Соперниками Саакяна заинтересовалась Москва?

Политическая жизнь идет во всех странах. Где-то все происходит гласно, открыто и в рамках закона: с предвыборными кампаниями, дебатами, голосованием…Там, где этот механизм не срабатывает, власть меняют при помощи «народной волны», которую можно назвать и «бархатной революцией», и социальным взрывом — кому как нравится. Где-то все вершится путем «дворцовых интриг» и «драки бульдогов под ковром». Пример, когда аккредитованные в Москве корреспонденты западных изданий старательно отслеживали, в каком порядке стоят  на трибуне Мавзолея на Красной площади члены политбюро, пытаясь таким образом определить, кто из них более влиятелен, а кто — менее.

И, конечно же, свои «национальные особенности» политики, точнее, борьбы за власть существуют и на чужих захваченных территориях, где оккупанты сколотили этакие марионеточные режимы для прикрытия. Здесь тоже идет нешуточная внутренняя «грызня»: во-первых, за благосклонность властей той страны, которая этот оккупационный режим содержит. А во-вторых, за контроль над финансовыми потоками, которые поступают из «метрополии» на содержание всего этого режима. Не является исключением и оккупационный режим, созданный Арменией в захваченном азербайджанском Карабахе.

Нет, внешне все спокойно. В Ханкенди прибыл начальник генштаба ВС Армении Артак Давтян, которого уже принял Бако Саакян, именующий себя «президентом Нагорного Карабаха». Обсуждали «вопросы военного строительства». Никаких намеков на наличие на оккупированных землях внутриполитических проблем не прозвучало. Но…

Здесь нужно небольшое уточнение. Административные взаимоотношения между Ереваном и оккупационным режимом в Ханкенди весьма деликатные и еще основанные на этаких неофициальных договоренностях, которые можно было бы назвать «джентльменскими», если бы их заключали джентльмены, а не дорвавшаяся до власти шпана. После того, как Ирак в 1990 году захватил Кувейт, объявил его своей 19-й провинцией, а затем получил «Бурю в пустыне», по ту сторону линии фронта форсировать юридическое оформление «миацума» тоже не рискнули. И поторопились запустить запасной сценарий — «независимость и самоопределение Арцаха». Правда, признать новоявленную «республику» не спешат даже в Ереване, понимая, какой будет международная реакция. Особенно если по ходу попытаться еще и «приармянить» земли равнинного Карабаха, которые никогда не входили в бывшую НКАО. Эти игры в «независимость» никоим образом не препятствуют ни службе призывников из Армении на оккупированных азербайджанских землях, ни «миграции» руководящих кадров, ни многому другому. Но взамен Ханкенди получил небольшую «свободу рук». Опытные наблюдатели помнят: когда Левон Тер-Петросян запретил в Армении деятельность АРФ «Дашнакцутюн», в Карабахе дашнаки продолжали действовать.

Но теперь, после крушения власти «карабахского клана», ситуация изменилась. Вскоре после «шашлычной  революции» Пашиняна в Ханкенди тоже вспыхнули волнения. Толчком послужил вроде бы бытовой инцидент: офицер спецназа что-то не поделил с местными, завязалась драка, после которой изрядно побитый спецназовец побежал за подмогой и привел аж полтора десятка (!) своих бойцов, которые быстро «объяснили», что такое настоящее «самоопределение по-карабахски». В ответ вспыхнули уже настоящие волнения. Из столицы Армении старательно увещевали: то, что можно в Ереване, никак нельзя в Ханкенди! В конце концов, отправив в отставку пару-тройку местных «силовиков» и «министров», ситуацию удалось пригасить. Но, как показывает практика, только внешне. Во-первых, никуда не исчезло социальное недовольство и, главное, его корни — бедность, произвол местных «людей с ружьем» и «купеческий разгул» местной элиты. А во-вторых, занервничали не только «низы», но и марионеточные «верхи». Где с напряженным вниманием наблюдают за ситуацией в Ереване и пытаются понять, что там происходит. Ереванская «Лрагир» с раздражением пишет: «Все «партии» (здесь и далее кавычки наши — Ред.) и политически активные группы (в Карабахе — Ред.) тоже ощущают крайнюю неопределенность и пристально смотрят на Ереван. Как бы ни стремились разные группы создать впечатление о самостоятельной политической активности, тем не менее, всех интересует лишь один аспект – вызвать интерес у премьера Армении и получить поддержку своей активности». А вот чего ждать из Еревана, непонятно.

Чуть больше недели назад в Ханкенди прибыл директор Службы национальной безопасности Армении Артур Ванецян, и ереванские осведомленные эксперты тут же вспомнили: Артур Ванецян примчался в Ханкенди как раз в то время, когда там находился Серж Саргсян. И это еще не все. Накануне в доме бывшего замминистра обороны Армениии, а затем – бывшего «премьер-министра Нагорного Карабаха» Артура Агабекяна сотрудники СНБ Армении провели обыск, что, если верить утечкам в соцсетях, сильно не понравилось Бако Саакяну и его «ближнему кругу». В Ханкенди обиделись: как это так — ереванцы проводят обыски и аресты в Карабахе и даже не считают нужным ставить Саакяна в известность? Но не исключено, что Бако Саакян банально и вульгарно испугался. В доме Артура Агабекяна — обыск. Ходят слухи, что из Ханкенди в связи с расследованием событий 1 марта в Ереван вызывали на допрос местных высокопоставленных «силовиков». А если завтра придут уже за ним, Бако Сааковичем Саакяном? Да, Роберта Кочаряна выпустить из тюрьмы заставила Москва, но вот нынешний ханкендинский «гауляйтер» на такую же благосклонность первопрестольной рассчитывать не может. В том числе и потому, что Москва явно заинтересовалась его политическими противниками. «Лента.ру» публикует пространное интервью с Тиграном Григоряном, членом местной «партии» под пышным названием «Национальное возрождение».

Конечно, это интервью, где Карабах именуется «Арцахом», Лачин — «Бердзором», и где даже в аннотации к беседе «Лента.ру» не считает нужным уточнить, что Нагорный Карабах, который она именует «второй армянской республикой» — это никем не признанный оккупационный режим — повод озвучить серьезные вопросы, и не только к редакции «Ленты.ру», но и, скажем, к Роскомнадзору. Но нетрудно догадаться, что Бако Саакян и его приближенные в первую очередь прочитают те отрывки, где Тигран Григорян дает нынешнему карабахскому «гауляйтеру» весьма хлесткую характеристику: «…Бако Саакян — нелегальный и нелегитимный «президент», — уверял оппозиционер. — Бако Саакян слаб. Я во время последнего митинга назвал его тряпкой, что само по себе немного жестко и, возможно, выходит за рамки политкорректности, но мне кажется, что это нужно было сказать». А еще припомнил Бако Сааковичу, как в Лачине поколотили активистов «Учредительного парламента», созданного, напомним, профессиональным террористом Жирайром Сефиляном. И если учесть, что ключевые для Еревана и тем более Ханкенди решения принимаются именно в Москве, и без «отмашек» и «согласований» это интервью даже теоретически не увидело бы свет, Саакяну есть от чего занервничать. Особенно с учетом того, что кое-кто готов делать ставку даже на авторов захвата полицейской базы в Ереване, то есть на заведомых террористов.

И уж тем более можно представить себе, с каким напряжением наблюдают за происходящим те самые немногочисленные мирные жители Карабаха. Которые прекрасно понимают, что в довершение ко всему регион втягивается в новую серию политических «разборок» и дележа власти, и скорее всего, не без вооруженного «компонента». Где уже не исключен никакой сценарий — ни локальный военный переворот с заменой Саакяна на более лояльную Пашиняну фигуру с последующими «зачистками», ни провоцирование новых столкновений на линии фронта в качестве отвлекающего маневра со всеми прогнозируемыми последствиями в виде «груза 200», ни аресты, ни передел местного жиденького бизнеса.

А теперь вспомним: Карабах — это территория Азербайджана. А его немногочисленное оставшееся мирное население — это, с точки зрения закона, граждане нашей страны, Что уже дает Азербайджану все основания для вмешательства в ситуацию, если в Карабахе в том или ином виде будет реализовыываться «силовой сценарий», начнутся массовые аресты и т.д. И да, еще одна деталь. Этим самым «мирным карабахцам» можно рассчитывать на реальные перемены к лучшему в своей жизни только после того, как над этим регионом будет восстановлен суверенитет Азербайджана и законная власть нашей страны. Что уже откроет путь и к экономическим реформам, и к инвестициям, и к решению других проблем. Другой вопрос, что об этом не решаются говорить вслух ни Пашинян, ни Саакян, ни тем более Григорян.

Нурани, политический обозреватель Minval.az

Minval.az