Сабина Алиева: Родители ломают судьбы своих детей, и минобразования под этим подписывается

Сабина Алиева: Родители ломают судьбы своих детей, и минобразования под этим подписывается

Пустые места в 1-й группе специальностей в стране, основным источником дохода которой является нефтегазовый сектор, обязующий молодежь быть специалистами в этой области, сильно удивляют и разочаровывают.

Об этом заявила Minval.az преподаватель Кафедры метрологии и стандартизации качества Азербайджанского государственного университета нефти и промышленности, эксперт по вопросам образования Сабина Алиева, комментируя низкие результаты вступительных экзаменов вузы Азербайджана. По ее словам, причиной того, что ГЭЦ вынужден устанавливать низкие проходные баллы на отдельные специальности является низкое качество базового образования. Но сам факт того, что после вступительных экзаменов в вузах страны осталось 2 400 свободных мест – эта беда, и исходят ее корни, скорее всего, из нашего менталитета.

Ни для кого не секрет, что в Азербайджане родители видят своих детей обязательно с высшим образованием. Так или иначе, причины поступить в вузы у всех разные: кто-то учится «для приданого», кто-то не хочет идти в армию, а кто-то действительно намерен стать хорошим специалистом. Но после окончания вуза встает новая проблема – найти работу. А если ехать за границу с дипломом азербайджанского вуза, то приходится переучиваться заново, потому что дипломы, полученные в нашей стране, практически нигде не котируются.

– Проблема с рабочими местами могла бы легко решиться, если бы Министерство труда и социальной защиты тесно сотрудничало и дружило бы с Минобразования, чтобы прогнозировать, какие именно специальности понадобятся стране в ближайшее время. Эта практика поможет нам балансировать на выпуске, чтобы ребята не оставались без работы. В нашем институте эта политика работает уже не один год, кроме того, у нас внедрены несколько эффективных международных программ, требующих очень высоких знаний, и, в первую очередь, знания английского языка (6,5). Я говорю об этом для того, чтобы вы поняли: проблема вовсе не в местных университетах, ее корни уходят в стены школ, которые выпускают ребят в большой мир знаний.

Проблема школ – плохая информативность и низкий уровень лоббирования в вузах, с детьми работают только по группам, что неприемлемо в современном мире. К примеру, в заграничных вузах дети уже с пятого класса знают, кем они хотят стать, с ними работают психологи в этом направлении. Ну и что, что папа хочет, чтобы ребенок стал врачом? А психолог определяет, что этот ребенок никогда не сможет работать врачом! Да, на сегодняшний день существует множество маклерских компаний, предлагающих родителям помощь в отправке ребенка за рубеж для дальнейшего обучения по той или иной специальности. Но ребенок не может выбрать специальность за пять минут по указке родителей, ему нужно время, с ним должен работать психолог.

Кстати, стоит отметить, что в наших школах изначально была заложена хорошая основа куррикулумов: на каждого ребенка открывалось индивидуальное досье, в котором прослеживались его успеваемость и дисциплина. Затем руководству надоело этим скрупулезно заниматься, и они перешли на привычный шаблон, и потому никто не имеет полной информации об ученике. Далее, согласитесь, что не все дети могут потянуть обучение в институте. У нас в стране есть прекрасные колледжи, отличный Корейский учебный Центр с просто восхитительной инфраструктурой. Но все это не работает в полной мере, и виноваты «понты» родителей, которые спят и видят, чтобы их ребенок обязательно поступил в университет. Никто не думает о суббакалавриате. Тем не менее зачем ребенку идти в 10-11-й классы, мучиться, а его родителям – нанимать репетиторов, если учащийся может с 9 класса пойти учиться в колледж, раскроется там, поймет, что такое «специальность», и уже сразу поступит на второй курс института.

И знаете, в чем главная проблема? Родители управляют детьми, родители управляют школой, и пока родителей не отстранят от этого «управления», в системе образования будет твориться самый настоящий беспредел. Я настаиваю на том, что всё рушат именно родители, и, к огромному сожалению, мне очень жаль, что Минобразования подписывается под всем этим негативом.

Из-за влияния родителей дети не социализируются, и даже если они уезжают за рубеж, через полгода они снова возвращаются в Баку, а тех, кто прошел полное обучение в заграничных вузах, немного. Всего 20-30% детей поступают в заграничные вузы, одержимые желанием учиться именно по той специальности, которую они выбрали сами. Остальные едут потому, что они в Азербайджане не поступили, а также потому, что Турция открыла двери для всех, даже несмотря на средний балл аттестата.

Принцип такой: английский относительно сносно знаешь? У папы деньги есть? Добро пожаловать в университет! Вот вам и истина, которую не каждый озвучит. Мои дети учатся в международной школе, но я до сегодняшнего дня достаю учебники Хомченко, раздаю, а потом с трудом возвращаю обратно учебные пособия, по которым училась я, потому что в этих пособиях все правильно и четко изложено, дети могли логически мыслить и выводить формулы. Хоть я и не сторонница СССР, но давайте признаем факты!

Я сама, будучи школьницей, становилась победительницей районных и городских олимпиад по химии, физике, математике. А сейчас во главе угла стоит зубрежка, дети выходят за дверь и уже забывают все, что учили. Я, конечно же, очень уважаю министра образования Эмина Амруллаева, но давайте признаем тот факт, что он никогда не сможет исправить две вещи: ментальное мышление родителей и азербайджанские учебники. Правда, он старается в решении второго вопроса, в учебниках есть кое-какие положительные обновления, но менталитет изменить невозможно.

– Во времена СССР детей учили анализировать, доказывать правильность того или иного уравнения, правила или формулы. Когда мы сдавали вступительные экзамены в вузы, мы не просто отвечали на вопросы билета: в приемной комиссии могли задать любой вопрос по теме. А что происходит сейчас? Дети галочками отмечают вопросы, зачастую методом «тыка» из принципа «авось»? 

–  Мне в школе преподавали выдающиеся педагоги, и их уроки стали для меня самой настоящей путевкой в жизнь. Кроме того, мне посчастливилось работать под руководством Азада Халиловича Мирзаагазаде (я писала под его руководством научную работу). Вы правильно отметили, что большинство сегодняшних детей не могут нормально говорить, они даже ручку в руках держать нормально не могут! Они не могут выводить формулы, строить анализ своего ответа на тот или иной вопрос, не умеют доказывать свою правоту, рассуждать.

Элементарный вопрос: зачем детям изучать, что такое синус и косинус, если косинус квадрата Х и синус квадрата Х равны единице? А дальше выводи, сколько хочешь, хоть тригонометрию выводи на этой основе. Но дети зачастую не могут запомнить даже эту простую формулу!  Представьте, захожу в аудиторию и спрашиваю: кто мне назовет формулу температуры? Все молчат, глаза потупили. И только один абитуриент сказал: но ведь такой формулы нет! А ведь раньше студенты ставили опыты, анализировали, а что мы видим сегодня? Кроме зубрежки – ничего. Немалую лепту в этот порочный круг вносят лентяи-педагоги, именующие себя репетиторами. Они заставляют детей ни учить, ни анализировать, а именно зубрить – «от сих до сих», как говорится. К примеру, есть мальчик, поступивший с хорошими баллами (около 600), на экзамене я решила разрядить обстановку и спросила его: «Скажи, сколько лет длилась 8-летняя война?» Он мне: «А с какого года по какой год? А какая война?». Логика напрочь отсутствует! Какой инженер из него получится? Ведь инженер и врач должны уметь принимать быстрые решения. Представьте форс-мажор, например, аварию на трубопроводе. И что он ответит? «Подождите, я подумаю?». В стране открыто много курсов, но как педагог и как мама я вам скажу: эти курсы не дают никаких результатов, потому что не соответствуют школьной программе. Школа так же не дружит с университетской программой, а количество поступивших в университет вообще не интересует министерство труда. Правда, справедливости ради нужно отметить, что в последние годы организовывают карьерные ярмарки, но зачем нам 2 тысячи врачей, если в таком количестве врачей нет необходимости в Азербайджане?

– Вчера мы узнали, что больше 700 педагогов были уволены из-за непрохождения переаттестации, и сейчас их места вакантны, начался новый набор. Кстати, проходной балл первого этапа – 40.

– Честно говоря, это очень сложный вопрос, и нужно детально разобраться в нем, так как общество после таких новостей считает всех учителей, не прошедших переаттестацию, неучами.  Вы в курсе, что переаттестацию проходят, в том числе и педагоги, которым за 60, а также те, кто преподает в сельских школах? Этот момент тоже давайте учтем.

Лично я к вопросу назначения учителей отношусь многогранно. Давайте разбираться, почему. Во-первых, очень часто большие проблемы возникают, когда молодая учительница заходит в аудиторию в совершенно неподобающем виде, играет в игры на мобильном телефоне, и даже щелкает жвачкой. Такое было и в аудитории, где учился мой сын. После просмотра фотографии, которую сделала его сокурсница, я позвонила на «Горячую линию» Министерства образования, две недели воевала, но выжила эту учительницу. Кстати, очень много родителей недовольны внешним видом учительниц, преподающих в классах – яркий макияж, ногти как у гарпии, облегающие фигуру яркие наряды, словно педагог пришла не на работу, а на дискотеку.

Вторая проблема: очень молодых учительниц – выпускниц педуниверситета допускают к занятиям с 10-11 классами, и это опасно, так как у мальчиков возникают определенные чувства к ним. И еще, давайте согласимся с тем фактом, что учебных часов в педагогических университетах очень мало, большинство студентов занимаются лекционно.

Эти будущие педагоги совершенно не знакомы с психологией. Да, есть корифеи педагогики в стране, у которых нужно учиться, учиться и еще раз учиться, но им не справиться с амбициями детей и любви к брендам, мобильникам и прочим «видовым эффектам». Ценности поменялись, сегодня педагог не смеет не то, что ребенка одернуть, он даже голос повысить не имеет права, так как студент сразу идет жаловаться на педагога, «совершившего в отношении ученика непозволительное насилие». И потому педагог думает: «Да ну его, от греха подальше». И работает так, как ему позволяет данная ситуация. …. Но я лично на свои уроки в дырявых джинсах и в откровенных одеждах никого не пускаю, потому что предпочитаю, чтобы дети сосредотачивались на учебе и дружбе. Да, я люблю, когда дети одеты нарядно, и джинсы, и даже спортивки мною приветствуются, но не 15-сантиметровые каблуки, голые животы и ляжки, сверкающие сквозь прорехи на штанах. Я позволяю студентам сидеть, как они хотят – на подоконнике, даже на полу, я не запрещаю, так как уважаю свободу мыслящих детей. Но когда ученица пытается вызвать интерес окружающих своим телом – этот вариант у меня не пройдет.

Далее: кто составлял эти вопросы, на которые не смогли ответить больше 700 учителей? В стране есть институты стандартизации и сертификации, возможно, составляли они. Кроме того, человек хочет, чтобы его зарплата была высокой, правильно? У меня в школе есть специальный полис, с которым каждый педагог знакомится: если он соответствует всем пунктам, указанным в полисе, его зарплата будет повышаться по каждому из пунктов на 200-300 долларов. Это личное дело педагога, если он хочет, чтобы ему платили много, он проходит курсы, сертификацию и работает. Кроме того, задается вопрос о практических часах, а также особое внимание уделяется количеству учеников, поступивших в вуз по специальности, которую преподает этот педагог.

Школа, в которой учатся мои дети, дорогая, и нам, родителям, доступ туда запрещен. Параллельно я каждый день получаю информацию о том, какие отметки получает мой ребенок, как он себя ведет. В этой школе есть еще и платформа для родителей, и мы все синхронно, в конце каждого дня, получаем такую информацию. Идентичная ситуация во многих частных школах страны, в которых педагогический состав в основном состоит из граждан нашей страны, выпускников наших педагогических университетов. А если эти граждане так хорошо справляются со своими обязанностями, значит, и остальных можно научить работать так же?

Кстати, в школе моих детей есть замечательный проект с нашим педагогическим университетом. Девочки приходят в школу на практику, из 30 один или два студента, проэкзаменованные иностранцами согласно полису школы, могут остаться работать в этом заведении. Но чтобы «скопом» отправить 60-летних педагогов на экзамен… Кроме того, ведь экзамен проходили не только учителя бакинских центровых школ, но еще и региональных, где платят гроши. Я перед ними шляпу снимаю, они не побоялись трудностей и продолжают работать в школах, куда они приносят еще и дрова, чтобы было чем топить помещения во время уроков. Дети вместо маркеров тоже приносят по одному бревнышку.

Зато радужные отчеты от Минобразования постоянно публикуются в СИИ, и в них всегда и всё хорошо.

– Особенно «хорошо» в школе, расположенной на ул. Ашаглы, 5, в Бейлаганскм районе. А школа в Гедабеке, где побелили всего одну стену, а остальные находятся в жутком состоянии. А ведь в этой школе учатся дети!

– Компьютеризация и интернетизация – очень важные моменты в современной педагогике. А люди старой формации, воспитывавшиеся и получившие образование много лет назад, просто не успевают угнаться за современными технологиями, они не могут в силу своего возраста изучить и принимать участие в онлайн-курсах из-за того, что не разбираются в компьютерных программах. Даже социализация у них бывает совсем другая.

– Именно! Понимаете, всегда легко обидеть и разрушить, а вы попробуйте создать! Многие эти 60-летние педагоги прошли через коронавирус, видели войну…. Все надо делать с умом. Педагог уже перешел определенную возрастную черту? Оставьте его работать методистом, консультантом, ведь кто-то же должен учить этих молоденьких учительниц, которые приходят в школы на работу?

– Есть еще один наболевший вопрос – т.н. репетиторство, а если говорить более доходчиво, то речь идет о педагоге, который во время своих классных часов знаний ребенку не дает, а вот за дополнительную плату – пожалуйста! То, что ребенок не усвоил на уроке, он получает в качестве дополнительных занятий.

– Это моя самая больная тема. И вы, и я росли в СССР, но мы не знали размера зарплаты своих педагогов, потому что на уроках наши педагоги говорили исключительно по теме учебника, а не ныли по поводу низких зарплат и не занимались собирательством на шторы и веник. Все, кто застали советские времена, знали, что такое педагогическая указка. Мы тоже баловались, и тоже хотели как-то поквитаться с педагогом, который нам этой указкой угрожал, или даже шлепал иной раз: и кнопки ставили на сиденье стула, и ножку стула подпиливали, и клеем мазали и так далее. Зато как мы выигрывали олимпиады, как активно отдыхали в пионерских лагерях, как мы любили своих педагогов! И я не помню, чтобы хоть один родитель предъявил претензию насчет указки, или угла, в который учитель ставил нашкодившего ученика. Такого не было. А не было потому, что ни один педагог не вымогал деньги у родителей, выкладывался в течение 45 минут. У наших учителей было по одному костюму на каждый сезон года, так как не было в наших школах ни стрип-шоу, ни показа мод на педагогической школьной кафедре. А что творится сейчас? Педагоги придумывают праздники в течение всего года, чтобы сдирать деньги с родителей, но никто не придумывает эффективной программы, которая могла бы дать детям больше знаний, никто не проявляет личной инициативы, чтобы улучшить занятия, сделать их интереснее. Зато они хорошо знают, сколько содрать на День учителя, или на 8 марта (и так далее).

Мы дарили учителям классический букет – 3 гладиолуса и 5 гвоздик, рисовали открытки, нас не пускали в школу с грязными воротничками и манжетами, без октябрятских значков и пионерских галстуков. Вот это я называю дисциплиной, а сейчас не дисциплина в школах, а показ мод – у одной школы такая-то форма, у другой школы – другая. Кроме того, как получается, что в течение уроков, за которые педагог получает зарплату из госбюджета, ребенок – «тупой», а когда родители соглашаются на дополнительные платные занятия (250 манатов, причем платит весь класс, ибо «попробуй не заплати»), тот же «тупой» ребенок вдруг неожиданно становится умным и щелкает тесты, как белка – орехи? Это наглое воровство и вымогательство из кармана государства. Почему педагог не выкладывается, не учит детей на основе госконтракта? Почему у него просыпается «педагогическое вдохновение» только тогда, когда родители доплачивают ему?  Кроме того, низкое качество работы репетиторов вы все увидели в этом году.

– Как вы считаете, если повысить зарплату педагогам в государственных школах, искоренится ли коррупция? Будут ли педагоги работать более качественно?

– Если человек – правша, он не сможет стать левшой в течение пяти минут, если он, конечно же, не амбидекстер. У каждого качества своя цена. Предположим, приходят педагоги школ с требованием поднять им зарплату. А их спрашивают: покажите свои достижения, докажите, что вы действительно достойны зарабатывать больше. А что они покажут? К примеру, я педагог, закончивший три вуза, постоянно прохожу через новые программы, постоянно занимаюсь повышением уровня своей педагогической и научной квалификации. Только в этом году я получила 4 международных сертификата и диплома. И, соответственно, у меня совсем другая зарплата, я к этому стремлюсь и прилагаю все усилия. Если педагог хочет получать больше, он должен постоянно работать над своими знаниями и повышать собственный уровень. И если ты не можешь делом доказать, что ты действительно достоин высокой зарплаты, то нечего обижаться на минобразования.

– В проблемах детей виноваты родители. В родительских чатах конкретно просматривается поощрение коррупционной схемы, причем о существовании этих чатов знают все – и дирекция, и педагоги. И, как я погляжу, всех это устраивает. Как переубедить людей, как доказать им, что таким своим поведением они уродуют своих детей и рушат систему образования в стране?

– Опять же, приведу в пример себя. Я никогда и никому не давала «ширинлик», так как это явление само по себе позорно и недопустимо, а когда в очередной раз в родительском чате призвали скинуться «на ресторан», чтобы отметить «Праздник осени» – очередную придумку для отжимания денег – я сразу же сказала: мой сын не будет получать ресторанное образование. Мой сын пришел в школу, чтобы учиться. А если он захочет пойти в ресторан, он пойдет со своим отцом, а не со своим педагогом. Кроме того, когда вы учились в школе, педагог когда-нибудь спрашивал, кем работают ваши родители? Уверена, что нет. А сейчас это хамство среди педагогов в норме. Слава Богу, сегодня в стране есть частные международные школы, и у родителей есть выбор. Согласитесь, зачем поощрять коррупцию в школе, если те же самые деньги можно заплатить официально в кассу коммерческого учебного заведения, и ребенок будет получать качественное образование, после чего у него будет четкая гарантия поступления в вуз? Но вернемся к вопросу образования в школах государственных: о каком качестве образования можно говорить, если родители сегодня диктуют свои условия за деньги? Хочет, к примеру, мамаша, чтобы ее чадо сидело за первой партой – она платит, и чадо сидит за первой партой. Не хочет мамаша, чтобы ее чадо ходило на физкультуру, она платит, и ребенку пишут освобождение. Хочет мамаша, чтобы ее чадо ходило в первую смену, а не во вторую – опять же, в дело идет кошелек, и педагог танцует под ее музыку. То же самое происходит и с отметками по БСО – за деньги повышаются баллы. При этом родители не понимают, что ломают своего ребенка, а не помогают ему. Поэтому растет число суицидов среди подростков школьного возраста, поэтому растет число бездельников, поэтому дети не могут даже 150 баллов набрать на вступительных экзаменах.

Яна Мадатова