По словам геополитического издания Stratfor, резко расходящиеся цели Турции и России в Сирии заставили страны участвовать в «полномасштабной войне за полномочия» в регионе, даже когда они участвуют в переговорах, направленных на свёртывание конфликта.

Судьба повстанческих сил в Идлибе и непоколебимая поддержка Россией Отрядов народной самообороны (YPG) — это два основных момента разлада, которые заставили Турцию подготовиться к «полноценному военному нападению» на YPG в северо-западном сирийском городе Африн, цитирует статью издание «МК-Турция» со ссылкой на Ahval News.

Амбиции Турции в Сирии были «вытеснены» присутствием России и США, но руководство Турции изменило свою позицию, чтобы гарантировать, что кантоны, контролируемые YPG в северной Сирии, останутся изолированными друг от друга.

Турция изначально собиралась дождаться выхода США из Сирии, прежде чем вести переговоры с Россией о «зелёном свете», чтобы напасть на YPG. Однако, поскольку президент Сирии Башар Асад и его российские и иранские союзники сражаются с подстрекательскими повстанцами в Идлибе, турки потеряли терпение и продолжили атаковать.

На решение также повлияло настойчивое требование Кремля о том, чтобы политическое крыло YPG занимало место на сирийских мирных переговорах в Астане.

Однако критический фактор, стимулирующий мобилизацию Турции, вытекает из решения США о создании 30-тысячной сирийской армии, включающей элементы YPG, несмотря на поражение ИГИЛ (запрещена в РФ).

В результате Турция готова нанести удар по Африну, невзирая на то, что российские силы стоят между турецкими военными и YPG. Stratfor подчёркивает, что в результате «растут опасения, что ошибочная турецкая забастовка может привести к российским или американским жертвам и привести к опасной эскалации конфликта».

Minval.az