Каким образом могут измениться границы в регионе, если Армения не успеет договориться с соседями и отказаться от территориальных притязаний?

Сегодня уже трудно представить себе телевидение без коммерческой рекламы. История зафиксировала точную дату ее появления — первый официальный платный телевизионный ролик в США был продемонстрирован 1 июля 1941 года нью-йоркской телестанцией WNBT (теперь WNBC) перед бейсбольным матчем между Бруклин Доджерс и Филадельфия Филлис. В нём рекламировались наручные часы Bulova.

С того времени изменилось многое. Телевизионная реклама превратилась в огромную индустрию с миллиардными оборотами. И, конечно же, здесь появились свои шедевры и уж точно рекламные ролики, ставшие, как говорится, «мемом». Один из них — реклама популярной марки шоколада, где персонаж, изображающий конфетку желтого цвета, сидя в «продуктовом» бумажном пакете, радостно обращается к своему красному собрату, держа в руках какой-то список: «Смотри, мы в списке гостей!» На что тот отвечает: «Желтый, это меню».

Проводить параллели между рекламой детских шоколадных конфет и серьезной политикой —заведомый моветон. Только вот в истории обстоятельства не раз складывались и могут сложиться таким образом, что государство, вознамерившись принять участие в дележе чужих территорий, вдруг обнаруживает себя не среди приглашенных к столу гостей, а в меню. То есть делить будут уже ее. Армения здесь — весьма вероятный кандидат.

Выступая на торжественном заседании Милли Меджлиса в честь 100-летия создания азербайджанского парламента, президент Ильхам Алиев, в числе прочего, напомнил, что «Армения в силу своей захватнической политики переживает кризис и спад. Согласно официальной статистике, бедность там достигает 30, в действительности же, 50 процентов. Имеют место массовая безработица, депопуляция, массовый выезд людей. Нет никаких оснований для экономического развития». Как подчеркнул Президент, «у Армении есть один путь выхода из этой тяжелой, сложной ситуации – освобождение наших земель. После этого могут быть созданы условия для их развития. Если они желают продолжить захватническую политику, то должны знать, что это ни к чему не приведет. Это закончится для них очень плохо».

Здесь нужно небольшое пояснение. Да, Армения по-прежнему оккупирует 20% территории Азербайджана. Но  расклад сил изменился коренным образом. «Мы создали мощную армию, —напомнил в своем выступлении президент Ильхам Алиев. — Сегодня согласно международным рейтингам Азербайджанская армия входит в число 50 самых сильных армий в мировом масштабе, и это реальность». Более того, эту неудобную для себя реальность Ереван уже имел возможность почувствовать «в деле» —и во время апрельских боев 2016 года, и в ходе Гызылгая-Гуннутской операции, и в ходе тех самых «небольших инцидентов» на линии фронта, когда армянские оккупанты пытаются прощупать передний край азербайджанской обороны и получают ответ. Впрочем, шанс договориться с Азербайджаном на переговорах все еще есть. Правда, для Армении это вряд ли будет «договор мечты». Принцип территориальной целостности, уважение границ и четыре «карабахские» резолюции СБ ООН никто не отменял, и именно они составляют «правовую папку» урегулирования. И самое главное, заявления нового руководства Армении в лице Никола Воваевича Пашиняна в стиле «я не могу вести переговоры от имени Нагорного Карабаха а они войск выводить не хотят» никак не позволяют считать Ереван вменяемым партнером. Президент Азербайджана заявил об этом прямо: «Нам предлагают решать вопрос мирным путем. Мы тоже стремимся к этому. Но для этого необходимо иметь перед собой адекватную сторону. Мы не видим такой адекватности». Добавим от себя: в Баку с самого начала предупреждали, что терпение Азербайджана не безгранично, и если договориться не удастся, то территориальная целостность страны будет восстановлена военным путем.

А это значит, что развитие событий в Карабахе подходит к решающему рубежу. Да, пока еще у Армении есть время договориться с Азербайджаном, убрать войска с чужой захваченной территории и отказаться от попыток силовой перекройки границ, признанных ООН. Только вот это «пока» не будет продолжаться вечно. И если в Армении упустят и время, и шанс договориться, то в этом случае военный удар станет уже неизбежным. Опять-таки хорошо, если в Ереване успеют договориться хотя бы после военного поражения в Карабахе. А если нет?

На победу здравого смысла в Армении, увы, не указывает ничего. Более того, в Ереване открыто строят планы и мечты по массовому пересмотру границ в регионе. В 2016 году на пике популярности были разговоры о том, что вот теперь, на фоне нестабильности в Сирии, может быть пересмотрено соглашение Сайкса-Пико, и тогда, возможно, Армении перепадет часть турецкой территории. Теперь же здесь старательно перепечатывают из российской «Независимой газеты» опус некоего историка Александра Широкограда, который на полном серьезе уверяет: Карсский договор, мол, заключали на три года, в 2021 году его срок истекает, и тогда…Не будем вступать в долгую дискуссию и разъяснять, что вслед за Карсским договором и Турция, и Азербайджан, и Грузия, и Армения были признаны в своих нынешних границах, и уже эти границы закреплены во множестве договоров и соглашений. Просто примем как факт: Армении постоянно «подогревают» и «подталкивают» регион к силовой перекройке границ. Эту маленькую, бедную и притом агрессивную страну смело можно  назвать чемпионом по территориальным притязаниям к соседям. Армения, напомним, граничит с четырьмя государствами — Азербайджаном, Грузией, Ираном и Турцией. С Азербайджаном у нее «открытый» конфликт, ставший результатом ее притязаний на Карабах — сначала нагорный, а теперь уже и равнинный. С Турцией — конфликт «тлеющий». В Ереване малюют на своем гербе Агры-Даг, находящийся в Турции, и практически открыто заявляют о «преодолении последствий «геноцида армян»», что в переводе с местного политического означает передачу Армении шести восточноанатолийских вилайетов. Отношения с Грузией внешне спокойные и во всех смыслах дипломатические, но в армянских кругах — позволим себе такой медицинский термин — персистирует вирус территориальных притязаний еще и на грузинскую Джавахетию.

А это значит, что в Ереване не признают три из четырех собственных границ — за вычетом разве что 42 километров границы с Ираном по реке Араз в Зангезуре. Пока все это обсуждается «в тиши кабинетов». Но в случае военного сценария измениться может многое, если не все. Тогда уже в действие вступают уже другие, весьма неудобные реалии. Об этом не очень любят говорить вслух, но, во-первых, страна, которая не уважает чужих границ, вряд ли может рассчитывать на исключительный пиетет в отношении своих. Во всяком случае, трудно однозначно ответить на вопрос, стал ли бы реальностью «косовский прецедент», если бы перед этим «белградский мясник» Слободан Милошевич не пытался бы урвать куски от территорий Хорватии и Боснии. А во-вторых, если страна затевает силовую перекройку границ, то тут нет и не может быть гарантий, что «сдвигаться» границы будут только в ее пользу. Очень часто бывает как раз наоборот. Особенно если перед этим не в ее пользу сдвинется баланс сил.

А теперь вспомним: в 1918 году в состав Азербайджана входили земли Зангезура и восточный берег озера Гейча. Это, условно говоря, минимум: Армению создавали по большей части на землях азербайджанского Эриванского ханства. Да и Ереван был уступлен Армении в 1918 году в качестве столицы в обмен на отказ от претензий на Карабах. Это условие не было выполнено — ни тогда, ни сейчас.

Сегодня в составе Армении, на границе с Грузией, есть такая область, как Лори. Эти земли были частью сначала Картли-Кахетинского валийства в составе государства Сефевидов, затем — Картлийского царства, Картли-Кахетинского царства, наконец, Тифлисской губернии и только в 1921 году были подарены Москвой Армении.

Не все гладко и с границей Турции. В Армении любят метать ядовитые стрелы в адрес Карсского и Московского договоров, которые поставили крест на мечтах создать «Западную Армению» на землях Восточной Анатолии. Только вот забывают при этом, что 7 ноября 1920 года армянские войска были разбиты под Эрзурумом и покинули Александрополь, нынешний Гюмри. А 2 декабря того же 1920 года дашнакское правительство Армении подписало с Турцией Александропольский мирный договор, на условиях куда более тяжелых, чем Карсский и Московский. Согласно ему,  к Турции отходили Карс и Сурмалинский уезд, при этом Армения лишалась права вводить обязательную воинскую повинность, а максимальная численность её армии устанавливалась в 1500 чел. при 8 орудиях и 20 пулемётах. При подписании Карсскоо договора многие условия для Армении были смягчены. Впрочем, есть и другой исторический факт: в мае 1918 года Турция контролировала Гюмри и Беюк Гаракилься. В Гюмри, конечно, есть российская база, но…точно такая же база была в грузинском Вазиани. В Азербайджане до 2012 года действовала Габалинская РЛС. Наконец, впечатляющий «частокол» имелся в странах Балтии и Восточной Европы. И это не считая Афганистана.

Изложенное выше, конечно, еще не означает, что уже на будущей неделе начнется пересмотр границ Армении по принципу домино, и у нее останется немного шансов вообще не исчезнуть с карты мира. Но это как минимум повод вспомнить старую поговорку: «Если живешь в стеклянном доме, не стоит бросаться камнями в соседей». Шанс вспомнить ее и сделать выводы у Еревана есть. Правда, времени остается все меньше.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az