Самосожжение Мохаммеда Буазизи в Тунисе положило начало «Арабской весны» стартовавшей в 2011 году.  Режимы и диктаторы разной степени кровожадности, правившие арабскими странами десятилетиями, были свергнуты: кто-то из диктаторов успел убежать, как, к примеру, президент того же Туниса — Бен-Ал;  Мубарака сдали свои же, и он был арестован, Каддафи повезло меньше других. Башар Асад утопил свою страну в море крови, но смог остаться в президентском дворце в Дамаске. Одной из «жертв» этих эпохальных событий был президент беднейшей арабской страны – Йемена —  Али Абдаллах Салех.

Салех и его клан правили Йеменом начиная с 1978 года. За все это время в стране не были созданы устойчивые институты власти и не было даже намека на демократию. Поэтому, когда начались события «Арабской весны», власть была застлана врасплох: в арсенале Салеха не было ничего иного кроме силового варианта решения вопроса. С другой стороны, возможно не так-то и просто создать демократические институты в бедной, раздираемой клановыми и религиозными противоречиями стране. Пережив покушение совершенное на него 3 июня 2011 года, Салех на несколько месяцев уехал в Саудовскую Аравию на лечение, в сентябре он вернулся в Йемен, где опять столкнулся с протестами. На сей раз поняв, что проиграл, Салех соглашается принять план предложенный ССАГПЗ. Согласно плану, еще несколько месяцев Салех сохранял пост «почетного президента» и контролировал йеменских силовиков.

Йеменский парламент предоставил Салеху полную пожизненную неприкосновенность. В отличие от Каддафи и Асада, Салех имел нормальные отношения с США и Саудовской Аравией, и ему не грозило бы международное преследование. Казалось, он мог уйти на пенсию и наслаждаться награбленным за годы правления богатством.  Но как мы уже знаем, бывший президент этого не сделал. Очевидно мощнейший наркотик всех времен и народов, под названием «жажда власти» оказался сильнее здравого смысла.

С этого момента роль и деятельность Али Абдаллы Салеха в Йемене была немного туманной. А именно, Салех и его сторонники (в частности в силовых структурах) поддержали мятежников Хуситов, когда те подняли восстание против новой власти. Так это продолжалось вплоть до ноября 2017 года.

Если верить все тем же хуситам, Салех до объявления своего разрыва по закрытым каналам связи вел консультации с представителями ОАЭ, России и Иордании. Не стоит забывать, что союз с хуситами поддерживаемыми Ираном для Салеха был ситуативным и не имел какого-либо идеологического окраса. Ведь тот же Салех, на протяжении десятилетий будучи президентом боролся против хуситов. Очевидно, что в создавшихся условиях Салех относился к ситуативному союзу, как к инструменту для возвращения к власти, однако на сей раз он просчитался: ни хусистам, ни силам, стоящим за ними, не нужен «новый старый президент» Салех во главе страны.

Поняв дальнейшую бесполезность союза с хуситами, и вероятно получив щедрое предложение от арабской коалиции, Салех решил сменить лагерь. Союз Салеха и Хуситов полностью раскололся в конце ноября, тогда и начались столкновения в Сане. Очень скоро сторонники Салеха взяли под контроль столицу, и почти что вытеснили хуситов из города. В первые числа декабря Салех объявил о разрыве с хуситами и о готовности к диалогу с арабской коалицией. Однако, хуситам удалось перегруппироваться и выбить сторонников Салеха из города. Бывший президент Йемена правивший страной 33 года был атакован отрядом хуситов во время попытки покинуть Сану и убит.

При всей неоднозначности личности и роли Али Абдаллы Салеха в политической жизни Йемена в последние 40 лет, второй такой весомой политической фигуры в стране нет и вряд ли в ближайшее время будет.

Именно Салех имел достаточно широкие международные контакты, и именно он мог вести диалог с арабской коалицией и договориться о мире и дальнейшем устройстве Йемена. Безусловно Салех не забыл бы и про свои интересы.

Убийство же Салеха выгодно тем, кто не желает прекращения войны в Йемене, тем, кто заинтересован в дальнейшем участии в войне Саудовской Аравии и ОАЭ.

Народ Йемена стал заложником и жертвой попыток одной региональной державы, создающей проблемы другой региональной державе.

Судьба Салеха, конечно, могла сложиться иначе, если бы не неуемная жажда власти и постоянные интриги внутри Йеменской племенной и клановой элиты.

Как ни парадоксально, но Салех унес с собой хотя и мизерную, но тем не менее надежду на мир…

Али Гаджизаде

политолог, руководитель проекта “The Great Middle East”, специально для Minval.az.