31 марта —не только очередная, уже 103-я, годовщина геноцида азербайджанцев, учиненного большевиками и дашнаками в 1918 году. В ближайшие дни регион отметит пятую годовщину апрельских боев 2016 года — самого, пожалуй, «недооцененного» события из тех, что предшествовали 44-дневной войне, победе Азербайджана и разгрому Армении. Тогда и Ереван, и его союзники, и нейтральные посредники получили изрядную информацию к размышлению, продемонстрировав, прежде всего, что теперь у Азербайджана есть современная и боеспособная армия, а значит, военное решение конфликта при нынешнем раскладе сил вполне возможно. Но…шанс задуматься и сделать выводы был упущен, и не только в Ереване, кстати говоря.

И так уж совпало: как раз накануне пятой годовщины апрельских боев — а началось все, напомним, с ураганного обстрела азербайджанских прифронтовых сел в ночь с 31 марта на 1 апреля 2016 года — появились и сенсационные откровения бывшего сопредседателя Минской группы ОБСЕ от США Ричарда Хогланда. Отставной американский дипломат не только признал, что должность сопредседателя МГ ОБСЕ от США «обычно занимал дипломат, находящийся в ожидании обещанной полноценной посольской должности, или тот, кому нужно было поработать до пенсии», и такой подбор кадров позволяет уже под другим углом зрения рассматривать признание того же Хогланда: «Мы останавливались в пятизвездочных отелях, где жили в апартаментах на представительском этаже, что давало нам доступ к частной столовой и полноценному бару без дополнительных затрат; ели в лучших ресторанах. Но, откровенно говоря, было достигнуто очень и очень немногое».

Важно другое. Во-первых, рассуждая о возможных новых перспективах для Минской группы ОБСЕ, Хогланд никоим образом не обозначает возможность переговоров по статусу Карабаха, еще раз по сути подтвердив, куда именно отправился этот статус после войны. А во-вторых, и «в-главных», бывший американский сопредседатель МГ ОБСЕ поделился по-настоящему сенсационными подробностями работы не столько «родной» американской, сколько российской дипломатии в зоне карабахского конфликта: «Когда я был сопредседателем от США, министр иностранных дел России Сергей Лавров раскрыл свой план урегулирования конфликта, похожий на существующие Мадридские принципы, который стал неофициально известен как «план Лаврова», хотя нас предупредили, чтобы мы называли его просто «планом на столе», — рассказал дипломат. — Когда план был обнародован, я спросил своего замечательного коллегу, российского сопредседателя Попова, действительно ли Кремль согласится его реализовать, если Ереван и Баку уступят и примут план. Его откровенный ответ был таким: «Конечно, нет»». То есть, еще раз, министр иностранных дел РФ предложил план урегулирования, но сами же российские дипломаты признались, что «продавливать» его Кремль не намерен.

Деталей плана Хогланд, правда, не раскрыл. Но…

Намеренно оставим в стороне многочисленные «утечки» по поводу «Казанского документа» 2011 года — его достоверной версии в СМИ так и не появилось. Отметим только, что к казанскому раунду переговоров на столе оказались совсем не те предложения, которые обсуждались на встречах ранее, причем скорректировано все было в пользу Еревана. Вспомним другое: предложения России по карабахскому урегулированию в январе 2021 года раскрыл заместитель секретаря Совета безопасности России Рашид Нургалиев в интервью «Российской газете». Как уже рассказывал Minval.az, по его словам, «поэтапный план предполагал преемственность принципов, заложенных в мадридском и казанском документах. Его основные шаги предусматривали возвращение Азербайджану на первом этапе пяти оккупированных районов после развертывания международных миротворческих сил. При этом предусматривалось предоставление Нагорному Карабаху прав на формирование органов власти и сил самообороны. Прекращалась его блокада со стороны Азербайджана и восстанавливались торгово-экономические отношения. На втором этапе планировалось осуществить передачу оставшихся двух районов в увязке с определением правового статуса Нагорного Карабаха путем проведения референдума в соответствии с международными нормами. При этом предполагалось, что с согласия сторон будет оставлен коридор в Лачинском районе для транспортного сообщения Нагорного Карабаха с Арменией». То есть, «в переводе», никаких гарантий по соблюдению территориальной целостности Азербайджана и даже возвращению беженцев в НК не предусматривалось, но зато уже на первом этапе Карабах превращался де-факто во второе армянское государство со своей внешней политикой и вооруженными структурами. Этот план, по словам Нургалиева, появился в 2016 году, последнюю его редакцию сторонам передали в 2019 году.

Понятно, что эти предложения не могли быть «на ура» приняты Азербайджаном. Но теперь выясняется, что и Россия не горела желанием «продавливать» их выполнение.

Здесь можно, конечно, напомнить, что в те годы на уровне экспертного сообщества ходило множество «утечек», согласно которым, Москва берется продвинуть вопрос с освобождением не то трех, не то пяти районов — в обмен на вступление Азербайджана в ЕАЭС и ОДКБ, но, во-первых, официально никто ничего подобного не подтвердил, а во-вторых, в Баку четко и недвусмысленно заявили, что вопрос о вступлении в эти интеграционные объединения не находится в повестке дня. Можно, конечно, строить множество версий, насколько скепсис Попова по поводу плана его непосредственного начальника Лаврова связан с тем, что «приманка» не сработала, и Азербайджан не стал вступать ни в ЕАЭС, ни в ОДКБ. Но куда больше пищи для размышлений дает другое событие. По горячим следам апрельских боев Ереван и Баку, напомним, посетил со «сквозным» визитом тогдашний премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. И по завершении своей миссии дал интервью Сергею Брилеву, ведущему «Вестей в субботу», где и был озвучен нашумевший тезис: дескать, в регионе не надо ничего резко менять, главное, чтобы не стреляли и не лилась кровь, вот пусть пройдут два, три, еще лучше — четыре поколения, а там посмотрим. Что, в общем-то, дает исчерпывающую информацию, собиралась ли Россия вообще продвигать вопрос с освобождением оккупированных Арменией земель Азербайджана или же в Кремле предпочитали «оставить все как есть».

Сегодня, конечно, самое время с изрядной долей иронии спросить: «Nooldu, Medvedev?» Понятно, что в Азербайджане никто не стал ждать, пока «сменится два, три, еще лучше четыре поколения», и после того, как Армения сорвала переговоры, вопрос был решен военным путем, чего многие, не сделав выводов из апрельских боев, просто не ждали и не прогнозировали, и теперь мирный процесс в регионе запускается на совсем других условиях — с азербайджанским флагом в освобожденной Шуше, с совместным российско-турецким мониторинговым центром и парком трофейной армянской техники российского производства в «Белом городе».

И сегодня остается только надеяться, что в столицах «внешних игроков» будут наконец сделаны выводы и из итогов и апрельских боев, уже «пост-фактум», и из 44-дневной войны. Иначе в регионе вполне вероятным окажется новый военный сценарий. После чего и в Армении, и не только в Армении, будут растерянно хлопать глазами и спрашивать сами себя, как это так вышло, что события и на поле боя, и в большой дипломатии пошли не по сценарию.

Нурани, обозреватель

Minval.az