Тофиг Зульфугаров в интервью «Минвалу»: «Баку вправе отказаться и от своих обязательств. Например, не ждать пятилетнего срока»

Тофиг Зульфугаров в интервью «Минвалу»: «Баку вправе отказаться и от своих обязательств. Например, не ждать пятилетнего срока»

Никол Пашинян, выступая в парламенте, вновь заявил о том, что признает территориальную целостность Азербайджана. Однако говорить, не значит признать, особенно если это говорит премьер Армении. О том, какую игру затеял Никол Пашинян и что на самом деле он хотел сказать, Minval.az побеседовал с экс-главой МИД Азербайджана Тофигом  Зульфугаровым.

– Что вы можете сказать по последнему заявлению Никола Пашиняна?

– Тут нужно добавить, что данные заявления Пашиняна были сделаны на фоне визита спецпредставителя США по диалогу в Южном Кавказе Луи Боно. Были политические консультации, звонки и переговоры со сторонами. То есть мы видим, что все это происходит на фоне активных дипломатических усилий США.

В результате действий Армении посредничество ЕС прекратилось. Также под разными предлогами прекратились встречи российского посредничества и, по сути дела, как бы осталось только посредничество США. Если говорить конкретно, то посреднические усилия США направлены на подписание мирного соглашения рамочного типа.

Тут имеется ввиду перечисление в этом соглашении основополагающих принципов, которые будут действовать в постконфликтный период между Арменией и Азербайджаном. Если вы помните, Азербайджан в свое время в рамках реализации этого посредничества выдвинул пять принципов, которые должны лечь в основу соглашения рамочного типа. Почему именно рамочного типа? Потому что он предполагает, что этот процесс займет достаточно времени и невозможно за короткий период урегулировать целый ряд вопросов, которые являются составной частью этого мирного процесса, начиная с открытия коммуникаций и заканчивая уже делимитацией и демаркацией границ, гуманитарными вопросами. Уверен, что Азербайджан выдвинет требования компенсации за нанесенный в ходе оккупации материальный ущерб и так далее. То есть эти все вопросы урегулировать за короткий период будет невозможно.

Для того, чтобы определить направления этого мирного процесса, поскольку основой всех проблем являются территориальные претензии Армении к Азербайджану, то стороны должны будут признать территориальную целостность друг друга. Этот процесс начался в Праге и в Сочи, когда Армения подтвердила приверженность принципу территориальной целостности в рамках международных документов, таких как устав ООН и Алма-атинской декларации. Это были многосторонние документы, а конфликт происходит между двумя странами и необходимо, чтобы все эти принципы были декларированы на двусторонней основе. В этом заключается суть посреднических усилий США. Как я уже говорил, после визита американского представителя армянская сторона решила продекларировать свою готовность принять эти принципы признания территориальной целостности, включая и Карабах.

Это заявление Пашиняна говорит о том, что Армения будет продолжать работать в этом направлении и, судя по сему, это давление, которое осуществлялось из Вашингтона, дает свои результаты.

Что касается азербайджанской стороны, то она отклонила требование армянской о том, чтобы в дальнейшем рассматривались вопросы безопасности и прав армянского населения в Карабахе при международном посредничестве. Мы видим, что в преддверии этих событий Азербайджан проявил готовность к переговорам, к контактам с армянским населением Карабаха и в этом направлении работа будет продолжена. Если работа будет вестись на этих принципах, то и заключение рамочного соглашения может состояться  в ближайшем будущем. Я думаю, что США постараются, чтобы это событие состоялось в Америке, чтобы показать себя главным спонсором, который и привел к миру.

– Пашинян говорит о территориальной целостности в соответствии с границами Армянской и Азербайджанской ССР. Однако в Азербайджанской ССР Карабах был в качестве автономии, а мы не признаем такую формулу. Как быть тогда?

– Дело в том, что если стороны говорят о признании территориальной целостности друг друга, то речь идет о признании границ, как это будет в дальнейшем обустроено, сложно сказать. Потому что это другая группа проблем, если говорить об автономии или безопасности армян Карабаха, то Азербайджан готов к коммуникации с этими людьми. Одновременно Азербайджан выдвигает свой ряд вопросов, связанных с азербайджанским населением в Армении.

Поэтому дальше встанет вопрос, каким образом стороны рассматривают возможность дальнейшего проживания армян в Азербайджане и возвращения азербайджанцев на территорию Армении. Посмотрим, как будут развиваться события. Ситуация будет зеркальной, но это разговоры на потом. Потому что противоречия будут возникать и по коммуникациям, по делимитации и демаркации границ,  если речь идет о возврате к границам Советского Союза, то нужно установить, к границам какого года: тут тоже могут быть различия. Поэтому я и говорю, что речь идет о рамочном соглашении. Определяются принципы, а их имплементация – это вопрос будущего.

– Если мы признаем территориальную целостность Армении и начнется процесс делимитации и демаркации на условной границе, то тогда ВС Азербайджана должны будут покинуть ряд постов?

– Во-первых, мы признаем территориальную целостность в качестве принципа, а потом, чтобы перевести этот процесс на карту, и затем на землю: делимитация и демаркация. Поэтому, кому и откуда надо выходить – это еще предстоит выяснить. Армения должна освободить еще и территории Казахского района (семь сел)  и село Кярки в Нахчыване.

В Алма-атинской декларации существует проблемы: и с нашей стороны, и с их стороны. Дело в том, что на тот период Армения уже признала Карабах своей территорией, а Азербайджан провозгласил себя приемником АДР, в который входил и Зангезур. То есть вопросов там много, но надо с чего-то начинать, а их имплементация займет лет 20.

– Тогда армянская армия может и не покидать Ханкенди, поскольку имплементация затянется?

– Нет. Дело в том, что Пашинян еще заявил о том, что восстановление коммуникаций возможно только на основе армянских законов. То есть в отношении Зангезурского коридора он опроверг свои обязательства по экстерриториальности, которые обеспечивают российские пограничники. Иными словами, он отказался от трехстороненого заявления  от 10 ноября. В данном заявлении существуют взаимные обязательства, поэтому Азербайджан вправе отказаться и от своих обязательств.

Например, не ждать пятилетнего срока, а установить КПП в Лачине завтра. Тогда вопрос наличия армянской армии в Карабахе решается очень легко,  путем антитеррористической  операции на своей территории либо выдвижением ультиматума с требованием покинуть наши территории.

– Но как на это будет реагировать Россия и РМК?

– Мы видим, что Армения отказывается от подписанного документа от 10 ноября, а именно по вопросу экстерриториальности Зангезурского коридора, а значит, изменению поддаются и другие пункты, включая и российское миротворчество. Пашинян отказывается выполнять взятые на себя обязательства по одним вопросам, а мы – по другим.

Ниджат Гаджиев 

Из этой рубрики