Алексей Наумов: Выход из ОДКБ для Армении будет политическим самоубийством

Алексей Наумов: Выход из ОДКБ для Армении будет политическим самоубийством

Ситуация в регионе Южного Кавказа остается напряженной. Возрастает риск эскалации. С другой стороны, последнее выступление Никола Пашиняна открыло широкий спектр для рассуждений о том, какую геополитическую линию они проводят, и собираются проводить после этого. О ситуации в регионе Южного Кавказа, а также о сбитом Россией американском БПЛА рассказал в интервью Minval.az российский эксперт Алексей Наумов.

– Премьер-министр Армении вчера заявил о том, что «ОДКБ уходит из Армении», намекнув на выход страны из организации. Как вы оцениваете данное заявление армянского премьера? К чему приведет выход Армении из этой организации?

– Армянская сторона занимается излюбленной дипломатической тактикой злоупотребления российским доверием. С точки зрения Армении ОДКБ должна быть той организацией, которая воюет за нее, отстаивает ее интересы, ведет дипломатию Армению, а если она этого не делает, то она соответственно уходит.

Мы понимаем, что ОДКБ – это единственный гарант безопасного существования Армении. Потому что ту политику, которую проводит страна под руководством Никола Пашиняна, кроме как провокативной и безответственной, назвать нельзя. В Армении это прекрасно понимают, и я думаю, они серьезно не планируют выход из организации. Потому что выход из ОДКБ для Армении будет политическим самоубийством, поскольку страна останется без каких-либо гарантий безопасности с максимально провокативной политикой.

– В условиях, когда обе стороны еще достаточно далеки от подписания мирного соглашения, ожидаете ли вы новую эскалацию в регионе Южного Кавказа?

– Сохраняется опасность эскалации. Мы понимаем, опасным будет тот период, когда та или иная страна отзовет продление миротворческого мандата. Мы понимаем, что если Армения продолжит свою линию подрыва и саботажа трехстороннего заявления, то у Азербайджана не будет никакого смысла его продлевать, и, таким образом, Армения останется один на один с Азербайджаном.

Ну, а то, что бывает, когда Армения остается с Азербайджаном один на один и не подписывает мирные соглашения, мы увидели в 2020 году. Поэтому я думаю, что сейчас в интересах Армении, как можно скорее, согласиться на те компромиссы, под которыми она сама же подписалась, и передать территории под контроль Азербайджана. Поэтому я думаю, что эскалация возможна. Я не думаю, что она будет решающей и судьбоносной, однако все возможно. Ситуация крайне нестабильна. Армения крайне деструктивна и тут возможно любое развитие событий.

– На прошлой неделе в Ереване с визитом побывал бывший генсек НАТО Расмуссен. Ожидаете ли вы, что Армения, выйдя из ОДКБ, станет внеблоковым союзником НАТО, как Украина и Грузия?

– Армения вряд ли станет внеблоковым союзником НАТО, поскольку ее географическое положение делает ее практически зависимой от России и от своих соседей по Южному Кавказу. Армения вполне может захотеть это сделать, но это будет продиктовано ее авантюризмом. Потому что сейчас сепаратистская позиция терпит крах и в попытках как-то его избежать возможны самые неконструктивные и нелогичные решения. Но я все же полагаю, что у Армении сейчас хватит политической мудрости не предпринимать таких шагов. Учитывая ее военное, географическое и политическое положение, ей сейчас не нужно заниматься подрывом и саботажем усилий России, и не позиционировать себя в качестве противника России.

– С учетом прозападной политики Еревана, как вы оцениваете перспективы отношений между Баку и Москвой?

– Так как отношения России и Азербайджана остаются одним из редких примеров взаимоуважения и выгодных взаимоотношений на территории постсоветского пространства, я ожидаю, что отношения между странами будут крепнуть и дальше. Мы видим, как растет товарооборот, растет параллельно импорт, видим, как идет взаимодействие по южнокавказскому трэку, и видим, как намечается система многополярного мира. Как раз такие страны, как Россия и Азербайджан, не втянуты в какие-то блоковые противостояния, не втянуты в искусственно, идеологически очерченные союзы. России и Азербайджану выгодно торговать, выгодно дружить, у нас очень хорошие взаимоотношения на экспертном уровне. У нас очень хорошие взаимоотношения на экономическом уровне, прекрасные отношения на уровне двух лидеров, у нас подписана декларация о стратегическом взаимодействии. Равноправные отношения Москвы и Баку – это пример для всего дипломатического сообщества. В условиях трансформации всей международной финансовой и геополитической системы возможности для отношений Баку и Москвы огромные.

– Вчера прошла информация о том, что в Черном море российский самолет сбил американский БПЛА. Очевидно, что эскалации между сторонами не будет, однако это скажется на взаимоотношениях между странами. Как вы оцениваете текущее положение дел между Москвой и Вашингтоном? Стоит ли на каком-то этапе ждать обострения?

– Инцидент с беспилотником может оказать отрезвляющее взаимодействие на американский истеблишмент. Американцы сейчас поймут, что они могут терять свою технику, и их интересы могут пострадать на фоне этого конфликта. Потому что участие США в этом украинском конфликте не является прямым национальным интересом Америки.  Как справедливо отмечали эксперты Rent Corporation в своем февральском докладе, «основная задача американского политического класса – это не допустить прямого боестолкновения и перехода в глобальный и в том числе ядерный конфликт».

Мы понимаем, что каждый день, пока продолжаются боевые действия, вероятность эскалации возрастает и полеты американских БПЛА над российской границей – это серьезная провокация. И сейчас, когда стало понятно, что эти шаги не могут оставаться без ответа, я думаю, что мы увидим некое усиление партии умеренности, которая все громче звучит в американском политическом классе. Потому что стороны не должны допускать прямого конфликта, и потому должны крайне осторожно подходить к вопросам взаимного противостояния.

Ниджат Гаджиев