Смерть Гаджи Шахина вызвала много вопросов

Смерть Гаджи Шахина вызвала много вопросов

Говорят, незаменимых людей нет. Но как нет, если есть такие люди, чья смерть невосполнима. Уход из жизни известного теолога Гаджи Шахина Гасанли в этот непростой для Азербайджана период – невосполнимая потеря, которая обязательно скажется в предстоящих религиозно-политических процессах.

Он был не просто теологом. Он был религиозным и идейным вдохновителем верующих шиитов, его знали и уважали все. Не важно, суннит или шиит. Главное, что человек был уважаемым во многих кругах страны и не только религиозных. Для кого-то смерть Гаджи Шахина может показаться простым жизненным явлением. Но тут есть «но». Оно заключается в том, что Гаджи Шахин был фигурой, обеспечивавшей баланс между властями и религиозной шиитской общиной.

Речь не о том, что он был политической фигурой и занимался активной политической деятельностью – нет. Также нельзя сказать, что сегодня между государством и религией существуют жесткие противоречия и проблемы. Однако ж его речь и позиция отражали настроения религиозной общины, и в то же время отражали национальные интересы страны. Учитывая его большой авторитет в религиозной среде, можно сказать, что Гаджи Шахин был фигурой незаменимой.

Гаджи Шахин был одновременно почитаем верующими и вхож в правительственные круги. Он мог донести до представителей высших эшелонов власти правильную точку зрения. Теперь такой фигуры нет. Вообще, нужно сказать, что религиозный авторитет того или иного теолога формируется десятилетиями. При том, что политика современного Ирана направлена на «приватизацию» и монополию шиизма. Иран позиционировал себя, как единственный центр, который имеет право говорить от имени всех шиитов, что еще больше осложняет ситуацию.

Гаджи Шахин всегда выступал с позиции защиты национальных интересов Азербайджана в таком сложном вопросе, как взаимосвязь религии и государства. А мы знаем, что определенные силы используют религию в качестве геополитического инструмента. С этой точки зрения роль Гасанли была разграничительной, он четко видел грань между верой, государством и Ираном, и восполнить эту возникшую пустоту будет очень сложно, если не невозможно.

Но и это не все. Гаджи Шахину прочили должность главы Управления мусульман Кавказа. Слухи об этом шли достаточно давно, однако официально по этому поводу никто ничего не говорил. Хотя стоит признаться, что это назначение, будь оно произведено, могло бы «освежить»  указанную структуру, которая на сегодняшний день выполняет скорее символическую роль, нежели как-то влияет на текущие процессы.

Следует отметить, что смерть Гаджи Шахина вызвала много вопросов и сомнений в ее естественности. Является ли случайностью то, что Генеральная прокуратура приступила к расследованию обстоятельств смерти? Но одно определенно точно – его смерть сыграла на руку некоторым внешнеполитическим игрокам…

Ниджат Гаджиев