Ереван напуган санкциями США против России и Ирана

В мире, как известно, кроме престижной и уважаемой Нобелевской премии есть еще и «Игнобелевская», или «Шнобелевская» — за самые курьезные научные исследования года. Еще недавно исследователь, ну, скажем, женских скандалов во дворе, неважно, итальянском, одесском, бакинском или ереванском, был бы прямым кандидатом на ее получение. Сегодня, однако, такого рода потасовки изучает вполне себе серьезная наука — конфликтология, а специалисты исписали тонны бумаги рекомендациями, как вести себя в конфликтной ситуации, что говорить, а от каких сентенций лучше воздержаться. В числе прочего в «разруливании» дворовых потасовок на тему «Твое белье на машину моего мужа капает! — А чего он свою тарахтелку под моим балконом держит?!» популярен и такой совет: «Не пытайтесь докопаться, с чего все началось — так вы только увеличите поводы для обиды. Лучше ищите, как выйти из положения». Неплохой, в общем-то, совет, только вот имеет он, скажем так, ограниченную область применения: в дворовой потасовке вполне годится, а вот там, где один из участников явно  нарушил закон, уже нет.

Не беремся судить, объяснил ли кто-нибудь это простое правило Анне Акопян, супруге Никола Пашиняна. Той самой, которая недавно решила вспомнить о своем московском «миротворчестве» и, собрав в Ереване журналистов, принялась по второму кругу разглагольствовать в стиле «чтобы сказать нет войне, не нужно проводить изучения истоков возникновения войны, а нужно сказать нет войне, чтобы те, кто проводит исследования или переговоры без жертв с двух сторон могли сесть за стол переговоров».

Здесь, конечно, самое время вспомнить еще парочку рекомендаций из той же «прикладной бытовой конфликтологии», досчитать до десяти, глубоко вдохнуть и максимально вежливо, не переходя на личности, объяснить мадам Акопян, что, во-первых, не получится рядиться в тогу «миротворца», отправив собственного сыночка служить на чужие оккупированные земли ради мужниного «пиара». И то, что ему подыскивали квартиру в Ханкенди, мамочку, будем реалистами, не извиняет. Во-вторых, не стоит так явно «палить» самую уязвимую точку в позиции собственной страны: даже дилетанту ясно, что малейшая попытка разобраться в сути конфликта будет иметь катастрофические для Армении результаты. Достаточно просто сравнить линии фактического контроля с государственными границами. В-третьих, есть конкретный план урегулирования, и начинается он с вывода войск Армении из оккупированных азербайджанских районов, окружающих бывшую НКАО. И если мадам Акопян-Пашинян действительно хочет мира, то начинать ей надо с подготовки общественного мнения собственной страны к тому, что с чужих захваченных земель надо будет убираться, и чем скорее, тем лучше. Это, конечно, не так приятно, как вести умные беседы с интеллигентными московскими дамами в залах Третьяковки, но другой дороги к миру для Армении не существует. Если госпожа Акопян в курсе реального положения дел, то на кого она пыталась произвести впечатление? А если не в курсе, то… стоило ли вообще светиться?

Но, судя по всему, дело не только в том, что госпоже Акопян очень уж хотелось самостоятельно «мелькнуть в новостях» и сделать первый шаг к вступлению в существующую среди первых леди элитную «тусовку» тех, кто активно вовлечен в политику, а не просто стоит на шаг позади мужа на протокольных снимках. Важно другое: свою «миротворческую акцию» госпожа Акопян затеяла на фоне нешуточной «политической тревоги», охватившей Армению.

Вслух об этом, понятное дело, в Ереване предпочитают не говорить, но очередную угрозу для Еревана нечаянно обозначил экономист Ваагн Хачатрян. Комментировал он Sputnik Армения действительно болезненную проблему государственного долга. Но разговор, как говорится, вышел за рамки. Как напоминал экономист, в 2008 году госдолг Армении составлял 1,5 миллиарда долларов – 12% от ВВП. Тогда ВВП Армении составлял 11,66 миллиарда долларов, сейчас — 11,35. «Мы даже не сравнились с тогдашним показателем», — сетовал Хачатрян. При этом в Армении сохранился высокий уровень бедности (30%), безработица (20%). За 10 лет эмигрировало около 450 тысяч человек. А долговое бремя продолжает копиться, и самое главное, деньги нужны уже на обслуживание ранее взятых долгов. «В 2020 году нужно выплатить более 800 миллионов долларов, в перспективе есть 2025 год (выплаты по кредитам около 800 миллионов долларов),» — напомнил Хачатрян. При этом рассчитывать на новые кредиты при нынешних размерах долга Армении не приходится. А значит, «власти вынужденно должны будут приостановить ряд текущих кредитных проектов». Посоветовал создать некий резервный фонд. Затем развил мысль: по его словам, нужно создавать «подушки», которые будут помогать при экономических потрясениях. Как предупредил Хачатрян, неизвестно, как на Армению повлияют антироссийские санкции, экономическая война между США и Китаем. «Мы никоим образом не застрахованы. Мы просто плывем в лодке без управления и весел», — констатировал Хачатрян.

Тема и в самом деле неудобная. Конечно, можно долго перечислять преференции, которые получила и продолжает получать Армения за счет союза с Россией. Это и оружие, и кредиты, и «специальные» цены на нефть и газ, и расходы по содержанию армянской инфраструктуры, переданной России за долги, и политическая поддержка, и военная база, вполне официально отвечающая за безопасность Армении, и многое другое. Только вот у всех этих бонусов и выгод имеется и оборотная сторона. Во-первых, в таких тепличных условиях Армения просто не сформировалась как жизнеспособное государство, и без такой вот внешней подпитки ей просто не выжить. Во-вторых, даже та «подпитка», которая приходит от России, позволяет ей еле-еле сводить концы с концами, но не более того. А значит, любое изменение, скажем так, «внешней конъюнктуры» может иметь для Армении самые что ни на есть тяжелые последствия. А в-третьих, этих самых «изменений конъюнктуры» хоть отбавляй. Мы, конечно, живем во взаимосвязанном мире, где — классический пример! — государственный переворот в Кот’д’Ивуаре может самым непосредственным образом ударить по бизнес-планам кондитерской фабрики в Гяндже, потому как эта страна — крупнейший производитель какао-бобов, и нестабильность в ней ту же взвинчивает цены на какао и шоколад, а исландский вулкан Эйяфьятлайекюдль лишает заработка кенийских крестьян, потому как выращенные ими цветы, свежие овощи и фрукты не получится доставить в Европу транспортными самолетами. Но одно дело — споры и дискуссии, каким образом торговая война США и Китая повлияет на мировые цены на медь и ферросплавы. И совсем другое — нынешние «удушающие» санкции против России, главного защитника, заступника и «спонсора».

Как сообщает Reuters, в двадцатых числах августа вступает в действие очередной их пакет — на сей раз в ответ на «дело Скрипалей». По словам спикера Госдепа Хизер Науэрт, было установлено, что «Москва использовала химическое или биологическое оружие, что запрещено международным правом, или же применила смертоносное химическое или биологическое оружие против собственных граждан». Первый пакет санкций запрещает экспорт в Россию товаров, связанных с национальной безопасностью. Речь идет об электронных устройствах двойного назначения и их компонентах, в том числе тех, что используются в авиационной отрасли. Как поясняют в Госдепартаменте, если Россия в течение трех месяцев не предоставит гарантий, что не будет использовать химическое оружие, и не согласится на допуск международных инспекторов, тогда ее ожидает второй раунд санкций. Здесь уже речь пойдет о снижении уровня дипломатических отношений, запрете авиакомпании (в данном случае это «Аэрофлот») летать в США, сокращении до минимума взаимной торговли, воспрепятствовании международной финансовой помощи и отказе в банковских кредитах. Все это прописано в законе 1991 года, который до сих пор применялся лишь дважды — в отношении Сирии в 2013-м и КНДР в 2018 году. Рубль уже отреагировал на плохие новости: его курс упал до 75,2 рубля за евро и 64,9 рубля за доллар. Впрочем, рубль вероятнее всего так отреагировал на только представленный в Конгресс новый санкционный пакет.

И самое печальное для Москвы и для Еревана — это, по всей видимости, только начало. Давление на Москву, в том числе экономическое, будет нарастать — со всеми вполне предсказуемыми последствиями для ее «сателлитов», «форпостов», близких союзников и т.д. и т.п. Которым, быть может, и не скажут прямо: «Мне сейчас не до вас, своих проблем хватает!», но помощь сократят до минимума. И самое страшное, это «мне сейчас не до вас, своих проблем хватает!» может распространиться и на военно-силовую сферу. Ту самую, где у Армении в последнее время было сколько угодно поводов не то что для беспокойства, а для самой настоящей паники, начиная от Гызылгая-Гуннутской операции и заканчивая продемонстрированными на параде в Баку новыми образцами боевой техники. Конечно, нет однозначного подтверждения, что «форпост» уже сбросили с корабля, как ненужный балласт, но нет и прежней ереванской уверенности, что Армению в любом случае «прикроют», «спасут» и еще преподнесут ей пару «территориальных приобретений». Конечно, неплохой страховкой от войны могли бы стать переговоры. Но… в Баку уже четко и недвусмысленно дали понять: эти самые переговоры должны быть субстантивными. То есть, в переводе с дипломатического, не «встречи ради встреч» и протокольных рукопожатий. А значит, говорить придется опять-таки о выводе войск. Попытка «затянуть переговоры» или хотя бы возложить ответственность за их провал на Баку при помощи провокационных «инициатив» типа «немедленно пригласите к столу Бако Саакяна!» тоже потерпела крах. И вот на таком нерадостном фоне «миротворчество» Анны Акопян вполне могло показаться кому-то в Ереване этакой хитрой попыткой обвести всех вокруг пальца: и «миролюбие» продемонстрировать, и никаких политических заявлений при этом не принимать. И возможно, конечно, что таким образом сорвала аплодисменты определенной категории любителей порассуждать о «миротворчестве вообще». Только вот при помощи таких дешевых трюков официальному Еревану вряд ли удастся изменить то невеселое положение, в котором оказалась страна. Выхода из которого не то чтобы нет — просто он, этот очевидный и логичный выход, ереванским бонзам, согласно известному изречению, не нравится. Вот и пытается нынешняя правящая команда тянуть время, прячась то за марионеточной фигурой типа Бако Саакяна, то, пардон, за юбкой госпожи Анны Акопян. Но, к сожалению, не задумывается, что запас этого самого времени у Еревана не беспределен, и рано или поздно наступит момент, когда с Арменией просто перестанут торговаться, а в действие вступят другие факторы, рычаги и способы. Причем скорее рано, чем поздно.

Нурани, политический обозреватель.

Minval.az