Президент Армении впервые избран не всенародным голосованием, а парламентом: после проведенной недавно конституционной реформы, республика от президентской формы правления перешла к парламентской. «Чести» стать первым президентом, назначенным узким кругом политиков, принадлежащих к правящей «Республиканской партии» (РПА), удостоился теперь уже бывший посол Армении в Великобритании Армен Саркисян — «за» проголосовали 90 депутатов, «против» — 10. Один бюллетень признан недействительным.

Об этом пишет российское издание Росбалт. В статье далее говорится:

Утверждение кандидатуры Саркисяна прошло, в принципе, гладко, если не считать, что во время ее обсуждения оппозиционные депутаты все же поклевали будущего президента за его «английское прошлое» — Армену Вардановичу пришлось  доказывать, что британского гражданства у него давно уже нет. По его словам, прошение о выходе из гражданства Великобритании он подал в конце зимы 2011 года. Подданство Соединенного Королевства, объяснил Саркисян, было ему «удобно» по роду службы. «Но я всегда чувствовал себя гражданином Армении. А от британского паспорта отказался задолго до того, как изменилась конституция, и тем более до того, как я был выдвинут на должность президента», — рассказал новоиспеченный глава государства, семья которого, как говорят, близка к британскому королевскому дому. А если в каких-то «документах» что-то не так, то место имеет «ошибка», заверил он.

Кто такой Армен Саркисян, выдвинутый кандидатом в президенты правящей силой Армении и парламентской фракцией «Дашнакцутюн», и к тому же оказавшийся единственным претендентом на пост главы государства? Правда, формальным, потому как после конституционной реформы первым лицом государства становится премьер-министр. Президенту, который официально примет на себя соответствующие полномочия 9 апреля, 65 лет. Он физик, дипломат, в разное время преподавал в Ереванском государственном и Кембриджском университетах. С 1992 года — на дипломатической работе: посол Армении в Соединенном Королевстве и Северной Ирландии, в Евросоюзе, в Бельгии, Нидерландах, Ватикане, Люксембурге и, наконец, снова в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии, откуда он «катапультировался» в президентское кресло. Работал также особым консультантом председателя Европейского банка реконструкции и развития, занимал должности председателя-учредителя Eurasia House International, учредителя и директора Евразийского центра в бизнес-школе Judge Кембриджского университета, главного советника в компаниях British Petroleum, Alcatel, Telefonica, Merrill Lynch,  Bank of America, и т. д. — послужной список длинный. Добавим, что в «окошке» между «заграницами»  он недолгое время занимал пост премьера Армении.

Словом, речь идет о человеке бывалом, интеллектуальном, имеющем обширные связи на Западе и с соответствующим менталитетом, отличающим его от «горячих кавказских парней» армянской политики. Вопрос, отчего он променял прекрасную работу и устроенный быт «цивилизованного Запада» на «дикий Кавказ» с его неподъемными политическими проблемами, пока непонятно. Возможно, из соображений престижа, которому, правда, будет постоянно сопутствовать сильная головная боль.

Надо думать, что кандидатура Саркисяна является наилучшей на пост президента Армении, если бы все остальные ветви власти тоже возглавляли наилучшие и равные ему по образованию и опыту работы. Однако вряд ли вновь избранного президента страны, имеющей массу проблем и фактически воюющей с Азербайджаном, ожидает такой «комфорт». Но если он согласен выполнять только представительские функции и абстрагироваться от «заморочек» кавказской политики — то почему бы и нет? Так сказать, в качестве эксперимента и для биографии.

Выступая перед армянскими депутатами, Саркисян поведал им, над какими направлениями он будет работать на посту президента. По его наблюдениям, несмотря на то, что армянское государство стало сильнее («были достижения, но и упущения — тоже»), в последние годы в нем усилилась социальная поляризация. Для решения этой проблемы, признал он, предстоит очень большая работа: повторение прежних ошибок недопустимо.

Далее: новому президенту важны реализация конституционных прав и свобод граждан Армении, что требует «действенных инструментов»; повышение уровня ответственности и отчетности всех ветвей власти, внедрение принципов равенства всех перед законом; демократия, публичность, гуманизм и справедливость во всех сферах жизни. «Необходимо повысить доверие общества к органам правосудия», — подчеркнул он.

Саркисян также затронул проблему проведения в стране экономических реформ и активизации общественной жизни; внедрения инновационного образования «с учетом реалий XXI века»; привлечения иностранных инвестиций и экспорта технологий. Но, предупредил он, «Никто не будет инвестировать, пока не будут решены вопросы  коррупции, справедливости, свободы рынка. Законы, принимаемые в стране, не должны быть пережитками прошлого века».

По его мнению, основные инвестиции должны быть сделаны в человеческий капитал, а не в добычу полезных ископаемых. И вообще главной статьей экспорта должны стать технологии. Продолжая тему инвесторов, президент заявил, что, помимо верховенства закона и борьбы с коррупцией, им важна и «культурная составляющая», чтобы инвестор «чувствовал себя в стране комфортно». Саркисян торжественно пообещал, что весь свой опыт направит на решение проблем Армении, Нагорного Карабаха и диаспоры: «Буду работать в рамках Конституции, но также буду работать в соответствии со своей честью и совестью. Я буду исполнять не только полномочия президента, но и обязанности гражданина Армении».

Об остром для Еревана карабахском урегулировании Саркисян не особенно распространялся, заявив лишь, что «освобождение Арцаха (Нагорный Карабах) вернуло нам наше национальное достоинство». Воинственностью и ура-патриотизмом его речь в парламенте не отличалась. И было понятно: школа дипломатии и бизнеса на Западе не прошли для него даром: в армянской политике он, по уровню, «новый фрукт».

Но находится этот «фрукт», несмотря на статус главы государства, под премьер-министром, которым станет, как говорят, «двукратный» президент Армении Серж Саргсян, не желающий уходить с «первых ролей», и затеявший из-за этого конституционную реформу с переходом страны от президентской формы правления к парламентской. На вопрос депутата от оппозиционной партии «Елк» Николы Пашиняна, видит ли Саркисян возможным выдвижение практически уже своего предшественника на пост премьера, тот ответствовал: «Если придет время и РПА представит Сержа Саргсяна в качестве кандидата в премьер-министры, то будет правильно, если этот вопрос вы адресуете ему, а не мне». Как видим, Саркисян очень ловко ушел от однозначного ответа, никого не «обидев», а это тоже надо уметь. И вообще дипломатичность президента в том статусе, который ему сейчас отведен, крайне важна для внутриполитической стабильности Армении.

Важно также, что Саркисян имеет наработанные годами политические и экономические связи с государствами постсоветского пространства, Запада, диаспорой; сведущ в бизнесе, и кому, как не ему, улучшать имидж Армении в глазах мирового сообщества и способствовать привлечению инвестиций — правда, как было отмечено выше, для этого в республике должна быть создана соответствующая среда.

Что касается внешней политики. В этом вопросе нет никакой ясности, поскольку сам Саркисян о ней не распространялся: возможно, потому, что она относится к прерогативе премьер-министра. С одной стороны, он слывет «человеком Запада». Но «западничество» в его чистом виде для безопасности Армении и ее экономического выживания может оказаться вредным, имея в виду нерешенность армяно-азербайджанского конфликта, полу-блокадное положение республики, дислокацию на ее территории российской военной базы, поставки ей российского вооружения по «смешным ценам», членство в ОДКБ, СНГ и ЕАЭС, и т. д. Вряд ли Саркисян решится менять имеющиеся реалии — в противном случае его бы не выдвинули на пост президента, входящего в конфликт с правительством на почве внешней политики. Скорее, он будет устранять провалы «многовекторности» Еревана, грозящие ему «карами» со стороны то одного, то другого мирового центра силы.

Еще один вопрос: кто отныне будет переговорщиком по карабахскому урегулированию? Раньше с Баку разговаривали глава МИД Армении и президент Саргсян. Если эту ношу возьмет на себя «свежий человек» в лице нового, но условного  главы государства, это было бы весьма полезно. Впрочем, все будет зависеть от степени подневольности Саркисяна премьеру и личности последнего: напомним, не исключено, что реальным главой государства снова станет Саргсян, а президент — «английской королевой» при нем»: не самая приятна участь, когда находишься не в Великобритании, а в Армении.

В любом случае хорошо уже то, что новый «глава государства» отличается «широкими взглядами», не замешан во внутриполитических разборках и «ястребиных полетах». Главное теперь, насколько ему позволят «развернуться» в кланово-олигархическом властном пространстве республики, и будет ли он иметь реальное влияние.

Minval.az