Объем российского экспорта вооружений в 2013-2017 годах сократился на 7,1% по сравнению с 2008-2012 годами, что произошло на фоне повышения доли экспорта в данной отрасли со стороны ближайших конкурентов – США и Франции, а также ряда других стран.

Это следует из нового доклада Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI).

В свою очередь, независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр полагает, что экспорт вооружений – такое дело, о котором никто толком ничего доподлинно не знает, поскольку достоверных данных в этой области совсем нет. Поэтому существует свобода интерпретаций или толкований на заданную тему, замечает он.

«Данных по российскому экспорту вооружений объективно нет вообще, – утверждает он в комментарии «Голосу Америки». – Миллиарды, о которых упоминал Кожин, так же эфемерны, как и цифры, которые приводит Стокгольмский институт. Там они, правда, об этом предупреждают, давая очень мелким шрифтом сноску, что приводимые ими суммы не имеют никакого отношения к реальным деньгам».

По словам эксперта, у Владимира Кожина такие же псевдоденьги в расчетных единицах: «Потому что они имеют очень опосредованное отношение к тому, сколько чего было продано. Те данные, которые публикуются, это так называемые поставки, то есть как бы справочная информация о том, сколько в условных единицах вооружения и техники пересекло таможенную границу России. Это вовсе не значит, что эти деньги были заплачены или они будут когда-либо заплачены, как в случае с Венесуэлой, Сирией и так далее».

Поэтому все разговоры о том, что Россия за год заработала 15 миллиардов долларов на поставках вооружений – «пустой треп», уверен Павел Фельгенгауэр: «Во многих случаях от поставок оружия на экспорт страна терпит только убытки, в целом. Но сделки отнюдь не бессмысленны, так как отдельные личности при этом набивают себе карманы».

По оценке эксперта, при оружейных сделках нередко определяющим является не качество продукции, а коррупционная возможность, и у Москвы здесь очень большое «конкурентное преимущество».

«В России это законно: давать высокопоставленным чиновникам стран так называемого третьего мира взятки в виде комиссионных, – подчеркнул он. – А за границей – нет. Десять процентов комиссии от суммы контракта на много миллиардные поставки – далеко не предел, бывает и больше. Поэтому иногда, может, что-то из российской военной техники по качеству и хуже, но возьмут именно ее. Да, для страны, в целом, это, разумеется, не выгодно, но на тех, кто конкретно этим занимается, льется золотой дождь. При этом налажена практика взяток с «откатом»».

А главное – подобные сделки оплачиваются из российского бюджета, причем на абсолютно законной основе, заключил Павел Фельгенгауэр.

Minval.az