После апреля 2016-го Азербайджан и Армения, как стороны конфликта, сделали все, чтобы извлечь уроки, вывести общий знаменатель и отталкиваться от них в дальнейшем. Война по факту изменила статус-кво, за сохранение которого до сих пор костьми ложится Ереван.

С тех пор, как карабахская клика узурпировала власть, у нее выработалась привычка решать проблемы силой оружия. Но апрель 2016-го развеял миф о непобедимости армянской армии, которой когда-то подфортило ввиду неготовности Азербайджана к войне. Возвращенная высота Леле-тепе позволила Азербайджану возродить жизнь на большом пространстве вокруг Джоджуг-Марджанлы, восстановить современную инфраструктуру, одним словом, покончить с разрухой, ставшей следствием армянского варварства.

А что же Армения? После многодневных мытарств и переживаний ввиду понесенного фиаско, Ереван запустил байку о своей победе. И это несмотря на то, что после прекращения огня полетели головы армянских генералов, начался критический период у министерства обороны, а в парламенте страны зазвучали призывы использовать «грязную атомную бомбу» против Азербайджана.

По прошествии четырех лет экс-президент Серж Саргсян, которого одолевают дурные мысли по поводу экспроприации награбленного им имущества, продолжает делать хорошую мину при бездарной игре. Его снова вызвали на ковер для расследования обстоятельств провала в апрельской войне.

Он пришел в парламентскую комиссию, ибо деваться некуда. Несколькими днями ранее Москва экстрадировала в Армению его родного брата, у которого рыльца также в пушку. Обстоятельства разворачиваются явно не в пользу виновников больших бед, за которыми стоят, с позволения сказать,  радетели свободы армян Карабаха во главе с Робертом Кочаряном, Сержем Саркисяном и их присными.

После расспросов Серж Азатович, ничтоже сумняшеся, разоткровенничался перед журналистами, дескать, заседание прошло в нормальных условиях и в атмосфере взаимного уважения. Поделился радостью от удовольствия предоставить дополнительную информацию об апрельской войне.

Говоря о своих целях, сообщил, будто настроен предоставить общественности реальные, достоверные сведения о событиях, во время которых вооруженные силы победили. Следом он добавил, что «Армения победила не только на поле боя, но и на дипломатической арене».

Сказать, что экс-глава страны топорно бредит, равносильно тому, что ничего не сказать. Как известно, победителей не судят. Саркисяна же вызвали на ковер, чтобы он объяснил причины краха.

Вспоминаются мысли древних мудрецов, которые всегда предупреждали учеников о роли правды и грамотности в повседневной жизни. Им принадлежит тезис о разрушительной силе безграмотности, которая всегда превращается в инструмент тирании и диктаторства.

Люди во власти, для которых этот атрибут становится безальтернативным, поневоле проводят в жизнь политику, обращенную вспять. Им кажется, что двигаются в правильном направлении, на самом же деле ведут процессы в никуда, и действия Саркисяна в досточтимом апреле 2016-го только подтвердили иллюзорность и фальшивость его видений и свидетельств.

Политика Еревана после свержения Тер-Петросяна стала пузыристой, и она была обречена лопнуть. Хлопка не получилось, ибо пузырь-то был мыльным. А вот оправдать неудачу Серж Азатович до сих пор пытается примитивным образом, убеждая общественность в том, что не ударил лицом в грязь.

Но грязь на нем осталась, и сколько бы он ни отмывался, ничего не получается.

Коль Саркисян вышел победителем, то какого лешего его теребят, почему с него спрашивают? Спрашивают за провал, за загубленные жизни и безвозвратно растраченные многомиллионные ресурсы.

То, что ему удалось прикарманить, это тема другого разговора. Он пустил в дело дорогостоящие исходящие военные ресурсы, которых уже не вернуть. Война дорогостоящее дело, и когда участники действий сталкиваются на поле рати, используя современные средства, они знают ради чего рискуют.

Саркисян, предавшись мечте, имел глупость пойти на подготовленную азербайджанскую армию со старым багажом и утратившими  значимость представлениями. Иного результата быть не могло.

Главная ошибка была в том, что армянские военные спровоцировали обострение на линии соприкосновения в контексте излюбленной тактики сохранения статус-кво, и … нарвались на мину.

Сценарий оказался азербайджанским, и тот, кому пришлось играть черными, выиграл. А ведь была же альтернатива.

Сегодня Саркисян, пытаясь скрасить незавидное положение, утверждает о доминировании Еревана на дипломатическом поле. Если ему поверить, то и это тоже следствие «победы» Армении в четырехдневной войне.

Положим так оно и есть. Но чем объяснить неутихающее беспокойство Еревана, его настырные попытки навязать Баку свои условия?

Хлесткий удар Азербайджана вынудил Саркисяна внести в повестку переговоров новый сегмент об усилении мер безопасности и доверия.

Баку однозначно отверг их, а еще дал понять, что легитимной в юридической плоскости является протяженность азербайджано-армянской границы. Линия соприкосновения в зоне конфликта таковой никогда не была и не станет.

Оборотной стороной этой медали стала мысль о том, что апрель 2016-го обязательно возымеет продолжение, если Армения не образумится.

Четыре резолюции Совбеза ООН, принятые в начале 90-х, настоятельно требуют вывода оккупационных войск с азербайджанских территорий. Под оккупационными и тогда, и сегодня подразумеваются армянские вооруженные силы. Никаких карабахских азатютюнов не было и нет, есть армянские террористические группы, в которую афилированы заблудшие карабахские армяне.

Блеф под вывеской борьбы азербайджанских армян за самоопределение истратил ресурс, и надежды на признание мифической идеи вконец растаяли. Это осознали и Серж Саркисян, и Роберт Кочарян, и остальные элементы движения, которые загнали в тупик не только авторов преступного плана, но и Армению. Не пора ли признать поражение?!

Над страной-агрессором высится один большой комплекс неполноценности. Он проливает свет на возможности Армении, которая взвалила на себя непомерный груз. Неуверенность в своих силах присуща уже не только бывшим, но и действующим деятелям страны. Отсюда напрашивается вполне очевидный вывод о бесперспективности концепции отторжения азербайджанских земель.

Дальше потерь у агрессора будет больше.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az