putin eu (1)

Ни для кого не секрет, что последние полтора года межправительственные структуры Европы (Совет Европы, Евросоюз, ОБСЕ) оказывали на правительство Азербайджана беспрецедентное давление с целью изменения внутренней политики в отношении протестного движения. Будучи формально сфокусирована на требовании освобождения арестованных лидеров 5 из примерно 3000 неправительственных организаций, эта кампания на деле имела много больше целей, что можно видеть по тексту резолюции Европарламента от 10 сентября.

Пик ее пришелся на период Первых Европейских Игр в Баку и после них. Сомнительным успехом ее организаторов является политизация этого спортивного соревнования и его бойкот лидерами ведущих стран Европы. «Сомнительным» потому, что эта ниша тогда же заполнилась лидерами азиатских стран, весьма далеких от Европы, а также мелких стран Европы, чем-то обиженных на ЕС. Появился в Баку и Путин, без боя заняв оставленные европейцами позиции.

Следующей мишенью кампании стали парламентские выборы 1 ноября. И опять, тон задали страны Евросоюза, проведя через Европарламент резолюцию с призывом к бойкоту мониторинга выборов. По «чистой случайности», практически сразу после этого, ОБСЕ отказалась от проведения мониторинга, придравшись к разногласиям о количестве мониторов. Опять успех, и опять сомнительный. На этот раз потому, что нишу заполнили мониторы не только из СНГ, но и из ПАСЕ, ТюркПА, ОИС, ОЧЭС. В этих условиях, вполне предсказуемый бойкот выборов со стороны оппозиционных партий имел минимальный эффект, причем главным образом именно потому, что отсутствовал мониторинг со стороны ОБСЕ и дипломатических миссий ЕС, который всегда скрупулезно фиксировал нарушения на выборах.

Наибольшего подвоха власти могли ожидать от миссии ПАСЕ. Но хотя в ней и было расхождение во мнениях по поводу выборов (трое членов из 30 выступили с особым мнением), но подавляющее большинство миссии пришло «к общему мнению, что выборы прошли спокойно. Процесс голосования в целом соответствовал международным стандартам. Наши наблюдатели не зафиксировали никаких инцидентов… В день голосования миссия не заметила больших и систематических нарушений». Очень сомнительно, чтобы при голосовании на предстоящей январской сессии ПАСЕ, Ассамблея проголосовала бы против мнения собственной миссии наблюдателей.

Вполне предсказуемой была положительная оценка выборов со стороны миссий других международных организаций, объединяющих страны с примерно таким же уровнем развития демократии, что и Азербайджан.

Так, Межпарламентская Ассамблея СНГ прислала на выборы 1 ноября миссию из 147 человек. Она пришла к выводу, что «выборы в Милли Меджлис прошли в соответствии с законодательством Азербайджанской Республики, граждане страны полностью были обеспечены возможностью на свободу выбора».

Миссия Организации исламского сотрудничества (ОИС) считает, что «выборы прошли в спокойной обстановке и в полном соответствии с международными стандартами».

Миссия Парламентской ассамблеи тюркоязычных стран (ТюркПА) сочла, что для наблюдения за выборами была создана необходимая материально-техническая и правовая база: «Проведенные 1 ноября выборы в Азербайджане полностью отвечают международным стандартам и требованиям национального законодательства… Каких-либо правонарушений миссия не зарегистрировала».

Наблюдатели из Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС) заявили, что «на парламентских выборах в Азербайджане не было зафиксировано никаких нарушений. Интерес населения к выборам был достаточно высоким. Граждане голосовали достаточно активно».

За выборами наблюдали также сами политические партии (их в этих выборах участвовало 22!), а также местные неправительственные организации. Всего за парламентскими выборами в Азербайджане наблюдал 501 международный наблюдатель от 40 организаций и около 66 тысяч местных наблюдателей.

Французская и американская компании провели «экзит-поллы», подтвердившие официальные результаты о победе правящей партии.

На этом фоне затерялись одинокие голоса протеста со стороны нескольких оппозиционных партий и 1-2 неправительственных организаций, которые указывали на нестыковки в списках, отсутствие теледебатов и др. недостатки выборов. Из 125 округов, лишь в одном произошла акция протеста (в Шамахе) и, по официальным данным, лишь из 16 округов поступили жалобы в Центральную Избирательную Комиссию.

Можно констатировать, что правительство Азербайджана переиграло своих европейских оппонентов на их собственном поле, имитировав внешние атрибуты справедливых выборов: экзит-полы, местные и международные наблюдатели, чернила на пальцах, веб-камеры на участках голосования. И закономерно, что с Запада еще до решения Конституционного Суда последовали заявления о признании нового парламента. «Евросоюз будет сотрудничать с азербайджанскими структурами, включая новый парламент для блага всех граждан страны» (офис Внешних действия Евросоюза). «США будут сотрудничать с вновь избранным парламентом Азербайджана» (посол США в Азербайджане).

Так кто же проиграл от предвыборной шумихи на Западе с бойкотом выборов? Проиграли те наши оппозиционные партии, которые без наблюдения со стороны ОБСЕ даже не решились пойти на выборы. Проиграли те, кто пошел на выборы, но проиграл (например, в той же Шамахе) – теперь у них нет на руках авторитетного мнения ОБСЕ, которое помогло недавно выиграть в Евросуде тем, кто проиграл на выборах 2010 г. Проиграли те, кто «продавил» через Европарламент решение о бойкоте мониторинга выборов: пострадал имидж ЕП, так как Евросоюз все равно будет сотрудничать с новым парламентом. Нанесен ущерб нейтралитету ОБСЕ, потому что никто всерьез не поверит, что решение ОБСЕ прервать переговоры с властями о мониторинге после резолюции ЕП было случайным совпадением. Проиграло местное гражданское общество, потому что из прозападных НПО почти никто не взялся за мониторинг выборов, видя отсутствие интереса к ним со стороны Запада, и мониторинг попал «на откуп» проправительственным НПО.

А были ли выигравшие? Конечно. Это наши власти, которые провели выборы «как надо» в отсутствие профессионального мониторинга ОБСЕ. Как резонно заявило Постоянное представительство Азербайджана при ОБСЕ, «отказ БДИПЧ ОБСЕ и Парламентской ассамблеи от участия в процессе выборов в Азербайджане исключает для них возможность выражать какое-либо мнение о парламентских выборах».

А главное, выиграл «третий радующийся», то есть Россия. В ходе всего конфликта Баку с Западом Кремль был рядом с нашими властями, оказывая им моральную и политическую поддержку, и почти открыто подталкивая их в сторону прокремлевского, азиатского курса. Более того, прозападные силы в стране тоже проиграли от того, что Европа демонстративно отвернулась от поддержки политических процессов в стране.

Не случайно, что в течение 2015 г. наметился прорыв в двусторонних отношениях с Россией по многим пунктам – от взаимной защиты инвестиций до продажи оружия, от совместных военных учений на Каспии до вступления в Шанхайскую Организацию Сотрудничества (а сейчас идет зондаж и о членстве Азербайджана в ЕАЭС). Азербайджан стремительно втягивается в этот водоворот, от которого с учетом противостояния Востока и Запада стране не приходится ожидать ничего особенно хорошего в стратегическом плане.

Конечно, во всем происходящем можно обвинить и наши власти, устроившие «зачистку» и финансовый «голодомор» гражданского общества. Но, если честно, так ли уж они неправы, говоря о «двойных стандартах Запада» в отношении распределения кнута и пряника для нарушителей прав человека? У Евросоюза ровные отношения с режимом в Туркменистане, хотя там оппозиционеры и диссиденты просто исчезают после ареста. Ровные отношения у ЕС и с режимом в Узбекистане, с которого быстро сняли санкции, наложенные было за массовый расстрел демонстрантов в Андижане в 2005 г. – и это при том, что никого за Андижан не наказали.

Сейчас перед глазами внезапное потепление отношений ЕС с режимом хомейнистов в Иране – где оппозиционеров казнят, вешают людей прилюдно на подъемных кранах, а женщин забивают камнями. Именно туда заторопилась комиссар ЕС Могерини, для этого даже нарядившись в хиджаб, и председатель Европарламента Мартин Шульц, намеревающийся вести «двусторонний диалог» и встретиться с иранским «гражданским обществом». Уже в Тегеране, Шульц заявил, что ценит Иран как фактор стабильности в регионе, на что иранский лидер похвастался, что у Ирана «37-летний опыт борьбы с терроризмом». Легко понять, что иранец считает «борьбой с терроризмом» весь период истории после победы исламской революции, включая те репрессии против оппозиции, за которые Запад его традиционно ругал. Сильный контраст с отношением к властям Азербайджана – небезгрешными, конечно, но которые в плане репрессий даже рядом не стояли с нашим южным соседом…

Такая избирательность обесценивает моральное значение критики со стороны ЕС и те санкции, которыми он грозит Азербайджану. И на сегодня политика ЕС уже привела власти страны к противоположному результату — выводу, озвученному в речи президента 5 ноября: «Иногда заявляют, что нам следует интегрироваться в Европу…Нет никакой необходимости интегрироваться куда-то. Тем более в нынешней ситуации, в период такой дискриминации, исламофобии. В какой форме мы можем интегрироваться? Разве нас смогут принять? Нет. Это горькая правда».

Выиграет ли что-нибудь ЕС от углубления таких настроений? Едва ли. Дальнейший дрейф Азербайджана в сторону России превращает его в естественный мост между Россией и Ираном. А это меняет геополитическую ситуацию в регионе и угрожает крахом европейских санкций против России в газовой сфере.

Так что Европе пора собрать разбросанные камни и начать заново строить из них мост доверия с Азербайджаном…

 

Эльдар Зейналов