«На Ближнем Востоке идет война за нефть» — этот штамп советской пропаганды второй половины ХХ века весьма соблазнительно применить к нынешним событиям в Ливии. Напомним: еще несколько дней назад Ливийская нефтяная национальная корпорация (NOC) сообщила о возобновлении работ на крупнейшем нефтяном месторождении страны — аш-Шарара. Сырье планировали поставлять на экспортный терминал аз-Завия на средиземноморском побережье Средиземного моря — после разблокирования транспортного коридора в этом направлении.

Но теперь месторождение аш-Шарара, по всей видимости, захвачено боевиками российской ЧВК «Вагнер», деятельность которой связывают с «кремлевским поваром» Пригожиным. Во всяком случае, NOC сообщила, что колонна автомобилей въехала на территорию месторождения, а прибывшие с ней эмиссары провели встречу с представителями Службы охраны нефтяных объектов. «На ливийских месторождениях нам не нужны российские и другие иностранные наемники, цель которых — прекратить добычу нефти. Нам нужны патриотические, профессиональные и независимые силы безопасности, которые будут способствовать возобновлению нефтедобычи на благо всего ливийского народа, а доходы будут распределяться справедливо и прозрачно по всей Ливии», — заявил глава NOC Мустафа Саналлы.

Теоретически здесь должны следовать рассуждения насчет «возможных коммерческих интересов» или экскурс в историю, как в Сирии те же «вагнеровцы» попытались захватить нефтяное месторождение в Сирии.

Но намеренно оставим в стороне подробный анализ версий, что произошло тогда в Сирии. На сей раз ставки куда выше, чем чей-то коммерческий интерес. Одновременно с появлением «вагнеровцев» на нефтяных полях Ливии Ахмида Хома, вице-спикер «парламента Ливии», действующего в Тобруке (именно от его имени воюет Халифа Хафтар), вдруг заговорил в интервью РИА «Новости» о «справедливом распределении нефтяных доходов между всеми городами и регионами Ливии» и о том, что правительство национального согласия Ливии во главе с Сарраджем (именно его признает ООН, но Хома об этом предпочел промолчать) направляет войска к Сирту именно для того, чтобы взять под контроль дороги, идущие к нефтяным полям. В те же дни правительство Саррада сообщило, что транспортные самолеты доставляют на контролируемую кремлевским фаворитом Хафтаром базу ВВС в Сирте боевиков и оружие. Таких рейсов за последнее время было не менее 11.

И еще интереснее, что сообщения о захвате месторождения аш-Шарара и усиленной переброске наемников и оружия в Сирт замелькали в новостях практически сразу же после нашумевшего заявления главы МИД РФ Сергея Лаврова: по его словам, единственный способ решить конфликт в Ливии — немедленно прекратить огонь и решать вопросы на основе переговорного процесса. Любопытно, конечно, поинтересоваться, почему на Смоленской площади заговорили о мире и диалоге после того, как турецкая армия в Ливии убедительно продемонстрировала, на что способны ее боевые ударные дроны, особенно по части российских «Панцирей». Только вот ситуация, когда Лавров говорит о мире, а «вагнеровцы» захватывают нефтяное месторождение в интересах кремлевского фаворита Хафтара — хорошая информация к размышлению о сути и методах российского миротворчества. Особенно если это миротворчество разворачивается на фоне российского же силового присутствия. И появилась эта информация к размышлению  весьма своевременно — на фоне очередных попыток реанимировать разговоры об эксклюзивном российском миротворчестве в Карабахе вообще и появлении российских же «голубых касок» в Карабахе в частности. «Вагнеровцы», конечно, не миротворцы. Но в 2008 году в Цхинвали именно российские «голубые каски», которые отказывались покидать этот мятежный грузинский регион, несмотря на неоднократные решения властей Грузии об их выводе, сыграли роль детонатора «пятидневной войны», а точнее, нового витка российской агрессии против Грузии.

А в Карабахе у России тоже есть свой «фаворит» в лице Армении, той самой, где РФ не просто держит в Армении свою военную базу, но и контролирует внешние границы Армении, ее инфраструктуру, энергетику, сотовую связь…Причем нет сомнений, что и на месте Азербайджана РФ желала бы видеть столь же послушное «недогосударство» с номинальной независимостью. И это еще не значит, что даже в таком случае РФ займется реальным миротворчеством, да еще в интересах Азербайджана — и подаренные Армении в двадцатые годы Зангезур и Гейча, и действия Москвы на ранних стадиях карабахского конфликта в еще существовавшем СССР, и тем более в первые годы независимости, когда в Баку по старой памяти не очень-то перечили «первопрестольной», дают здесь изрядную пищу для размышлений.

И уж тем более о многом заставляет задуматься тот самый вагнеровский рейд на месторождение аш-Шарара. Вряд ли, конечно, Москву в Ливии интересует нефть сама по себе. На нынешнем фоне вряд ли можно рассчитывать, что Хафтар и его московские покровители смогут без проблем вывести  ливийское «черное золото» на мировой рынок. Но захват месторождения аш-Шарара, во-первых, призван подорвать экономический базис правительства Сарраджа. А во-вторых, там, где большая нефть, всегда большая политика. Оператором проекта «Аш-Шарара» является совместное предприятие NOC с французской Total, испанской Repsol, австрийской OMV и норвежской Equinor. А Франция накануне, напомним, весьма бойко пыталась «вставлять палки в колеса» Турции в Ливии. Разбираться пришлось на уровне НАТО. Еще один возможный «кандидат в ренегаты»— Австрия, участница российских газовых проектов. А на этом фоне «вагнеровский» рейд похож еще и на попытку «договориться» с французскими операторами проекта и его австрийскими участниками. Что уже де-факто означает признание «легитимности» Хафтара. Самое время играть в подобные игры после того, как генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что страны-члены Альянса по-разному видят ситуацию, однако все они «согласны в том, что присутствие России в Ливии играет дестабилизирующую роль».

И тут самое время вспомнить, как еще несколько лет назад в армянских экспертных кругах обсуждали, что лучше: нанести удар по азербайджанским нефтяным месторождениям и трубопроводам или же постараться захватить их целехонькими — пусть работают, тем более что денежки потекут в армянские карманы, и Запад тоже не будет возражать — ему-то какая разница? Это еще не доказательство для суда, что «стратегические наработки» и для армянских пропагандистов, и для «вагнеровцев» в Ливии клепали в одних и тех же кабинетах. Но уж точно повод задать вопрос, где могут обнаружиться вооруженные россияне, если кремлевское миротворчество в Карабахе станет реальностью.

А просчитывать варианты надо вовремя. И желательно без розовых иллюзий.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az