Намеченный на август визит Президента Азербайджана в Россию не на шутку напугал армянский истэблишмент 

Подлинность религиозных святынь — вопрос, который многие церковники предпочитают обходить стороной. Достаточно вспомнить громкий скандал, грянувший во Франции. Здесь в музее города Шинон хранились  останки Жанны д’Арк, французской народной героини, которую в 1431 году сожгли на костре по обвинению в колдовстве и ереси, а в 1920 году канонизировали как святую. Согласно легенде, их обнаружили в 1867 году на чердаке одной из парижских аптек. Но…в 2007 году экспертиза показала: это кости египетской мумии и кошки, они относятся к периоду между III и VI веками до новой эры. А историки тут же напомнили: растертые в порошок частицы мумий считались во Франции действенным лекарственным снадобьем.

Вот и в Эчмиадзине, напоминают знающие люди, хранится несколько, скажем так, «известных реликвий сомнительной подлинности». Прежде всего, это «осколок Ноева ковчега», который якобы принес со склона горы Агры-Даг («Арарат») некий армянский священнослужитель. Гляциологи в один голос уверяют: сохраниться в леднике дерево  не могло даже теоретически. Ледники не неподвижны: они медленно «текут», перемалывая все  на своем пути и обкатывая осколки скал до состояния «круглых камешков». Радиоуглеродный анализ мог бы ответить на все вопросы, но…церковники открыто заявляют: мол, армянский народ много лет поддерживала вера в подлинность этой реликвии, поэтому ни о какой экспертизе не может быть и речи.

Теперь в центре скандала оказалась еще одна эчмиадзинская реликвия — «Копье судьбы», вернее, наконечник копья, которое, согласно библейским легендам, римский воин Лонгин вонзил в подреберье Иисуса Христа, распятого на кресте. Правда, таких «копий судьбы» в мире насчитывается как минимум четыре. Еще с VI века известно «Копье Судьбы», которое вначале хранилось в Иерусалиме, затем — в Константинополе, ныне — в Ватикане. Второе «Копье Судьбы» находится в Вене, третье —в Кракове. Оценивать, какое из них подлинное, не беремся, но то, что в Эчмиадзине, на наконечник боевого копья, на взгляд еретика-дилетанта, похоже мало. Но теперь Армения взбудоражена слухами: «Копье Судьбы» продали! В Эчмиадзине тут же выставили реликвию на всеобщее обозрение. Но успокоить страсти не получается: активисты утверждают, что частицу копья подарили или продали мэру одного из российских городов.

Но самое главное, страсти вокруг «Копья Судьбы» разгорелись в весьма неприятный для Никола Пашиняна момент. Визит близких к Кремлю российских депутатов парламента и экспертов в село Джоджуг Марджанлы и их заявления в поддержку азербайджанской позиции взволновали армянский политический бомонд не на шутку. Семен Багдасаров в эфире у Соловьева может, конечно, закатывать истерики, но официально дезавуировать депутатов никто не торопится.

И на этом фоне в Ереване с понятными опасениями ждут еще и намеченного  на август визита в Россию Президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Конечно, Баку и Москве есть что обсудить. Россия — основной (и традиционный) рынок продукции для азербайджанского агросектора, на нее приходится большая часть ненефтяного экспорта. Азербайджан активно приобретает российское оружие. Растет инвестиционное сотрудничество. Азербайджан сегодня активно вкладывает деньги в российский туристический сектор, в особенности на Северном Кавказе. Российские транспортные компании уже осваивают железнодорожную магистраль Баку-Тбилиси-Карс.  В случае с Арменией нет ничего, что хотя бы отдаленно напоминало такую повестку дня.  Конечно же, на переговорах будет затронут Карабах. Но…в каком ключе?

У Армении поводов для тревоги достаточно. Здесь с испугом наблюдают, что на фоне всех «международных неприятностей» в России растет понимание: да, из Азербайджана не получится сделать послушный форпост, но вот превращать его в откровенно враждебное Кремлю государство тоже не стоит. Особенно на нынешнем непростом фоне для российской дипломатии.

И уж точно здесь задумываются о реальной ценности такого «форпоста», как Армения. Наличие которого создает изрядные проблемы и на азербайджанском, и на турецком треке. В общем, классический «чемодан без ручки», который бросить жалко, а нести тяжело. И самое главное, нет ясности, что же внутри этого чемодана — некие реальные ценности или только мемуары на пожелтевшей бумаге?

А вот это уже для Еревана нешуточный «сигнал тревоги»: а что, если Ильхам Алиев получит от Москвы некие гарантии, которые позволят ему не опасаться возможного российского вмешательства в случае военного решения конфликта? Ведь Москве намного проще скрепить союз с Баку и Анкарой за счет интересов Армении, чем самой России. Карсский и Московский договоры из истории тоже не вычеркнуть. Это, конечно, только предположения, но уж очень уж пугающие.

Наконец, есть и еще одна сторона вопроса: на фоне всех неприятностей России может стать просто не до Армении — точно так же, как ей в какой-то момент оказалось не до Сербии, не до Ирака и не до Ливии. И что тогда делать?

И самое опасное, что Никол Пашинян успел сам расставить себе ловушку и благополучно в нее попасться. Ереванская «Лрагир» нечаянно выбалтывает, что, «замкнув» диалог собственной неумной инициативой «переговоры только с представителями карабахских армян», сделал шаг к войне: «После заявления Никола Пашиняна о новом подходе Армении по переговорному процессу — Армения не собирается вести переговоры за Карабах — Алиев оказался в сложной ситуации. Дело в том, что прежние переговоры происходили в контексте прав Азербайджана. В последнее время Азербайджан о переговорах уже не говорит. Ужесточилась милитаристская риторика, постоянно проводятся учения и наблюдаются передвижения войск. Эксперты отмечают, что Баку тем самым пытается оказать давление на армянскую сторону, чтобы вернуть к прежней логике и формату переговоров».  Правда, «Лрагир» успокаивает своих читателей: «Начинать войну проблематично и, по части перспектив, неопределенно. Для этого Азербайджану нужны гарантии, в частности, от США и России. Пока таких признаков нет, и Баку предпринимает усилия в этом направлении, тем самым пытаясь вернуть процесс в русло своих прав». Из чего делает прямо-таки сногсшибательный вывод: «Долгие годы целью политики Азербайджана в направлении России было выяснить, можно ли через Россию добиться международной изоляции Армении и вынудить ее к уступкам. В Азербайджане поняли, что можно, и в итоге началась Апрельская война. Других схем у Азербайджана нет, поэтому данная политика в отношении России будет продолжаться. В конце августа Алиев попытается получить «ответ» Путина».

Здесь бы, конечно, напомнить: апрельские бои 2016 года начались с провокаций армянской стороны, устроившей ураганный обстрел прифронтовых сел и городов Азербайджана. И уж какие переговоры, а вернее сказать, «терки» были перед этим у армянских лидеров с Москвой, можно только догадываться, особенно зная степень зависимости РФ от Еревана. Но после того, как Москва не стала отвоевывать для Еревана высоту Лелетепе, здесь уже забеспокоились: а все ли по-прежнему во взаимоотношениях России с ее «форпостом»? Может, Армению уже «сняли с баланса»? При помощи «Искандеров» Ереван вроде бы успокоили, но вот надолго ли — вопрос открытый.

Но куда важнее другое: на самом деле, конечно, в сложной ситуации оказался как раз Пашинян. Военный баланс сил меняется не в пользу Армении. Удерживать земли Азербайджана под оккупацией в Ереване могут исключительно при внешней, читай, российской поддержке. Сообщения, свидетельствующие, что Армении «латать дыры» на передовой приходится, перебрасывая в Карабах внутренние войска и призывая в армию не совсем здоровых новобранцев, как минимум не свидетельствуют о высокой боеспособности армянской армии. Но…в ходе своей «бархатной недореволюции» Никол Воваевич активно играл  на антироссийской риторике, рассчитывая получить некие дивиденды на Западе. Теперь понятно, что, увы и ах,  «на западном фронте без перемен», а вот отношения с Москвой если и не испорчены вконец, то, скажем так, «пошатнулись». И насколько, в пресс-релизах не напишут.

В Первопрестольную спешно командировали секретаря совета безопасности Армении Армена Григоряна. Но его переговоры с секретарем Совбеза России Николаем Патрушевым ожидаемых гарантий не принесли. Официальный пресс-релиз повествует:

«Подтверждена позиция России, выступающей за стабильность в регионе, за мирное поэтапное урегулирование нагорно-карабахской проблемы с учетом интересов всех сторон». В переводе: начинать надо с вывода войск. В качестве утешительного приза Григорян обсудил «напряженность на границе» с главой ОДКБ Юрием Хачатуровым, но это явно не то, за чем он ехал в Москву.

И вот что теперь делать? Срочно искать способ восстановить былое партнерство с Россией? Но как? В Москве уже намекают: Николу Воваевичу лучше не ехать на саммит НАТО в Брюссель. Но это будет означать потерю даже тех слабых позиций на западном треке, которыми располагал Серж Саргсян, Пойдет ли на это Никол Воваевич, пока неясно.

Впрочем, из «протокольной проблемы» с саммитом НАТО в Армении выход, вполне возможно, найдут. А вот найти выход из карабахской «ловушки», которую Никол Воваевич расставил сам себе, будет уже потруднее. Если вообще возможно.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az