Ильгар Велизаде: НАТО испытывает серьезные проблемы

Ильгар Велизаде: НАТО испытывает серьезные проблемы

Британская газета The Times опубликовала интервью со старшим научным сотрудником вашингтонского Центра анализа европейской политики (CEPA), автором книги «Новая холодная война» Эдвардом Лукасом, в котором анализируется потенциал НАТО в случае прямого боестолкновения с Россией. По мнению эксперта, устаревшее мышление руководства Североатлантического альянса, основанное на безусловном превосходстве НАТО над Россией, не соответствует действительности, и в случае теоретического начала конфликта хаос внутри военного блока только усилится и сделает его еще более небоеспособным.

Прокомментировать поднятые в книге «Новая холодная война» вопросы Minval.az попросил политолога Ильгара Велизаде.

– Как бы вы оценили информационный фон вокруг российско-украинской войны в СМИ и социальных сетях? Насколько появляющиеся анализы соответствуют действительности?  

– В первые месяцы войны в Украине появилось очень много радикальных оценок развития ситуации. В первый год были большие надежды на то, что НАТО окажет решительную поддержку Украине и война завершится в короткие сроки. При этом речь шла не только о военно-технической, но и экономической и других видах поддержки. Расчет делался на то, что в отличие от стран НАТО, обладающих серьезной экономикой и военно-промышленным потенциалом, Россия слабее. И чисто поверхностный анализ многих экспертов, в том числе и на таких социальных платформах, как YouTube и регулярных СМИ, говорил о том, что конец России близок и скоро Украина добьется победы. Интересно, где сегодня эти эксперты и насколько критически они относятся к собственным ранним выводам? И здесь интересен даже не их анализ, а прогнозы, которые они давали, указывая на 2-3-месячные сроки завершения войны.

К большому сожалению, такого рода ложные выводы не очень хорошо влияют на возможность объективно оценивать ситуацию и приводит к появлению у общественности повышенных ожиданий, а в итоге – к разочарованию. Здесь, конечно, прежде всего, речь идет об украинской общественности. Но обманутой оказалась и мировая. Складывается впечатление, что за войной люди наблюдают словно за телевизионным сериалом или реалити-шоу. А здравомыслящие эксперты иначе оценивают ситуацию и видят серьезные проблемы, особенно во всем, что касается НАТО. Конечно, очевидны проблемы и с российской армией, и они тоже носят системный характер. Однако сам факт того, что война до сих пор продолжается и стала затяжной, свидетельствует о том, что либо потенциал НАТО не соответствует условиям и целям этой войны, либо потенциал России позволяет ей вести войну в продолжительном режиме.

– Разбейте, пожалуйста, вашу мысль на составляющие и раскройте тему о потенциале НАТО и России?

– Очень сложно говорить на эту тему в сжатой форме, но если взять по компонентам… В целом, с начала войны страны Запада и непосредственно США посылали в Украину старые образцы техники. Да и у России не суперсовременные образцы оружия, но они постепенно внедряются в производство, поскольку эта страна постепенно, в сжатой форме, но переводит экономику на военные рельсы. Видимо сказывается опыт десятилетий подготовки, когда были выработаны соответствующие подходы и концепции на случай войны. Этого как раз не наблюдается у стран НАТО, во всяком случае в европейских государствах Альянса.

Российская промышленность устроена таким образом, что если брать крупные даже не военные, а обычные гражданские предприятия, то их потенциал позволяет обеспечить перевод на изготовление военной продукции. Эта практика применялась еще в советские времена. Строился завод для гражданских целей, но в проект закладывались механизмы, позволяющие в случае необходимости перепрофилировать его на выпуск военной продукции. Даже теперь в России строятся дома по таким типовым проектам, которые предусматривают специальные места для бомбоубежищ. Там это обычная практика. Экономика России всегда ориентировалась на возможность войны. Хорошо это или плохо – другой вопрос. Более того, в какой-то степени и само их общество более готово к длительной конфронтации, поскольку прежние годы научили их жить в условиях войн и этой самой конфронтации.

– Вы имеете в виду холодную войну между Советским Союзом и Западом?

– Да. Раньше был период холодной войны, который сменился оттепелью, но даже в этих условиях Россия имела серьезные противоречия с ведущими международными центрами политики. Но даже при смене условий, когда многие производства в этой стране были свернуты, а военная продукция производилась в меньших количествах, даже тогда у военно-политического руководства всегда присутствовал, что называется, план Б, который был актуален на случай большой войны.

– А как обстояло дело с западными странами? Вы считаете, что они оказались без этого плана Б?

– Готовились ли Германия и Франция к глобальной войне? Это большой вопрос. Судя по всему, недостаточно. Что касается США, то это, конечно, супердержава, которая может себе позволить выпускать военную продукцию различных образцов, но она очень дорогая. Именно это мы видим на примере войны с хуситами, где США и их союзники применяют ракеты, по стоимости кратно превышающие тот вред, который ими наносится тем же хуситам. Даже стоимость топлива, расходуемого авианосцами в Аденском заливе и Красном море, не идет ни в какое сравнение с бюджетом всех хуситских военных формирований. Нынешние войны очень дорогие.

Тот же танк Abrams, хоть и очень эффективный, но по стоимости кратно превышает стоимость российских образцов бронетехники, которые хоть и уступают ему по мощи, но не настолько, чтобы вообще быть неэффективными. Так что вся продукция оборонной промышленности западных стран очень дорогая. Ракета, произведенная в России, стоит в несколько раз дешевле той, что производится в странах Европы.

Недавно Le Monde написал, что Франция применила против хуситов ракету, которая стоит около 1 млн евро. Это, конечно, серьезное оружие, но в условиях, когда их требуется очень много, то обходится очень дорого. По параметру цена-качество здесь имеются очень большие проблемы. То же можно сказать и о военном планировании, и о многом другом. Приходится констатировать, что для России, Украины и, конечно, стран НАТО, та война – это возможность обучения и технического переоснащения армий. Оказывается, что мобильность российского военно-промышленного комплекса достаточно эффективна, и справляется со стоящими перед ней вызовами. При этом сложно сказать, насколько мобилен военно-технический комплекс стран НАТО. Многие типы вооружения, которые традиционно производились на Западе, не соответствуют целям и стратегии такой войны. Поэтому там в виду неэффективности сейчас приостанавливается производство многих видов вооружения, которые производились поточным образом. А для России, которая не приостанавливает и не совершенствует свое производство, этот же процесс носит непрерывный характер. Россия смогла создать эффективную логистику, позволяющую обеспечивать фронт всем необходимым.

Причем ее логистика определяется обычными географическими параметрами, поскольку Донбасс и все находящиеся под ее оккупацией украинские территории, логистически тесно связаны с другими ее землями. А чтобы в Украину привезти тот же американский танк Abrams, нужна очень дорогая и сложная логистика. Вот в чем вся сложность. Чтобы привести ракеты различной дальности из России в Украину, таких затрат не требуется, а подвоз со стран Запада в Украину каких-то военно-технических компонентов для продолжения войны, отвлекает большие средства и требует много времени. Очевидно, что к такой затяжной войне Запад не был готов.

– Получается, что расчет НАТО на то, что Россия постепенно экономически ослабится, ошибочный?

– Расчет на то, что Россию можно было просто вычеркнуть из мировой экономики, не оправдался и это фикция. Через разные подставные организации и посредством очень сложных каналов реализуются поставки в эту страну необходимых компонентов, даже для производства оружия. Люди, которые планировали масштабные отключения России из мировой экономики, оказались фантазерами.  Многие западные компании через различные платформы сами обходят эти санкции. Директивные методы воздействия в мировой экономике не совсем работают, потому что она действует по принципам рынка. На Иран накладывались санкции, и он находится в таком же положении на протяжении последних 40 лет. И что? В результате хуситы имеют широкий диапазон действий в своем регионе и достаточно эффективно работают. И насколько эффективна была борьба с этими и другими вооруженными группировками? Это очень серьезный вопрос. Система прокси-группировок на Ближнем Востоке была создана под носом у США, которые располагают в этом регионе десятками военных баз. Количество постоянно дислоцируемых американских военнослужащих там достигает 35 тысяч. Не говоря уже об Афганистане, случай с которым является вообще показательным, где, кстати, действовала миссия НАТО. И весь мир увидел, как Альянс эту миссию провалила. Так что на ситуацию надо смотреть критически и именно так ее оценивать. Речь не идет только о военной компоненте, поскольку здесь есть и военно-политическая, политическая, экономическая и другие элементы. О том, насколько прежние подходы эффективны в нынешних условиях, можно судить по эрозии системы политических и экономических отношений в мире, которые мы наблюдаем. На фоне развала прежних моделей формируются новые, эффективность которых, наверное, может быть проверена только временем.

Рауф Насиров