У Азербайджана есть все права для решения конфликта в Карабахе военным путем

Договоренности, достигнутые в ходе короткой беседы Президента Азербайджана и премьер-министра Армении в Душанбе, вернее, их анализ, по-прежнему в «топе» тем для политиков и экспертов. Эти договоренности по совершенно понятным причинам были в центре внимания и в ходе недавней встречи Никола Пашиняна с депутатами парламента Армении. В частности, отвечая на вопрос представителя РПА Армена Ашотяна, Пашинян  сообщил, что оперативной связи с президентом Азербайджана еще не налажено, но работы в этом направлении продолжаются.«В настоящий момент связь еще не установлена, в этом направлении ведется работа, но я с удовольствием хочу отметить, что ситуация на линии соприкосновения и армяно-азербайджанской границе в последние дни несравненно спокойнее», — цитирует «народного премьера» газета «Аравот».

Однако когда будет установлена эта самая оперативная связь, армянскую околополитическую «тусовку» волнует далеко не в первую очередь. В центре внимания другое: как это так — премьер-министр вел переговоры, никоим образом не упомянув о «Венских» и «Санкт-Петербургских» договоренностях?

И это уже не просто внутриполитическая «пикировка», а признак охватившей Ереван нешуточной паники. И для того, чтобы понять ее причину, не обойтись без короткого экскурса в историю.

Режим прекращения огня в Карабахе установился еще зимой 1994 года, и держится он исключительно «на доброй воле сторон»— без миротворческих сил, согласованных и четко обозначенных «зеленых» и «демаркационных» линий, «развода» подразделений и т.д. В Азербайджане по вполне понятным причинам выступали и выступают против какой-либо фиксации линии фронта в ее нынешней конфигурации и настаивают на скорейшем и безоговорочном выводе армянских войск из оккупированных азербайджанских земель. Армения о выводе войск не желает и слышать. Это факты общеизвестные. Только вот есть еще одно обстоятельство, на которое не всегда обращают должное внимание. Отсутствие «фиксации» линии фронта до последнего времени вполне устраивало и Армению. Здесь не только упивались результатами территориальных захватов начала девяностых, но и активно строили планы «наступать до Евлаха и Мингечаура», «перерезать трубопроводы и железные дороги» и вообще «пить чай в Баку» — разумеется, при поддержке России.

В апреле 2016 года Армения решает перейти от слов к делу, провоцирует в регионе новую вспышку боевых действий — и получает впечатляющую порцию неприятностей. Внезапно в Ереване осознают, что потеряли не только контроль над несколькими стратегическими высотами, но и иллюзии, будто бы «военная победа уже одержана, и Азербайджану осталось только примириться с результатами». Оказалось, что, во-первых, война еще не закончилась, во-вторых, линия фронта может сдвигаться в обе стороны, а в-третьих, реальный расклад сил в регионе, который армянской армии пришлось изучать не по докладам разведки и даже не кадрам с военных парадов, а под реальными ударами дронов-«камикадзе», такой, что меняться она как раз будет в пользу Азербайджана, Армении. Тогда в Ереване попытались поднять сначала вопрос о «мерах безопасности». Затем решили взять хитростью и предложили установить на линии фронта видеокамеры, которые должны были фиксировать, кто первый начал стрелять. Но уловка не прошла: в Азербайджане тут же заявили, что эта вроде бы невинная мера «заморозит» линию фронта в ее нынешнем состоянии, а на выводе войск настаивает не только Баку, но и СБ ООН.

И вот теперь Никол Пашинян вел в Душанбе с Президентом Ильхамом Алиевым свои «переговоры на ногах». А в Ереване делали и делают выводы: никакой «фиксации линии фронта» нет и не предвидится. «Гарантий безопасности» тоже.

Наконец, и в Баку весьма четко дают понять, что не исключают военного решения конфликта, если переговоры не дадут результата. И уж тем более будут давать соразмерный ответ на разного рода провокации армянской стороны. Причем по ту сторону линии фронта к этим предупреждениям относятся со всей серьезностью. Достаточно вспомнить, как в 2011 году в Армении отказались от намерения ввести в эксплуатацию аэропорт в оккупированном Ханкенди — после того, как Азербайджан предупредил, что, во-первых, контролирует небо над Нагорным Карабахом, а во-вторых, любой самолет, который войдет в азербайджанское воздушное пространство вне оговоренных международных воздушных трасс, будет считаться бортом-«нарушителем» со всеми вытекающими: его сначала постараются принудить к посадке, а если не получится, то собьют. В Армении тогда обвиняли нашу страну во всех смертных грехах, нашлись даже дипломаты, которые принялись увещевать Азербайджан «разрешить полетать», но открытия аэропорта так и не состоялось. В 2014 году попытка армянских военных вертолетчиков устроить показательный «боевой разворот» в сторону азербайджанских позиций закончилась залпом из ПЗРК «Игла» и гибелью экипажа. В  мае 2017 года армянские оккупанты вывели на передний край ЗРК «Оса» — и получили с азербайджанской стороны меткий удар противотанковой ракеты. Потом в Интернете было размещено видео, запечатлевшее и удар ракеты, и детонацию боекомплекта. Наконец, отказ армянской армии от обещанных «авиационных учений» в Карабахе тоже говорит о многом. И это не считая серии ответов на мелкие инциденты.

Это, конечно, еще не война. Национальной армии Азербайджана все еще не отдан приказ наступать по всему фронту. И в центре внимания — «большая дипломатия» по урегулированию конфликта.

Можно долго, до самых мельчайших деталей, анализировать международную ситуацию, расклад сил и т.д. Важно другое. Прежде всего, право государства на самооборону никто не отменял. И у Азербайджана было и есть право на восстановление своей территориальной целостности военным путем. Наша страна признана мировым сообществом в существующих границах. И да, нет никаких соглашений и обязательств, в силу которых Азербайджан не имел бы права отдать своей армии приказ наступать.

Международная ситуация тоже далеко не однозначна. Южный Кавказ — уже не та глухая геополитическая провинция, каким он был в 1992-1993 году. Сегодня наш регион благодаря азербайджанским нефтегазовым проектам в центре внимания. Конечно, в затяжной войне у стратегических трубопроводов не заинтересован никто, но и терпеть рядом с ними «тлеющий конфликт» тоже желающих мало. К тому же одно дело — затяжная война, и совсем другое — молниеносная операция, в ходе которой в регионе будут восстановлены международно признанные границы.

Наконец, надежды Армении на помощь со стороны РФ тоже не стоит возводить в абсолют. И не только потому, что в 2016 году личный состав российской базы в Гюмри не стал отвоевывать для Армении Лелетепе, а в 2018 —Гюннют. Просто изменилась ситуация. Нагорный Карабах — это территория Азербайджана, и лежит он вне зоны ответственности ОДКБ. В Москве, конечно, никогда не относились к границам новых независимых государств с почтением и уважением, но после санкций, введенных против РФ за захват Крыма и войну на Донбассе, на фоне неприятностей за хакерские атаки на ОЗХО, ответственности за сбитый малайзийский «Боинг», дела Скрипалей и т.д. и т.п. влезать еще и в карабахский конфликт? Здесь цена попыток разыграть сценарий «ихтамнет» может оказаться слишком высокой. Прямого вмешательства за пределами зоны ответственности ОДКБ — тем более. Да и запалить в Азербайджане новые сепаратистские мятежи теперь  затруднительно. Зрелость государства вышла на совершенно другой уровень.

Просто в Баку понимают и другое. Применение силы — это крайняя мера. До 2016 года предписывалось считать, что «конфликт в Карабахе не имеет военного решения». Теперь понятно: военное решение у этого конфликта есть. Просто существуют и другие реалии. Нынешняя ситуация в зоне конфликта — это даже не две армии друг против друга, где у одной из сторон есть некоторый перевес, но вот гарантирует ли он победу — вилами на воде писано. Сегодня это скорее ситуация вокруг дома, где террористы захватили заложников. Да, они вооружены и опасны, но вот против стянутых к месту событий спецподразделений шансов у них ноль. Но даже в этой ситуации с террористами ведут переговоры, убеждая их сдаться добровольно. И не потому, что у «спецназа» нет сил для штурма. Просто даже успешный штурм вряд ли обойдется без жертв. Вот и Армению сегодня убеждают сдаться добровольно и освободить заложников, в роли которых оказались и ее граждане, и немногие оставшиеся в Карабахе мирные жители. Пока в Армении пытаются осознать новую ситуацию. Только вот «счетчик продолжает щелкать». И у Еревана все меньше времени до команды «Огонь!».

Нурани, политический обозреватель Minval.az

Minval.az