Скандал вокруг поставок в Армению сербского оружия — минометных мин — продолжает разгораться. Как сообщил журналистам замглавы МИД Азербайджана Халаф Халафов, «сербская сторона понимает серьезность вопроса», она уже начала «процесс официального разбирательства». В МИД уже приглашали временного поверенного в делах Сербии в Азербайджане.

Скандал с поставками оружия из Сербии в Армению по понятным причинам в центре внимания азербайджанской общественности, и вопросов здесь куда больше, чем ответов. В самом деле, с какого, пардон, перепугу Армения решила приобрести боеприпасы в Сербии? Иреван, если кто забыл, приобретает оружие в России по льготным ценам, и нередко на российские же целевые кредиты. А вот с сербскими «оружейными баронами» пришлось расплачиваться живыми деньгами и по мировым ценам. Так в чем тогда гешефт? Армения не получила от России того, чего хотела? Или же все куда сложнее?  Армения уже давно имеет сомнительную славу «черного супермаркета» оружия, через нее  идет солидный «черный трафик» оружия, и террористам РКК, и проиранским боевикам в Ираке, и многим другим, в прессу уже просачивались данные о причастности к этому «бизнесу» самого Никола Пашиняна. Можно ли в таком случае исключать, что сербские мины в Иреване купили «с целью перепродажи», просто часть оставили себе и пустили в дело под Товузом? Наконец, каким путем эти мины попали в Армению? И насколько страны-транзитеры были в курсе, кто, кому и что везет?

Но есть еще одна сторона вопроса — отношения Баку и Белграда. Те самые, которые, по словам бывшего президента Сербии, члена Попечительского совета Международного центра Низами Гянджеви Бориса Тадича, «полностью испортились». Как подчеркивает Халафов, он заявил сербскому дипломату, что «у нас имеется достоверная информация о том, что из Сербии в Армению была отправлена крупная партия оружия». В свою очередь, министр торговли, туризма и телекоммуникаций Сербии Расим Ляич признал факт поставок вооружения в Армению. И еще добавил, что «поставки оружия из Сербии возможны лишь при наличии разрешения четырех госструктур: МИД, Минобороны, МВД и Агентства информационной безопасности (BIA)», что оружие «ушло» в Иреван в мае и июне, и вообще никаких санкций против Армении нет, так что в Белграде трудно было отказать…

И самое главное, безнадежно разрушенной оказалась репутация самой Сербии. И не только потому, что, как напоминает Тадич, он открыто заявлял «о всех рисках недостаточного контроля за экспортом оружия в своей стране, а также о факте возобновления деятельности в Сербии частных компаний, принадлежащих торговцам оружием, чьи имена внесены в черный список», что пока он был у власти, «оружейные бароны» не могли получить разрешений на торговлю оружием, но теперь все иначе, и «международное доверие к моей стране (Сербии — Minval.az) стало падать». Важно другое. Напомним:  всего два месяца назад, в разгар эпидемии коронавируса, Азербайджан оказал Сербии гуманитарную помощь — защитное снаряжение, тесты, бесконтактные термометры, дезинфицирующие средства и необходимые медицинские приборы. Еще раньше наша страна помогала пострадавшим от катастрофического наводнения. Азербайджан вкладывал инвестиции, строил дороги, осуществлял гуманитарные проекты.

А в те же дни, когда в аэропорту Белграда разгружался самолет с азербайджанской гуманитарной помощью, оказывается, готовились к отгрузке партии оружия для Армении, И вряд ли в Белграде не знали, кто с кем воюет.

Так что же — там рассчитывали, что «никто ничего не узнает» и просто делали бизнес? Или все куда серьезнее?

Несколько лет назад автору этих строк довелось беседовать с тогдашним Чрезвычайным и Полномочным послом Сербии в Азербайджане господином Зораном Вайовичем. Отношения Баку и Белграда тогда были «на подъеме», и посол, тонкий и искушенный дипломат, с удовольствием делился планами, говорил о перспективах сотрудничества. И, отвечая на вопрос, прошли ли те времена, когда Балканы называли «пороховым погребом Европы», отметил: «Мы сейчас стараемся историю запомнить, но не повторять». В самом деле, история Сербии бурная и достаточно неоднозначная. И ее новейший отрезок включает Балканскую войну — против хорватов, словенцев и боснийских мусульман. И если в первые годы после падения режима Слободана Милошевича Белград стремился восстановить отношения с внешним миром, то сегодня многое уже иначе. Пост президента Сербии занимает Александр Вучич, тот самый, который во времена «балканского мясника» Милошевича занимал в его правительстве пост министра информации и отвечал за пропагандистское обеспечение той войны, частью которой были и блокада Сараево, и «этнические чистки» мусульман, включая геноцид в Сребренице. Вучич появлялся на публике в футболке с изображением лидера крайних националистов Воислава Шешеля и позволял себе фразы в стиле «За каждого серба надо убить сто мусульман». Теперь Вучич старается о «грехах молодости» не вспоминать. Но вот нынешний «удар в спину», который наносит Белград мусульманскому Азербайджану слишком напоминает «старую мину», сработавшую в белградских кабинетах. Где решили не просто «сделать бизнес», но еще и помочь «христианам, воюющим с турками». А тогда уже нынешний оружейный скандал — это уже повод задуматься, только ли в бизнесе здесь дело или же Сербия возвращается к политике, основанной на ксенофобии и исламофобии. Той самой политике, которая уже очень дорого обошлась Белграду. Где теперь, конечно, обещают провести расследование оружейных операций, только вот хватит ли политической воли довести это расследование до конца? Для Баку это вопрос важный, но, прямо сказать, не судьбоносный. Куда выше ставки для самого Белграда. Где вполне могут повторить собственную драматичную историю, и без каких бы то ни было надежд на хэппи-энд.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az