«Генсек ОДКБ Станислав Зась инициировал экстренное заседание Постоянного совета организации в связи с обострением обстановки на армяно-азербайджанской границе. Однако, вероятнее всего, в Ереване продолжат курс на обострение. Позиции премьера Армении Никола Пашиняна в период пандемии ослабли, в то время как оппозиция внутри страны продолжает консолидироваться. В этих условиях смещение фокуса общественного внимания с внутренней политики на внешнюю угрозу — проверенный шаг. Впрочем, не факт, что на сей раз он будет эффективен», — говорится в статье на сайте news.ru.

«Обострению ситуации на линии соприкосновения предшествовало увеличение числа обстрелов позиций в зоне конфликта. В июне Минобороны Азербайджана сообщало о 20–30 обстрелах за сутки, но в конце месяца и начале июля интенсивность заметно выросла — до более чем 50 в сутки. В связи с этим вероятность возобновления активных боевых действий аналитиками рассматривалась как высокая, но она связана не с количеством ежесуточных перестрелок, а с отсутствием прогресса на переговорах по политическому урегулированию карабахского конфликта. При этом риски полномасштабной войны остаются невысокими не только из-за позиции России, но и из-за Запада, которому также невыгодна эскалация, учитывая гуманитарные проблемы, связанные с пандемией.

И хотя внешние игроки не стремятся вмешиваться в конфликт, что показали события 2016-го, однако всё-таки удерживают стороны от военных действий. Россия, как и большинство стран, признаёт Нагорный Карабах территорией Азербайджана, поэтому реально задействовать линию ОДКБ, к чему призывают в Ереване, нельзя.

Впрочем, и в Баку всегда подчёркивали, что несмотря на усталость общества от бесплодных переговоров и желание конкретных шагов по деоккупации спорных земель, власти выступают против кровопролития. Так, весной 2018 года Азербайджан не стал использовать период волнений в Армении для силового давления по карабахскому вопросу, хотя реальное соотношение сил в зоне конфликта уже несколько лет не в пользу Еревана. При этом локальное поражение в апреле 2016-го в армянском обществе было воспринято как демонстрация недееспособности руководства, тем более что это происходило на фоне реализации Москвой и Баку оружейных контрактов. Последовавшие вслед за этим мятеж радикальной группировки «Сасна Црер» и акции протеста сильно пошатнули позиции тогдашнего президента Сержа Саргсяна, в итоге привели к его смещению. В этом смысле нынешнему руководству Армении невыгодно обострять ситуацию, но Пашинян периодически демонстрирует непреклонную воинственную позицию по Карабаху, чтобы сохранить политические очки внутри страны. С этим, по-видимому, и связано то, что Минобороны, как отмечают в армянских соцсетях, скрывает истинную ситуацию в зоне конфликта. В частности, пользователи указывают на перехваченные сообщения с боевых позиций, где армянские командиры признают потери как в живой силе — минимум 15 человек убитыми и ранеными, — так и в боевой технике.  В то же время Минобороны Азербайджана сразу заявило о гибели своих военнослужащих.

Несмотря на то что территориальным спорам двух государств уже много лет, нынешнее обострение выглядит не только и не столько продолжением конфликта, сколько попыткой армянских властей разыграть внешнеполитическую карту ради внутриполитических баллов.

Пандемия коронавируса серьёзно ударила по премьеру Пашиняну. Рейтинги политика, пришедшего к власти на волне народной поддержки два года назад, серьёзно просели. При этом всё активнее заявляет о себе как парламентская, так и непарламентская оппозиция, а митинги в Ереване, происходящие даже в условиях карантина, демонстрируют, что она пользуется поддержкой населения.

Претензии народа к Пашиняну имеют множество причин. Во-первых, часть населения считает, что правительство не смогло дать адекватный ответ эпидемии коронавируса. Такого рода недовольство вполне объяснимо: эпидемиологическая ситуация в Армении — одна из худших на постсоветском пространстве. По данным на 13 июля, в стране было зафиксировано более 32 тысяч случаев заражения.

Во-вторых, вызывает закономерные вопросы и то, что пандемию Пашинян явно пытается использовать для продвижения своих политических инициатив. В стране продолжает действовать введённый ещё в марте режим чрезвычайного положения (ЧП), 13 июля правительство продлило его до 12 августа. И хотя это объясняется соображениями безопасности, выглядит это, скорее, как возможность сдержать нарастающие протестные настроения.

В-третьих, «под шумок» пандемии премьер провёл ряд неоднозначных перестановок, в том числе в силовых структурах, ещё более укрепив там позиции лояльных ему людей.

И наконец, внесение поправок в армянскую конституцию, повлёкшее, например, смещение Грайра Товмасяна с поста председателя Конституционного суда (КС) страны, тоже не осталось без внимания населения и критиков Пашиняна.

В этих условиях, очевидно, премьер решил прибегнуть к испытанному методу: перевести внимание общественности на внешнюю политику. Территориальный спор с Азербайджаном — проверенный консолидирующий фактор для армянского населения. Симптоматично и то, что обострение на границе произошло именно накануне решения о продлении режима ЧП, которым недовольны уже многие жители страны, ведь эффекта он не приносит. В итоге новое постановление правительства прошло почти незамеченным, будучи вытесненным из новостной повестки боестолкновением.

Конфликт в Товузском районе ставит под вопрос судьбу переговорного процесса между Ереваном и Баку. В конце июня министры иностранных дел Азербайджана и Армении Эльмар Мамедъяров и Зограб Мнацаканян провели переговоры по видеосвязи и условились продолжить обсуждение ситуации в Нагорном Карабахе в этом месяце. Теперь продолжение диалога видится маловероятным, но это вполне укладывается в логику армянского премьера: мало кто верит, что тлеющий конфликт удастся разрешить в обозримой перспективе, а подкрепить свои пошатнувшиеся позиции Пашиняну нужно как можно быстрее», — отмечается в статье.

Minval.az