Выдержит ли его армянский политический класс?

Короткая беседа Президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна в ходе саммита СНГ в Душанбе продолжает оставаться в центре внимания политиков, экспертов и журналистов Южного Кавказа. Распространенные накануне телеканалом «Россия 1» видеокадры подтолкнули новый всплеск дискуссии, сколько же времени продолжалась эта самая «короткая беседа»: протокольная съемка запечатлела, как Президент Азербайджана и премьер-министр Армении выходят из одного лифта. Более того, российские журналисты, комментируя эти самые кадры, подчеркивали: где еще могло произойти такое, как не на саммите СНГ!

Понятно, что такая встреча для Москвы — это, безусловно, шанс, и неплохой шанс, поддержать свое изрядно пошатнувшееся реноме «главного медиатора» событий в регионе, умелого посредника и т.д. Правда, вряд ли это повод вспоминать не оправдавшие себя прогнозы насчет грядущего «вступления Азербайджана в ОДКБ» и выстраивать их вторую серию уже в стиле «вот сейчас Москва подтолкнет Ереван и Баку к соглашению между собой, и тогда уже у Еревана не будет оснований накладывать вето на вступление Азербайджана в ОДКБ и ЕАЭС». На самом деле, во-первых, Азербайджан не проявляет интереса к такого рода форматам не только и не столько из-за членства в них Армении, сколько из-за того, что в Баку в принципе не намерены делиться суверенитетом, неважно, с Москвой или Брюсселем. А во-вторых, конфликт между Азербайджаном и Арменией всегда был для РФ прежде всего способом привязать к себе и Баку, и Ереван.

Однако куда больше здесь проявились региональные реалии. Администрация Президента Азербайджана раскрыла некоторые подробности. Здесь прежде всего подчеркнули, что официальный Баку всегда готов к конструктивным переговорам и контактам, служащим урегулированию армяно-азербайджанского конфликта. Особо отметили, что формат переговоров остается неизменным, и переговоры ведутся именно между Арменией и Азербайджаном, которые являются сторонами конфликта. Кроме того, напомнили, что, во-первых, главная причина нарушений режима прекращении огня — это незаконное нахождение армянских войск на оккупированных азербайджанских территориях. А во-вторых, виновником нарушения режима прекращения огня и обострения ситуации всегда выступает армянская сторона. В частности, в Администрации Президента Азербайджана напомнили о широкомасштабных военных учениях, проведенных армянскими вооруженными силами на оккупированных территориях Азербайджана как раз после встречи глав государств в ноябре 2014 года в Париже, об известном инциденте с вертолетом, (который совершал боевой разворот над азербайджанским позициями и получил залп из ПЗРК «Игла» под брюхо — Ред.),  об обстрелах из тяжелых орудий мирного населения и умышленном обострении ситуации в апреле 2016 года. И подчеркнули, что вывод армянских войск с оккупированных территорий Азербайджана в соответствии с требованиями резолюций Совета безопасности ООН устранит не только фактор военного риска — в таком случае не будет необходимости в режиме прекращения огня, откроются всесторонние возможности для политического решения конфликта, и тем самым в регионе будут обеспечены мир, стабильность и безопасность. Плюс ко всему в Баку уточнили: разговор в Душанбе состоялся по инициативе армянской стороны.

А вот эта деталь несет в себе огромную «смысловую нагрузку». Понятно, что мяч находился на армянской половине поля. Да еще к тому же Никол Пашинян не мог не понимать, что конфликт находится в состоянии «тикающей бомбы». Прошедшие в Баку военные парады, масштабные военные учения, наконец, полученная прямо накануне саммита партия «Полонезов» — все это по понятным причинам подталкивало и подталкивает Ереван к возобновлению диалога куда убедительнее, чем призывы сопредседателей Минской группы. Здесь просто поняли, что фраза «если не начать переговоры, риск войны многократно возрастет» сегодня приобретает куда большую актуальность.

Плюс ко всему Пашиняну еще и по внутриполитическим причинам необходимо по крайней мере застраховаться от масштабных неожиданностей в Карабахе. Да, ему и его союзникам удалось выиграть выборы Совета старейшин Еревана, но, как едко заметил сайт Shame.am, «Ереван еще не вся Армения, а 81 процент от 43 процентов избирателей Еревана – еще не весь армянский народ. Об этом, кроме Никола Пашиняна, знают все, и даже дети». «В переводе»: победить на досрочных парламентских выборах, которые вроде бы обещают провести к концу года, Николу Воваевичу будет потруднее, чем «взять штурмом» ереванскую мэрию. Сосуществовать с парламентом, оставшимся в наследство от Сержа Саргсяна — тем более. Особенно теперь, когда республиканцы приходят в движение. Удерживать хрупкое внутриполитическое равновесие и так задача не из простых, а что будет в случае масштабного обострения в Карабахе?..

Другое дело, что в современном мире не бывает ни бесплатного сыра, ни бесплатных тайм-аутов. И для того, чтобы переговоры возобновились, Николу Воваевичу пришлось отказаться прежде всего от своих прежних требований в стиле «переговоры не с нами, а с Карабахом». И не только от этого.

Возможно, конечно, что разговор в Душанбе — это как раз тот случай, когда так и просится на язык и на экран монитора древняя восточная мудрость «Самая длинная дорога начинается с первого шага». Да, то, что произошло в Душанбе, это еще не субстантивные переговоры и даже не полноценная встреча президентов. Но, без сомнения, пусть даже не шаг, а крошечный шажок, но в правильном направлении.

Другое дело, что даже этот короткий разговор Президента Азербайджана и премьер-премьер-министра Армении по дороге от церемонии фотографирования к залу, где проходила рабочая сессия саммита, превращается в серьезный тест для политического класса Армении на готовность к диалогу с Азербайджаном. И его первые результаты вряд ли дают повод для бурных аплодисментов и эмоционального оптимизма.

Главное свое поражение — крах очередной попытки «вдавить» Бако Саакяна в переговорный процесс — в Армении постарались «вынести за скобки» точно так же, как избегали говорить о своих территориальных потерях в результате боев под Лелетепе, а потом и Гызылгая-Гюннютской операции. Но, как оказалось, это не единственная «плохая новость». Не успел еще Никол Воваевич рассказать об итогах своих переговоров в Душанбе, как на авансцену вышел политолог Грант Мелик-Шахназарян: к вящему ужасу «эксперта», премьер-министр Армении Никол Пашинян, оказывается, свел на нет договоренности, достигнутые в Вене и Санкт-Петербурге относительно создания механизмов расследования приграничных инцидентов и расширении полномочий офиса личного представителя действующего председателя ОБСЕ.

Здесь, пожалуй, нужна небольшая ретроспектива. Напомним: еще по горячим следам боев в апреле 2016 года и понесенных в результате «территориальных потерь» в Ереване сначала заявили, что отказываются от дальнейших переговоров и вернутся только после того, как получат «гарантии безопасности». Что в ереванском прочтении должно было означать, что Армения имеет право обстреливать азербайджанские села из тяжелых орудий, а вот Азербайджан отвечать уже не может. А когда Сержу Саргсяну пришлось от этих требований отказываться и послушно возвращаться к переговорам, то в СМИ тут же запустили этакий «спасительный фейк»: дескать, на встречах в Вене и Санкт-Петербурге эти договоренности были достигнуты! Но вот такой-сякой Азербайджан их то ли не выполняет, то ли не желает признавать…

И вот теперь Никол Пашинян в Душанбе договаривается о мерах по предотвращению инцидентов с чистого листа, никоим образом не упомянув те самые мифические «договоренности». А Грант Мелик-Шахназарян возмущается: внимание Пашиняна сконцентрировано на проведении внеочередных парламентских выборов, но власти должны осознать, что речь идет не о внутриполитических процессах, а о вопросах национальной безопасности, к которым необходимо относиться  серьезно, тщательно взвешивая все слова и решения. И вообще, как это можно — за 1,5-2 минуты решать такие вопросы? После чего назидательным тоном читает нравоучения «народному премьеру»: «Пашинян должен осознать, что он больше не депутат или главред издания, и в качестве премьера его слова имеют совсем другую значимость».

Конечно, на заявления Гранта Левоновича можно было бы не обращать внимания, если бы не некоторые обстоятельства. Прежде всего, его заявления в стиле «как это вообще можно — договариваться с таким-сяким Азербайджаном?» усиленно тиражируют многие СМИ, что уже однозначно указывает на популярность такого рода взглядов в Армении. Кроме того, нелишне вспомнить, что в 1997-1998 году уже был «похоронен» призыв к миру Левона Тер-Петросяна. Никол Пашинян, правда, до этого не дошел — он всего лишь возобновил переговоры, но даже такой шаг для определенной части армянского политического класса оказался чем-то немыслимым. Судя по всему, 20 лет пребывания  у власти «карабахского клана» и нагнетания антиазербайджанской истерии не прошли даром.

Наконец, в те же дни, когда Никол Пашинян в Душанбе искал способ возобновить переговоры, напомнил о себе такой персонаж, как Давид Бабаян, именующий себя «пресс-секретарем президента Нагорного Карабаха». И принялся возмущенно изрекать, что, оказывается, такой-сякой Азербайджан после военных учений держит на передовой около трети боевой техники, и если в ближайшее время она не будет отведела, то «возникнет необходимость обратиться к международным структурам, подробно представить ситуацию».

Здесь бы, конечно, напомнить: где на своей территории держать оружие и технику, Азербайджан испрашивать разрешения не намерен ни у кого. А тем более у таких карикатурных персонажей, как Давид Бабаян. Понятно, что танки, ракетные установки и системы залпового огня не на шутку нервируют «начальство», и не только «начальство», по ту сторону линии фронта, но оккупация чужих земель — дело небезопасное. А если еще расклад сил изменился не в пользу агрессора и оккупанта — тем более.

Точно так же уместно не без иронии поинтересоваться: а кто именно будет обращаться? Господин Бабаян лично? Но, как бы поделикатнее, «Нагорный Карабах» в качестве отдельного государственного образования и стороны конфликта международные структуры не признают. МИД Армении или ее министерство обороны? Но почему в таком случае высказывать эту вздорную позицию поручено Давиду Бабаяну? В Ереване просто не хотят «светиться», понимая абсурдность претензий? Или…заявление Давида Бабаяна — это первый шаг к новой эскалации напряженности на линии фронта, но теперь «от имени Нагорного Карабаха»?

Ответы на эти — и многие другие — вопросы будут ясны уже в ближайшем будущем. Но если теперь, после Душанбе, армянский политический класс провалит не просто новый раунд переговоров, а тест на готовность к диалогу с Азербайджаном как таковому, тогда уже страхи господина Бабаяна (и не только Бабаяна) по поводу азербайджанского оружия вблизи линии фронта получат куда более конкретное «наполнение». Так что выбор вновь за Ереваном. И он уже не предусматривает «вариантов, приятных во всех отношениях».

Нурани, политический обозреватель  Minval.az

Minval.az