Экспертное сообщество Южного Кавказа обсуждает очередную новость: среди попавших в азербайджанский плен армянских военнослужащих обнаружился религиозный деятель, точнее, пастор церкви адвентистов армянского города Гюмри Ховсеп Араратович Сахакян, известный в определённых кругах религиозный блогер. Как утверждает сам Ховсеп Араратович, невзирая на все протесты и на религиозный сан, он был силой доставлен на оккупированные азербайджанские земли, участвовал в боевых действиях в Губадлинском районе, где попал в плен.

Здесь нужно пояснение. После 27 сентября, когда в ответ на армянскую провокацию Азербайджанская Армия начала свое контрнаступление, в СМИ и социальных сетях появлялось предостаточно фотографий священнослужителей армянской церкви в «духовном” облачении и с оружием. Опытные наблюдатели припомнили и состоявшийся в Ереване в сентябре 2016 года парад с марширующими священниками. Но это были представители армяно-григорианской церкви. В отличие от них, Ховсеп Сахакян — адвентист. А это меняет дело. Адвентисты, согласно своему вероучению, в боевых действиях не участвуют, их церковь призывает своих последователей не брать в руки оружия и воздерживаться от военной карьеры. Адвентисты, напоминают в США, не участвовали в Гражданской войне середины XIX века — а это самая кровопролитная война в истории США. Сегодня в странах, где есть институт альтернативной службы и тем более профессиональные армии, а последний военный конфликт случался в «сороковые, роковые», это не проблема, но в прошлые годы адвентисты за свой религиозный пацифизм адвентисты подвергались сильнейшим гонениям в странах Европы — дело доходило до судов военного трибунала, пыток, публичных казней, не считая такой «мелочи», как издевательства в военных частях. Жестко преследовали адвентистов и в СССР.

И что же — Сахакян оказался этаким «адвентистом с армянским акцентом»? Эта версия, без сомнения, имеет право на существование. Но куда вероятнее другое: в Армении наличествует такой дефицит, пардон, «пушечного мяса», что под ружьё приходится ставить даже тех, кому, по логике вещей, участвовать в боевых действиях ну никак не полагается.

По совести говоря, этот «дефицит армян» существовал здесь и до нынешней вспышки боевых действий. Миграция, криминальные порядки в армии, где не удавалось обеспечить солдат даже нижним бельём и питанием, угроза войны — все это понятным образом подстегивала миграцию. И можно представить себе, что творится в Армении теперь В результате сообщения об отправке на фронт женских подразделений появляются в армянских СМИ регулярно. Журналисты стараются писать об этом с этаким патриотическим пафосом, только вот получается не очень убедительно. В свою очередь, пресс-секретарь Генпрокуратуры Аревик Хачатрян радостно сообщила: более десяти армянских заключённых «добровольно» отправляются на фронт, им изменили меру пресечения. И то, что на этом фоне «попал под кампанию» и пастор-адвентист, в общем-то, ожидаемо. И тем более очевидно, что такие «манёвры отчаяния» множат число погибших, но даже теоретически не изменят ход войны.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az