Власть в Армении измениться может. Реальная ситуация — вряд ли 

Сегодня об этом уже мало кто помнит, но накануне распада СССР одной из ведущих политических тем были забастовки шахтеров. Газеты, где рухнули цензурные барьеры, стали писать и о бедности шахтерских регионов. А одно из популярных либеральных изданий, опубликовав панорамный снимок лачуг, где жили шахтеры, вышло с убийственно-ироничной «шапкой»: «Это уже коммунизм или будет еще хуже?».

Вопрос «Это уже «майдан» или еще нет?» относительно событий в сегодняшней Армении задают уже без тени иронии. Казалось бы, кадры, снятые на улицах Еревана, слишком уж напоминают то, что происходило в Тбилиси в 2003 году, в Киеве — двумя годами позже, затем в Бишкеке. Но, возможно, для того, чтобы разобраться в истинной подоплеке происходящего в Ереване, нужно не только отслеживать события в этой стране по «горячим новостям», но и принимать во внимание, если угодно, «бэкграунд».

Социальный взрыв в политической упаковке

Конечно, на фоне бурных протестов, лозунгов и выступлений, где говорится о «демократии» и «воле народа», соблазнительно посчитать происходящее этаким «демократическим порывом масс», проявлением «гражданской зрелости» и т.д. Особенно если при этом, простите за черный юмор, об Армении рассуждать как о покойнике — или дифирамбы, или ничего. Но в реальности не все так просто. И далеко не так красиво.

В радиоделе есть такое понятие — «несущая» и «модулирующая» частота. «Несущая частота» — это, условно говоря, «волна», на которой работает та или иная радиостанция. А вот «модулирующая» частота так изменяет амплитуду радиосигнала, что в приемнике он превращается в речь, музыку и т.д. Без модулирующего сигнала радиоволны в приемнике будут издавать только треск и писк, но не более.

При всей схематичности этой аналогии, двигателем, «несущей частотой» массовых протестных выступлений во многих странах был и остается социальный бунт. А уж что при этом будут кричать на площади: «Долой царя!», как во время Февральской революции в России, «Партия, уйди красиво!», как в позднем СССР, или «Сержик, уходи!», как в последние дни в Ереване — не суть важно. Социальный бунт был двигателем революции в России в 1917 году — а там уж точно не было ни «гражданского общества», ни демократических традиций, а Николай II, которого современники именовали не иначе чем «Николай Кровавый», уж точно не отличался либерализмом, хотя в конце концов и отрекся от престола. Социальный протест был в основе «арабской весны», где эти перемены вряд ли привели к торжеству демократии: в том же Египте сначала у власти оказались далеко не демократичные «братья-мусульмане», а затем все вернулось на круги своя — пост президента занял генерал ас-Сиси.

И точно так же в основе нынешней волны протестов в Армении лежит прежде всего социальное недовольство. И причин для такого социального бунта у армянской общественности предостаточно. По официальным данным, бедность в стране — 30%. 5% семей живут в нищете. 15% школьников приходят на уроки голодными, потому что у них дома мало или совсем нет еды. По официальным данным, безработица составляет 18%. Но в реальности ситуация еще хуже — именно безработица, тотальная коррупция и отсутствие внятных социальных перспектив остается главной причиной миграции. которая превратилась в Армении в национальное бедствие. По мнению специалистов Всемирного банка, в Армении сформировалась «нефтяная болезнь без нефти» — страна выживает за счет частных трансфертов из-за рубежа. К тому же дала о себе клановая рознь: в то время как власть и связанные с ней коррупционные схемы контролирует Серж Саргсян и его приближенные. А все остальные, начиная от «коренных ереванцев» и заканчивая представителями диаспоры (Левон Тер-Петросян, к примеру, родился в сирийском Алеппо) тоже хотят свой «кусок пирога»…

С «модулирующей частотой» тоже не все гладко. Прежде всего, не будем забывать простую и неприятную для многих истину: если политика выплескивается на улицы, а премьер-министра «выдавливают» в отставку при помощи блокирования правительственных зданий и главных улиц, это в первую очередь говорит не о «высоком уровне гражданской активности», а о низком качестве политической системы государства. Где не работают мирные, законные, легитимные методы корректировки политической ситуации и где со своей задачей не справляется ни власть, ни оппозиция.

«Финт ушами» на фоне нулевого рейтинга

Сегодня уже понятно, что толчком к нынешним армянским протестам стал задуманный Сержем Саргсяном хитрый маневр: отбыв два срока на посту президента, пересесть в кресло главы правительства, прихватив с собой изрядную долю полномочий. Первым подобный маневр задумал Михаил Саакашвили — избытком креативности в Армении никогда не отличались и предпочитали повторять чужие ходы.

Плюс ко всему в Армении с ее зажатым положением, изоляцией от трансконтинентальных проектов и тихо умирающей экономикой, власть — это, как известно, единственный по-настоящему прибыльный бизнес. Вот и дерутся за нее, простите, как за водку во времена горбачевской «борьбы за трезвость». Или за гуманитарный рис в лагерях беженцев в районе африканских Великих Озер.

Только вот задумал свой «конституционный переезд» Сержик Азатович в то время, когда и его реальный личный рейтинг, и популярность слепленной «под него» Республиканской партии уже «стремились к нулю». Или к плинтусу. Но пребывал в полной уверенности: он самый умный на деревне и эту досадную помеху — мнение граждан собственной страны — без труда обойдет. План выглядел простым и надежным. Сначала — конституционная реформа, причем Саргсян клятвенно заверяет, что в результате сам в премьеры не пойдет, прекрасно понимая, что иначе провести изменения в конституции через референдум не выйдет. Затем — парламентские выборы, где РПА получает большинство. Каким путем — вопрос, конечно, интересный. «Уровень гражданской активности и сознательности» армянского общества ни в коей мере не препятствовал ни фальсификациям выборов, ни тем более массовым избирательным взяткам. В Ереване за один голос платили 20 долларов. В регионах, где в прежние времена в качестве средства подкупа избирателей в ход шли дешевые косынки и даже продукты питания не самого высшего разбора, к примеру, просроченное варенье, можно было «решить вопрос» и подешевле. Наконец, опять-таки по традиции, небывалую активность развернули местные криминальные авторитеты, из числа тех, кто уже обзавелся депутатскими мандатами и даже креслами в исполнительной системе власти, но сохранил блатные клички вроде «Лева с мукомольни», «Немец Рубо» или «Черный Гаго». В результате РПА «нарисовали» вполне приличные результаты, оппозиция осталась в меньшинстве. И вот тут Сержик Азатович и изобразил финт ушами, ради которого все задумывалось, устремился в направлении вожделенного премьерского кресла…Но не сработало. «Старый новый премьер» оказался сметен волной уличных протестов.

И что же: в Армении на фоне избирательных взяток вдруг проснулась гражданская сознательность, ответственность за страну и прочие приятные обстоятельства? Увы и ах. Все грубее и проще.

Игры за кулисами протеста

Проявилось в армянских протестах и другая малоприятная сторона армянской политической действительности. Правила игры и исход этой игры по-прежнему определяются уже не в Ереване, а в Москве. Еще на первом этапе, когда Никол Пашинян, бывший редактор газеты «Айкакан Жаманак», привел участников своей инициативы «Мой шаг» в Ереван, многие эксперты в один голос уверяли: до серьезных последствий дело в столице Армении дойдет вряд ли. Серж Саргсян, соучастник Ходжалинского геноцида, который 1 марта 2008 года уже приказал стрелять по демонстрантам в Ереване — не из тех, кто проявляет слишком уж большую щепетильность в выборе средств.

Но отставка Сержа Саргсяна прошла без крови. Казалось бы, причина очевидна. Уже не президента, но еще не совсем премьера не поддержали собственные силовики. СМИ пестрели сообщениями о переходе на сторону митингующих полицейских, о военных из миротворческой бригады, которые охраняли протестующих…Строго говоря, сомнения в лояльности армии Сержу Саргсяну были с самого начала. Еще в 2008 году в минобороны Армении случился массовый демарш генералов: часть армейской «верхушки», сформировавшейся еще во времена Левона Тер-Петросяна, нового президента приняла в штыки, особенно после 1 марта. Еще больше расшатал позиции Сержа Саргсяна апрельский разгром в 2016 году и увольнение из минобороны министра Сейрана Оганяна и его заместителя Давида Тонояна, который накануне апрельских боев прямо грозил Азербайджану новыми «неприятностями». Последний, правда, возглавил МЧС, формально это как бы даже повышение, но вот контроля над армией лишился. Наконец, начал давать о себе знать раскол в «карабахском лагере», где плетет свои интриги Роберт Кочарян. Но все же позиции Сержа Саргсяна ослабли не настолько, чтобы у него совсем не оставалось верных частей.

Но самое главное, не стоит забывать о внешних игроках. Уже после апрельских боев 2016 года, после создания Арменией и Россией тех самых «объединенных группировок» сил ПВО и сухопутных сил, Ереван в значительной степени передал России контроль над собственной армией. Даже миротворческие программы, которые по традиции считаются главным полем сотрудничества Армении с НАТО, теперь все теснее «сближаются» с ОДКБ. С тем самым ОДКБ, где уже создаются коллективные силы оперативного реагирования именно для предотвращения «цветных революций». Наконец, даже без учета этих договоренностей вмешаться в процесс могла сама Россия, располагающая в Армении солидным вооруженным «кулаком». В дополнение к личному составу 102-й российской базы в Гюмри, часть воздушных сил которой базируется на аэродроме «Эребуни» в Ереване, недавно в Армению были переброшены части российской военной полиции. Но…ничего не последовало.

Причины для сдержанности у РФ были. Как не без оснований полагают многие аналитики, в Кремле не простили Сержу Азатовичу ни его демонстративных переговоров с ЕС накануне Вильнюсского саммита 2013 года, ни нынешнего подписания с тем же Евросоюзом соглашения о расширенном партнерстве. Да, документ этот был составлен с учетом членства Армении в Евразийском союзе, но то, что Серж Азатович регулярно демонстрировал Москве свое желание дружить еще и с Западом, вызывало в первопрестольное понятное раздражение. Осенью 2016 года в Армению на пост премьера прислали из Москвы бывшего члена руководства «Газпрома» Карена Карапетяна, который тут же начал выдавливать людей Сержа Саргсяна с постов мэров и губернаторов. Не уцелел даже личный друг тогдашнего президента Сурен Хачатрян по кличке «Лиска», губернатор Зангезура. Это был уже недвусмысленный «месседж»: Москве надоели геополитические «вихляния» Сержа Саргсяна, и ему прислали «замену» в лице Карена Карапетяна, который и должен был, по плану РФ, оставить за собой кресло премьер-министра после конституционной реформы. Однако Сержик Азатович решил переиграть всех, включая Кремль — и просчитался. Как выяснилось, по-настоящему тяжелые фигуры на армянской шахматной доске двигает уже не он. Так или иначе, Николу Пашиняну позволили немного «побузить» на ереванских улицах, Сержику Азатовичу вежливо посоветовали не мешаться под руками и по возможности спасать свою шкуру, а в кресле премьер-министра оказался, как и задумывалось, Карен Карапетян. Который уже заверяет, что Армения останется верной своим международным обязательствам, принимает инвесторов и успокаивает уже их, что предоставленные правительством гарантии в силе…Словом, ведет себя совсем не как «врио».

И вот теперь, судя по всему, развитие событий в Армении вступает в свою решающую фазу. Никол Пашинян, вместо того, чтобы провести переговоры с Кареном Карапетяном, вновь призвал народ на улицы. А заодно призвал избрать «народного премьера» путем…скандирования на площади. Такая вот «гражданская сознательность» в переводе на армянский.

Но вот в чем дело. Очевидно, что политический кризис в Армении вступил уже в свою вторую фазу. В парламенте де-факто распалась правящая коалиция, подал в отставку один из министров, блок «Елк» выдвигает кандидатов в премьеры Никола Пашиняна…Но вот означает ли это, что Армения действительно нашла заветный ключик и распахнула двери в рай?

Увы и ах.

Персоналии сменятся. Реалии — вряд ли

Есть, конечно, красивый и удобоваримый набор лозунгов: «народ взял свою судьбу в собственные руки, волна народного гнева смела коррумпированную диктатуру, и теперь Армения, во главе которой встанет новое правительство народного доверия…»

Но на самом деле уже на въезде в Армению с КПП в Баграташене или в аэропорту Звартноц лучше бы повесить лозунг в стиле «оставь надежду всяк сюда входящий». Потому как персоналии во власти смениться, конечно, могут, но вот реалии, в которых находится Армения — уже нет. И эти реалии определяет прежде всего Карабах, где Армения оказалась в жестокой ловушке территориальных захватов, совершенных в начале девяностых «силой русского оружия» — то, что на стороне Армении тогда воевали регулярные российские части, признают сегодня и в самой Москве.  И вот можно сколько угодно тасовать красивые слова «вот сейчас придут демократы, они покончат с коррупцией, привлекут инвестиции, и Армения заживет как в раю», но в реальности на реанимацию экономики в Ереване могут рассчитывать только в случае восстановления нормальных отношений с Азербайджаном и Турцией. А значит, придется отказываться от территориальных претензий к Турции и выводить войска из оккупированных регионов Азербайджана. С учетом разницы в военном, экономическом и политическом потенциале Азербайджана и Турции, с одной стороны, и Армении, с другой, этой самой «нормализации» по армянскому сценарию не будет. Но вот найдется ли в Ереване политик, готовый к таким тяжелым решениям? Во всяком случае, вряд ли его выберут на площади «путем скандирования».

Агрессия Армении против Азербайджана предопределяет еще одно обстоятельство. Без оружейных «подарков», «льготных кредитов» и прочих преференций со стороны РФ у Армении нет даже теоретических шансов выдержать хотя бы относительный баланс с Азербайджаном. А это значит, что, в отличие от Грузии или Украины, у Армении нет реальных шансов выйти из-под опеки со стороны России. Которая к тому же контролирует здесь еще и львиную долю экономики, включая железные дороги, сотовую связь, газовые сети…Наконец, Армения, напомним еще раз, получает от РФ нефть и газ по внутренним ценам, и как показал опыт 2013 года, без такой подпитки армянская экономика просто не выживет.

А тогда уже лучше всего вспомнить не очень вежливый, но весьма меткий советский политический анекдот «Тоска по-сибирски». Сибирь, тюрьма, идет по коридору начальник, входит в «промку», то есть промышленную зону. Завидев начальство, подскакивает, как ошпаренный, заключенный, и рапортует: «ЗК Петров на месте!» На что начальник с тоской отвечает: «Да куда ты, п…а, денешься!».

Нурани

Minval.az