включения имен «непрошенных гостей», и при необходимости исключения из «черного списка» МИД. Если этот же гражданин вновь посетит эти территории, то это конечно вызывает вопросы, и его объяснения не стоят ломанного гроша. Понятно, что все это отдает фальшью.

— Кто конкретно в ответе  за информирование мировой общественности о том, что нельзя без предупреждения официальных структур страны посещать оккупированные территории Азербайджана – МИД, посольство или же Госкомитет по работе с диаспорой?

-Прежде всего наши посольства за рубежом проводят работу по разъяснению ситуации в Нагорном Карабахе, в зоне армяно-азербайджанского конфликта. Об этом мы говорим в рамках проводимых международных форумов и конференций. Каждодневную работу также проводят диаспорские организации.  Те, кто посещают Нагорный Карабах, делятся на две категории. Одни посещают потому, что они действительно, может, и не знают. Либо полагают, что им это сойдет с рук. А другие в курсе всего этого, но нарушают целенаправленно, руководствуясь определенными политическими соображениями. Один из них — блогер Александр Лапшин. Ему навсегда закрыта дорога сюда. Он повел себя по-хамски. И зная, что Нагорный Карабах является территорией Азербайджана, занялся самой настоящей казуистикой, игнорировал нормы международного права. Более того, после того, как президент Азербайджана помиловал его, он озвучил различные заявления и так далее.

— В «черный список» МИД на данный момент включены имена 708 граждан. Есть ли практический эффект этого документа?

— Думаю, что есть. В любом случае, подобные списки должны быть. Дело в том, что среди тех, кто посещал оккупированные территории, есть граждане, которые признают свою вину. И когда они возвращаются сюда, мы учитываем их понимание ситуации и вычеркиваем их имя из этого документа. Более эффективного метода пока еще нет. Именно таким образом мы можем ограничить посещение Нагорного Карабаха гражданами со стороны. Но полностью пресечь это не возможно. Так как уследить за каждым, кто въезжает в Нагорный Карабах, очень сложно. Но если бы не было этого списка, возможно, количество подобных лиц было бы не 708, а в два-три раза больше. И это является примером для тех, кто желает незаконно посетить территории, находящиеся под армянской оккупацией.

— Неоднократно предлагали принять закон об оккупированных территориях, аналогичный тому, который действует в соседней Грузии или Украине. Однако мы не спешим с принятием данного закона. Почему? Хотя в той же Грузии или же Украине данный закон успешно отстаивает интересы этих стран.

— При всей схожести подобных ситуаций, наша все же имеет свои особенности и отличия. Украина сегодня враждует с Россией. Грузия также находится в полувраждебных отношениях, и у этих стран отсутствуют дипотношения с Москвой. Мы понимаем, что и в нашем случае когда-то за сепаратистами стояли российские военные круги. Если мы будем поступать так же, как Грузия и Украина, значить нам нужно зайти слишком далеко, пойти на обострение отношений с Россией, довести все это до конфликтной ситуации.  Чего мы добьемся, я не понимаю. Того, что в Нагорный Карабах не будут приезжать люди со стороны? Либо моментально решится армяно-азербайджанский конфликт? Поэтому, мы выбрали серединную линию, и она позволяет наказывать «непрошенных гостей», и в то же время реализовывать свой внешнеполитический курс.

Бахтияр Сафаров.

Minval.az