19 января 2018 года под названием «Оливковая ветвь» взяла старт новая военная операция Вооруженных сил Турции и союзной ей Сирийской свободной армии (ССА) по изгнанию из граничного с Турцией сирийского кантона Африн воинских подразделений террористических курдских формирований Рабочей партии Курдистана (PПК) и ее курдских филиалов в Сирии — «Сил народной самообороны» (СНС) и партии «Демократический союз» (ДС).

По сравнению с предшествующей аналогичной по замыслу военной операцией Турции в Сирии с конца августа 2016 года по март 2017 года «Щит Евфрата», новая военная операция «Оливковая ветвь» имеет значительные отличия и особенности. Коротко рассмотрим их.

Во-первых, операция «Щит Евфрата» проходила в условиях серьезного ослабления Вооруженных сил Турции из-за многочисленных арестов среди части офицерского состава армии, участвовавшей в неудачной попытке государственного переворота 15 июля 2016 года. Имидж и уровень боеготовности армии были существенно подорваны.

Это негативно отразилось на ходе операции «Щит Евфрата» против террористов ИГИЛ, которая шла трудно, несмотря на то, что операция проводилась на равнинной местности, облегчавшей применение бронетехники. В отличие от этого нынешняя военная операция Турции «Оливковая ветвь» протекает в условиях полностью преодоленного внутреннего кризиса в отношениях между обществом и армией, который имелся после попытки переворота 15 июля 2016 года. За прошедший после этой попытки переворота период удалось достичь полной консолидации в отношениях между армией и государственным аппаратом, армией и обществом.

Поэтому, даже несмотря на то, что сегодня боевые действия в кантоне Африн идут в трудных условиях горной, холмистой местности, где сложно широко применять бронетехнику, военная операция турецкой армии и отрядов ССА проходит более эффективно, профессионально и с меньшими потерями, чем при операции «Щит Евфрата».

Во-вторых, по сравнению с операцией «Щит Евфрата» в операции «Оливковая ветвь» силы ССА, состоящей из арабских и туркманских военных подразделений, действуют значительно более профессионально и в более лучшей связке с турецкой бронетехникой и боевой авиацией. По существу, сегодня ССА — это та сила, которая при достаточной технической поддержке Турции способна в дальнейшем самостоятельно защитить территории, освобожденные в ходе этих обеих операций.

В-третьих, ограниченный воинский контингент Турции и сил ССА в операции «Оливковая ветвь» действует в рамках грамотно спланированной военной операции, целью которой на начальном этапе является борьба за горные вершины и холмы в приграничной местности, а не оголтелая атака внутрь кантона.

Дело в том, что за 6 лет контроля в Африне курдские военные формирования основательно подготовились к войне в горных условиях Африна. Турецкие части и подразделения ССА выявляют большое количество бетонированных и оборудованных для длительной обороны туннелей в горах и холмах Африна. Эти туннели имеют длину от нескольких сотен метров до нескольких километров. На турецких телеканалах показывают эти туннели, имеющие амбразуры для стрельбы, комнаты для отдыха, питания.

Если бы турецкая армия выбрала тактику оголтелой, безрассудной, эмоциональной прямолинейной атаки в глубь кантона Африна, пытаясь подавить своей большой массой, то она понесла бы значительные потери от ударов в спину из этих укрепленных туннелей в горах, позволяющих курдам оперативно перебрасывать воинские подразделения из одной точки в тактически выгодные иные точки для нанесения неожиданных ударов. Однако верная тактика турецкого командования по планомерному захвату господствующих в приграничной зоне горных вершин с надежным обеспечением тыла атакующих подразделений сорвала коварные планы курдских формирований по нанесению ударов в спину.

Пока что курды так и не сумели эффективно использовать фактор обладания горными вершинами и туннелями. Сегодня оперативная инициатива в Африне на стороне турецких сил, которые медленно, но верно захватывают горные вершины и продвигаются в направлении к срединной низменной части кантона Африн, с выходом в которую они получат оперативный простор для более эффективного использования бронетехники.

В-четвертых, несколько замедленный темп продвижения турецких сил и ССА обусловлен также желанием нанести как можно меньший вред гражданскому населению кантона. Турецкая авиация и артиллерия в отличие от российской, асадовской или американской военщины не бомбит все подряд, разрушая дома граждан, уничтожая мирных жителей.

Турецкая авиация и артиллерия действуют избирательно — лишь по военным позициям и объектам террористов. Турецкие солдаты и солдаты ССА не стреляют по гражданскому населению, покидающему районы боевых действий. В отличие от этого террористы РПК и СНС, пытаясь использовать гражданское население в виде живого щита, запрещают мирным жителям покидать кантон Африн либо требуют за это большие деньги, которых нет у простых жителей.

Эти террористы насильно принуждают курдские, арабские семьи выделять членов своих семей для вооруженных формирований террористов. РПК и СНС требуют от каждой семьи выделить сына для войны. Если нет в семье сына, то насильно забирают отца, или дочь, или мать. Террористы РПК и СНС не стесняются насильно ставить под ружье детей, начиная с 14-летнего возраста.

В-пятых, еще до операции «Оливковая ветвь» руководство Турции, прежде всего в лице президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана, премьер-министра Бинали Йылдырыма, министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу провело успешную и весьма объемную переговорную работу с руководством Российской Федерации и Ирана, получив от них карт-бланш на операцию «Оливковая ветвь».

Дипломатическая деятельность и политические маневры турецкого руководства оказались столь успешными, что в результате удалось лишить курдских террористов той поддержки, которую они имели от России и Асада. Курдское руководство в своей неспособности к политической гибкости и разумным компромиссам с сирийским руководством, своей чрезмерно прямолинейной, самонадеянной позицией, допустило серьезные стратегические ошибки, сделав основную ставку на США и Израиль, противостоящие в регионе России, Сирии, Ирану.

Курдское руководство вчистую проиграло дипломатическую, политическую войну против Турции. Курдские правители повели себя столь глупо, заносчиво и некомпетентно, что сегодня они полностью скомпрометировали себя перед потенциальными российскими и асадовскими союзниками, превратив их в своих врагов или, как минимум, в недругов. В результате курды в Сирии оказались в политической изоляции.

Кратко остановлюсь на целях Турции в операции «Оливковая ветвь». Основные цели две: изгнание из Африна террористов РПК и СНС, возвращение из Турции в кантон Африн хотя бы части сирийских беженцев.

Что объединяет курдов, составляющих около 30 миллионов населения Ближнего Востока? Их объединяют лишь близкие языки разных ираноязычных субэтносов и самоназвание курд. Но курдов нельзя сегодня считать единым этносом, они есть конгломерат субэтносов, нередко враждующих и воюющих между собой. Курдский конгломерат в религиозном плане делится на суннитов, шиитов, езидов, нередко противостоящих друг другу в религиозном плане. Чтобы объединить столь различные субэтносы, курдские националисты выдвинули идею образования Великого Курдистана за счет частей территорий Турции, Ирана, Ирака, Сирии.

При этом они включают в Курдистан земли, которые еще недавно принадлежали ассирийцам, арабам, туркманам. Сегодня основной целью курдских экспансионистов является выход к Средиземному морю с образованием на севере Сирии курдского коридора, названного ими Рожавой (на курдском означает «Запад»), в котором половина населения — это арабы и туркманы. Однако Турция операцией «Щит Евфрата» тормознула реализацию этого плана, а новая операция «Оливковая ветвь» вообще ликвидирует возможность его реализации.

Если бы курдам удалось образовать этот транспортный коридор с захватом прибрежной арабской провинции Латакия, то, опираясь на этот коридор и захват богатых нефтяных месторождений в Ираке и Сирии, курдские националисты могли бы спокойно осуществить закупки и поставки из Европы, США, Израиля больших партий оружия, чтобы затем начать войну за отторжение восточных районов Турции, западных районов Ирана. Что это означало бы? Это означало бы бесконечные войны курдов- мусульман против всех мусульман Ближнего Востока на радость Израилю, желающему разрушить Сирию, чтобы за счет ее земель образовать Великий Израиль.

В этом причина того, что именно Израиль и его американский филиал в виде США (в котором правит израильское лобби) всемерно поддерживают курдских националистов-террористов из РПК и СНС. Однако военные операции Турции «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь» наносят смертельный удар по антиисламским планам Израиля и США. Это и есть главная цель данных операций Турции.

В Турции сегодня находятся 3,5 миллиона беженцев из Сирии, на обустройство и продовольственное снабжение которых Турция уже потратила несколько десятков миллиардов долларов. Однако Турция не может позволить себе на длительный период подобные огромные расходы. Кроме того, сами сирийцы также желают вернуться из палаточных городков в Турции обратно в свои дома в Сирии. Но для этого необходимо освобождение от курдских и асадовских террористов хотя бы одной достаточно вместительной территории на севере Сирии. Это и есть другая важная цель военных операций Турции в Сирии.

Еще одной важной целью этих операций Турции есть образование национального очага для 3 миллионов туркман в Сирии, которые живут в основном именно в северных районах страны. Например, большинство названий населенных пунктов в кантоне Африн туркманские-тюркские. Это земли туркман, на которых курды массово поселились совсем недавно. А именно, после неудачных восстаний в Турции в 20-30-х годах ХХ века курдские повстанцы бежали в Сирию, антитурецкое руководство которой поселило курдов в приграничных с Турцией районах. До сих пор эти курды — переселенцы из Турции не имеют в Сирии гражданства и паспортов.

И именно эти недавние курдские переселенцы сегодня пытаются объявить Курдистаном земли туркман и арабов, изгоняя их при этом с данных территорий в ходе наглых этнических чисток. Например, из захваченного в феврале 2016 года арабского города Телль-Рифаат и окружающих его арабских деревень рядом с кантоном Африн курдские боевики изгнали десятки тысяч арабов. Военные операции Турции на севере Сирии имеют целью возврат этих земель коренному туркманскому и арабскому населению.

Какие последствия будут иметь упомянутые военные операции Турции для Ближнего Востока, в том числе и для Сирии? Кратко остановлюсь на этом.

Во-первых, на 25-й день операции «Оливковая ветвь» в Африне в основном удалось взять приграничные территории на западе и севере кантона Африн, что позволило прекратить ракетные обстрелы со стороны курдских террористов РПК и СНС приграничных турецких городов Килис, Рейханлы и расположенных рядом с ними крупных палаточных городков сирийских беженцев.

Полагаю, полное освобождение кантона Африн от РПК и СНС произойдет уже в весенние месяцы текущего года. После захвата окружающих город Африн господствующих горных территорий турецкие силы и силы ССА, скорее всего, остановятся, чтобы дать возможность уйти из города через коридор мирному населению, а также и силам РПК и СНС. Бомбить жилые кварталы города Африн турки не будут по принципиальным гуманным соображениям.

Если РПК и СНС откажутся уйти и не выпустят мирное население, используя его как щит, то в городе Африн, скорее всего, вспыхнет восстание горожан. Уже сегодня наблюдается напряженность в отношениях между местными курдами, арабами, с одной стороны, и, с другой стороны, пришлыми боевиками РПК и СНС, уже были и столкновения между местными и пришлыми боевиками, так что РПК и СНС долго не усидят в окруженном городе Африн.

Сразу после освобождения Африна турки укрепят свои позиции в зоне безопасности в Идлибе и остановят боевые действия асадовских сил против оппозиции. Одновременно начнутся освободительные действия турецких сил и ССА в захваченном курдскими боевиками Манбидже, в котором подавляющее большинство населения составляют арабы.

Все эти операции позволят полностью и окончательно ликвидировать опасность прорыва курдских националистов к побережью Средиземного моря, что сделает эфемерной всю затею по созданию Великого Курдистана. Дело в том, что без наличия собственных транспортных выходов в большой мир Великий Курдистан просто невозможен.

Во-вторых, 3 миллиона сирийских туркман обретут возможность создать собственное государственное образование «Туркман-Эли», которое потенциально может включить в себя территории от Идлиба до Ракки (в Ракке туркманы составляют большинство населения). Из 3 миллионов туркман половина сохранила туркманский язык, а другая половина, сохраняя туркманское этническое самосознание, сегодня общается на арабском языке.

Образование Туркман-Эли позволит восстановить родной туркманский (а по существу азерийский язык) и у арабизированной части туркман-азерлийцев. Кстати, сходная этническая ситуация и у 3 миллионов туркман-азерлийцев в Ираке. Победа тюркского оружия на севере Сирии позволит также и в Ираке в серьезной степени укрепить позиции туркман, которые подвергались этническим преследованиям во время тиранического правления Саддама Хуссейна.

В-третьих, неожиданным следствием борьбы с курдским терроризмом и его союзниками и спонсорами в лице Израиля и США стали набирающие силу процессы сближения между Турцией, Ираном и Россией в связи с событиями в Сирии. Это весьма благоприятные процессы, способные положить конец планам Израиля и США по установлению своего господства на Ближнем Востоке. Кроме того, сближение Турции, Ирана и России объективно образует альтернативу против экспансии Китая на просторах Евразии.

Наконец, эти процессы также серьезно усиливают позиции Азербайджана в карабахском кризисе, ибо мы получаем мощные факторы влияния на позицию Россию в виде Турции и Ирана, союзных Азербайджану. Дело в том, что качественно новый процесс сближения между Ираном, Турцией и Азербайджанской Республикой объективно стимулирует процессы национального возрождения 45-миллионного азерского этноса в Иране и 30-миллионного азерского субэтноса в Турции. Находящийся в летаргическом сне 90-миллионный азерский этнос Ближнего Востока, наконец-то, пробуждается, и это в корне изменит в обозримом будущем всю политическую панораму и стратегический баланс сил во всем этом регионе.

В-четвертых, грядущая скорая победа тюркского оружия над террористами РПК и СДС в Сирии нанесет мощный удар по позициям террористов РПК в самой Турции. Подавляющему большинству курдов в Турции РПК надоела до тошноты. Бежавшие из-за преследований террористов РПК с востока Турции в центр и на запад страны курды проживают в массе турецкого населения.

Эти курды активно интегрируются в турецкое общество и участвуют в военных операциях против РПК как на востоке Турции, так и в Сирии. Операции Турции на севере Сирии дополнительно активизировали процессы интеграции курдов в турецкое общество. По существу эти процессы на стадии завершения, что означает неизбежный конец влияния РПК на курдов в Турции в самое скорое время.

В-пятых, Россия сегодня стоит перед неизбежным мощным экономическим кризисом, который вынудит ее завершить свои операции в Сирии уже во второй половине 2018 года. Несмотря на все усилия мощного израильского лобби в органах власти США, американцы под нарастающим давлением тандема Иран-Турция также начнут сворачивать свою военную деятельность в Сирии со второй половины 2018 года. В результате можно ожидать, что уже во второй половине 2018 года весь север Сирии будет очищен от террористов РПК и СНС.

Вполне очевидно, что с выходом из Сирии во второй половине 2018 года России и США внутренняя война в стране станет затухать по причинам крайнего истощения сил асадовского режима, нарастающего недовольства населения Ирана чрезмерно большим участием Ирана в этой войне, а также в связи со сближением между Ираном и Турцией (в основе этого сближения будет стоять азерский этнос Ирана и Турции).

Подобное развитие приведет к активизации переговорных процессов между шиитской и суннитской общинами Сирии по вопросу завершения войны. В результате в течение 3-4 лет Сирия мирным образом будет разделена на западную прибрежную шиитскую часть с Дамаском и на центрально-восточную суннитскую часть. После этого на Ближнем Востоке последуют такие сюрпризные для Израиля процессы, что в результате их действия раз и навсегда рухнут авантюрные империалистические антиисламские планы по образованию на чужих землях Великого Израиля и его марионетки — Великого Курдистана.

Азер Гасанлы

Minval.az