Давно замечено, что грядущему, которого ждут с нетерпением, всегда предшествуют тени. Это умозаключение не просто плод фантазии, а проверенный эмпирический вывод.

В Армении праздник независимости, и она усилиями своего лидера охотно включается в новую волну эйфории. Вообще пребывание в эмоциональном подъеме, закручивание революционного фестиваля это уже фирменный знак страны, которая борется с голодом и надвигающимися холодами. В него заключен заключена искусственно раздуваемая радужность.

Премьер Пашинян мечется между кабинетом и площадью, демонстрируя доселе неизвестные политической практике примеры хлесткого позиционирования в пространстве. Его находчивость, если судить по частоте походов на площадь, не знает границ. По любому поводу он устремляется к людям, чтобы излить душу. В образе народа он по-прежнему видит свое спасение.

Уличная эйфория настолько заняла главу кабинета, что ему не до грузных проблем экономики, не до Карабаха. Он нашел свой способ демонстрации бойцовской непреклонности. А пафос позиции в том, что он абсолютный лидер. Однако в этом же заключена далеко непростая загвоздка.

По выражению классика, после каждой революции, когда народ высыпает на улицы и площади, раскручивает маховик свободы, неожиданно приходит смиритель, который и возвращает все на круги своя. Иной раз он бывает не из своих…

Для нынешней Армении, находящейся в разобранном состоянии,  неопределенность уже норма. Соотношение вопросов и ответов в спектре незавершенной войны стремительно меняется в пользу первых. Положение никак не способствует и не располагает к тому, чтобы переключиться на праздничный лад.

Из практики других государств хорошо известно, что выстраивание публичного диалога с народом к месту, если есть динамика в развитии, нет движения назад, как это происходит с Арменией. Все пущено на самотек.

Ничего не меняется, потому что нет антикризисных действий, осмысленной программы реорганизации системы управления. А Карабах, который стал проклятием для армян, и вовсе висит дамокловым мечом над будущим Армении. Но, как говорится, сколько веревочке не виться, все равно приходит конец.

Бывшие президенты пошли на демарш, сообщив о нежелании участвовать в праздничных мероприятиях. Власть по этому поводу особо не горюет, видя причину нынешних бед в их ошибочном правлении. Пашиняновская пропаганда обвиняет Левона Тер-Петросяна, Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна в утрате национального суверенитета, что стало следствием отрицания роли масс в национальном строительстве.

С такой постановкой можно согласиться. В предыдущие годы Армения действительно утратила механизмы легитимности, ударившись в разбойную политику в отношении Азербайджана. В конце 90-х конституционный строй сменила военно-криминальная власть, предоставившая широкое поле беспределу.

Пока карабахские мафиози устраивали походы на карманы простых сограждан, устраивали приближенных на доходных позициях, превращали страсть к шику в собственную преференцию, платформа стабильности давала одну трещину за другой. Это правда, что Пашиняну досталось даже не хилое, а убогое хозяйство от предшественников. Чтобы выправить положение, важны две диспозиции – реорганизация управленческой системы и отказ от гибельной стратегии расширения жизненного пространства. В сути именно по этим двум направлениям и началось саморазрушение страны.

Но Пашинян и его приближенные честны отчасти. Они не договаривают. Не зря говорят мудрецы, что нет ничего хуже недосказанности. Он утверждает, что его предшественники готовились сдать Карабах Азербайджану, хотя и это не соответствует действительности. Наводя туман на территориальную проблему, Пашинян сам ударяется в абсурд, представляя положение в чудовищно размытом фокусе. Это же надо называть оккупированный Карабах гарантом безопасности Армении.

Ход его глубоких мыслей убеждает, будто апрельская революция вместе со свободой от криминалитета принесла еще и законченную независимость Карабаху, и посему тема возвращения азербайджанских земель законному владельцу закрыта.

Он сетует, мол, с момента обретения независимости творческая энергия  соотечественников растрачивалась впустую, и получается, что пришел настоящий спаситель, положивший начало обратному. Все благозвучно на словах.

Для наиболее краткого описания положения Армении идеально подходит одно слово – температура. Как и у отдельно взятого человека, так и у общности высокая температура — признак серьезного заболевания. Она нередко приводит к летальному исходу, если не считаться с ней.

Сделав словосочетание «новая Армения» основным запалом лексики, Пашинян не ведает, что ничего нового в стране нет и не предвидится. Даже лидеры государств, поздравляя премьера с днем независимости, довольствуются краткими и обтекаемыми фразами. Не мудрено.

Чем поздравлять-то, если страна с ее апрельским синдромом продолжает откат назад?!

Начинать надо было с Карабаха, в хронологии которого есть свой апрель. Он – это и напоминание, и предупреждение, и урок, который пора бы выучить. И еще. Тени будущего, которое обещает премьер, ничего светлого и доброго в себе не отображают. Неужели не понятно?!

Тофик Аббасов, обозреватель Minval.az

Minval.az