В Армении, кроме премьер-министра, есть еще и президент — Армен Саркисян. Который время от времени напоминает о себе. Вот и на сей раз формальный глава государства оказался в фокусе внимания — дал интервью РБК.

Конечно, когда господин Саркисян с упоением рассуждал о «миссии Армении», это напоминало «классический дебют детсадовца на табуретке». В самом деле, понятно, когда о своей миссии говорят США или Россия — это можно приветствовать или осуждать, можно поддерживать или противостоять, но с учетом роли и веса этих стран уж точно не хихикать. Но «миссия Армении»? С не дотягивающим до трех миллионов населением, разгромленной армией и миграцией уровня массового бегства? С российскими пограничниками на КПП в международных аэропортах?

Здесь, конечно, можно еще возразить: даже если президент принимает за чистую монету анекдот о «глобусе Армении» и лепечет что-то вроде о ее «миссии» — это внутреннее дело самой Армении. Но вот когда тот же Армен Саркисян в том же интервью начинает весьма прозрачно намекать на реванш — это уже точно не «внутреннее дело».

Нет, конечно, у Саркисяна, бывшего посла Армении в Великобритании, хватило осторожности не объявлять в интервью РБК что-то вроде «вот мы сейчас залижем раны, восстановим армию и будем пить чай в Баку!» Но…

Вот президент Армении рассуждает о том, можно ли было избежать войны. Казалось бы, вполне здраво замечает: «Мне кажется всегда можно было найти пути к разрешению таких проблем без военных действий. Ведь все-таки в случае Карабаха, после первой Карабахской войны существовала организация, которая этим занималась – МГ ОБСЕ. Был механизма для общения, диалога и т.д. Но если посмотреть с нашей стороны, речь идет о наших ошибках – то мы снова поверили в то, что хотели. Нам показалось, что война уже закончена, вопрос уже решен. А он далеко не был решен». А затем, обвинив по традиции Азербайджан в том, что он «все время говорил о будущей войне», замечает, что, дескать, надо было «делать определенные шаги – усилить обороноспособность Карабаха, создать более современную военную инфраструктуру, а также сделать Карабах более экономически эффективным…» Оставим в стороне, можно ли было сделать «экономически эффективными» чужие захваченные земли, где работа легального бизнеса невозможна в принципе. Важно другое. По мнению Армена Саркисяна, ошибки Еревана состояли исключительно в том, что там недостаточно накачали оружием оккупированный Карабах и не создали там достаточно мощных укреплений. О том, что надо было действительно договариваться, принимать во внимание международное право и признанные границы и уходить с чужих захваченных земель, глава государства даже не намекнул.

Более того, отвечая на вопрос, возможны ли нормальные отношения между Ереваном и Баку, вначале начинает туманно рассуждать на тему «чисто теоретически, в какой-то день, наверное да, но когда…Через несколько лет? Я не знаю».  А затем заявляет: «Для Армении все это слишком болезненно, как было болезненно в свое время для Азербайджана. Но до того как говорить о нормализации отношений или о каких-то проектах, есть очень болезненные вопросы, которые нужно решить». Назвал и один из этих «болезненных» вопросов. По версии Саркисяна, «в Азербайджане находятся армянские военнопленные», а «в Армении и Арцахе азербайджанских пленных нет», и «если посмотреть на это глазами международного права неправильно». Словом, по мнению Саркисяна, «перед тем как говорить о разных вещах, мне кажется было бы очень правильно в этот момент,  если бы Азербайджан вернул всех военнопленных, показав определенное гуманитарное и человеческое отношение». И дело не только в том, что Армен Саркисян называет «военнопленными» заведомых террористов, которых Армения уже после подписания соглашений о прекращении огня забросила в Ходжавендский район Азербайджана с заданием развернуть там «диверсионную войну». Куда важнее другой намек: «Для Армении все это слишком болезненно, как было болезненно в свое время для Азербайджана». Потому как не получится не спросить: что это имеет в виду господин Саркисян? Азербайджан отказывался от «нормализации отношений», пока продолжалась оккупация 20% азербайджанской территории, а на что намекает президент Армении? Речь только о военнопленных? Глава МИДа Армении Ара Айвазян регулярно заявляет, что в Ереване намерены вернуть «потерянные» земли. И надо ли так понимать, что теперь те же планы повторной оккупации азербайджанских земель озвучил уже президент Армении?

И, наконец, не менее важно то, чего так и не прозвучало в интервью Армена Саркисяна. За все время беседы — а длилась она почти час — президент Армении никоим образом даже не намекнул на те перспективы, которые должно бы открыть перед Арменией разблокирование коммуникаций. Не коснулся возможности нормализации отношений с соседней Турцией. И самое главное, даже не заикнулся, что Армении хотя бы сегодня, после поражения, после гибели нескольких тысяч своих солдат, тяжелейшего военного разгрома, надо бы отказаться от территориальных  притязаний к соседям и признать сложившиеся в регионе границы. И это не тот случай, когда можно рассуждать об «эмоциях», о том, что еще не улеглись страсти после войны, и вообще общественное мнение слишком «разогрето». Просто есть решения, которые как раз и нужно принимать по «горячим следам». И если в Армении до сих пор еще не заявили о признании границ и отказе от территориальных притязаний к соседям, а ее президент прозрачно намекает в интервью, что перед нормализацией надо «решить болезненные вопросы» — к сожалению, тут уже не получится исключать, что от планов реванша в Армении не отказались. Увы, одного удара «Железного кулака» некоторым в Ереване оказалось недостаточно. А это множит шансы, что для мира и безопасности в регионе придется наносить второй удар. Просто потому, что за самонадеянность и безответственность в политике приходится очень дорого платить.

Нурани, обозреватель

Minval.az