Торговля ненавистью

Торговля ненавистью

По мусульманскому календарю сейчас на дворе XV век, точнее, 1444 год. По европейскому — 2023, излёт первой четверти XXI века. Но, как показывает международная конференция на тему «Исламофобия как специфическая форма расизма и дискриминации: новые глобальные и транснациональные вызовы», прошедшая в Баку, многие европейские страны живут сегодня реалиями даже не XV, а XI-XIII веков — времени «крестовых походов».; Слишком уж неприятные, слишком шокирующие факты были обнародованы в ходе ее работы. Многие просто не представляют себе тот заряд ненависти и негатива, который принимают на себя мусульмане сегодня, в XXI веке. И это не только геноцид мусульман рохинджа в Мьянме, но и реалии вполне себе благополучной Франции, где из мусульман лепят образ врага и по сути уравнивают понятия «мусульманин» и «террорист». И где, добавим от себя, бывший правозащитник Робер Менар, победив на выборах мэра города Лангедок, приказывает составить списки мусульманских детей, обучающихся в местных школах.

А эта политика включает в себя не только «хейт» в соцсетях и отсутствие должной реакции на ксенофобский «юмор» того же «Шарли Эбдо». Это еще и непозволительно долгое ожидание евроинтеграции для Турции. Это готовность поддержать в конфликте с Азербайджаном Армению только потому, что это «многострадальная христианская страна»., и неважно, кто чью территорию оккупирует, кто устраивает этнические чистки, урбицид и экоцид и кто запускает ракеты по жилым кварталам городов.  Это политика ЮНЕСКО, где сначала очень беспокоились по поводу «армянских культурных ценностей», но так и не нашли в себе силы выразить отношение к разрушению и осквернению армянскими агрессорами мечетей, кладбищ, святилищ на ранее оккупированных,  а ныне освобожденных землях; ультраправые боевики из европейских стран, которые были готовы приехать воевать на стороне Армении. Это, наконец, непонятное молчание по поводу действий Армении многих христианских стран, где, быть может, и не заявляют открыто «стоп ислам», но тем не менее руководствуются конфессиональными приоритетами.

Есть, конечно, официальная версия: дескать, вирус ксенофобии присутствует в любом обществе, наплыв эмигрантов, да еще и тем, кто имеет другой цвет кожи и молится другим богам, общество может «переварить» лишь до определённого предела, эмигранты предпочитают жить на пособие и т.д. и т.п., и все это взвинчивает накал антимусульманских настроений. Это правда. Но не вся. Потому как Франция — и это тоже было констатировано в ходе конференции — оказалась одной из тех стран, где исламофобию возвели в ранг официальной политики.

А тут есть тонкости. Казалось бы, нацизм, Холокост, Вторая Мировая война должны были надёжно излечить Европу от ксенофобии и торговли ненавистью. Тем более следовало бы сделать выводы из волны «Белого террора», прокатившегося по странам Запада. А это и устроенный Брейвиком двойной теракт в Норвегии, и массовое убийство в мечети в Австралии, и взрыв в Канаде, и многое другое. Но реальность, увы, демонстрирует совсем другую картину: исламофобия остается в европейском политическом пространстве весьма востребованным «товаром».

Начистоту говоря, ксенофобские и откровенно неофашистские движения существовали в европейских странах на протяжении десятков лет. И так как «разгонять» ненависть к евреям и цыганам после Нюрнбергского трибунала было уже опасно, отыгрывались на мигрантах из мусульманских стран — турецких гастарбайтерах, арабах из Алжира и т.д. Раньше эти движения представляли собой сугубо маргинальную часть спектра и не без оснований считались в политических кругах абсолютно нерукопожатными.

Но…с начала «десятых» с ультраправыми движениями начинает активно «работать» Москва. Ле Пен получает от Кремля солидную финансовую подпитку — в обмен на призывы отказаться от поддержки Украины, признать Крым российским и отменить санкции против РФ. Уже в 2015 году в Санкт-Петербурге собрался «Международный консервативный форум», собравший ультраправые и откровенно нацистские партии со всей Европы. В Германии РФ открыто покровительствует исламофобской «Альтернативе для Германии». И это еще не все.

И в результате ультраправое движение в Европе набрало силу. И тогда политики типа Макрона начали с ним заигрывать. Вернее, пытаться переманить голоса, используя те же штампы, пусть и в слегка причесанном варианте. Что после «художеств» Франции в Алжире и Индокитае не было таким уж удивительным.

Понятно и другое. У политиков есть разные способы обеспечить себе популярность и, как следствие, поддержку избирателей. Можно решать насущные проблемы страны, стараться улучшить социальные и экономические реалии., решать реальные проблемы…Но для этого нужна самая малость — политический профессионализм. Которого мсье Макрону ой как недостаёт. История с пенсионной реформой продемонстрировала это со всей определенностью: сегодня президент Франции готов продавить эту реформу по «чрезвычайному» сценарию, без голосования в парламенте. А полиция уже разгоняет акции протеста при помощи водометов и слезоточивого газа. А в таком случае политикам, которые не желают расставаться с властью, приходится искать поддержку у разного рода мелких групп влияния, от армянского лобби до исламофобов и ультраправых.

Но в Париже, похоже, забыли о цене исламофобии в современном мире. Где неоколониализм уже не может быть успешной политикой по определению, а мусульманские станы — это не бесправные колонии, а независимые государства. Где делают выводы из французской исламофобии. И уже сегодня сбиты фактически к нулю еще недавно вполне позитивные и конструктивные отношения с Азербайджаном.  Рушится влияние Франции в ее бывших колониях, в том числе в Мали. Оглушительным провалом заканчивается турне Макрона по Африке.

И это только начало.

Нурани