В большинстве стран мира эпидемия коронавируса еще не достигла пика, а экономисты, политологи и философы уже пытаются разглядеть контуры нового мира, который возникнет после победы над болезнью.

Большинство сходится во мнении, что грядут масштабные изменения в экономике, бизнесе, международных отношениях, внутренней политике, социальной сфере, медицине и поведении людей. Но сильнейшая неопределенность, связанная с самой эпидемией и ценой борьбы с ней, порождает прямо противоположные прогнозы: кто-то верит в новый лучший мир, кто-то — в долгосрочное ухудшение жизни людей и политические катаклизмы, пишет Meduza.

Неопределенность заложена в самой эпидемии: она вызвана недостаточными знаниями о вирусе, степени его заразности, способах передачи и летальности. Экономисты вынуждены умножать грубые прогнозы эпидемиологов на неопределенность, связанную с поведением экономических агентов — населения и компаний — в условиях эпидемии.

Наконец, лидеры разных стран вынуждены принимать решения на основе всех этих очень грубых прогнозов, что порождает еще один уровень неопределенности — никто не знает, помогут ли их действия или усугубят ситуацию.

Рано или поздно, но мировая экономика восстановится от кризиса, в который ее загнала эпидемия. Темпы восстановления и размер ущерба зависят только от того, как быстро и какой ценой удастся остановить вирус.

Можно сделать два варианта прогнозов, пишут эксперты крупнейшей в мире консалтинговой компании McKinsey в серии исследований, посвященных «миру после коронавируса»:

Оптимистический, по которому после резкого (возможно, даже рекордного со времен Второй мировой войны) спада длиной в квартал или два последует столь же резкое восстановление.

Пессимистический, согласно которому эпидемия остановит мировую экономику на несколько месяцев или даже кварталов и/или накроет ее второй волной после того, как карантинные меры в разных странах будут ослаблены. В этом случае нынешний кризис, вызванный шоком спроса и шоком предложения, станет полноценным финансовым кризисом с массовыми банкротствами, структурной, а не временной безработицей, уничтожением активов и благосостояния стран. Это может разрушить саму структуру мировой экономики.

Читайте: Современное пиратство: США перехватили 200 тысяч масок, предназначенных для Германии

Оптимистический сценарий

Эксперты McKinsey (похожие прогнозы дают и многие экономисты, и инвестбанкиры) видят последствия быстрой победы над эпидемией так:

Главное условие: эпидемия будет побеждена в большинстве стран мира с помощью жесткого карантина за 2–3 месяца, то есть до конца второго квартала 2020 года.

В этом случае Китай потеряет 3,3% ВВП в первом и втором кварталах, но потом быстро восстановится и вернется к уровню производства конца 2019 года уже к осени. В целом за год страна испытает лишь небольшое — меньше процента — снижение темпов роста.

В США спад будет глубже — до 8% ВВП за второй квартал, поскольку и масштабы эпидемии шире, и экономика больше ориентирована на потребительский спрос. Это будет самое глубокое снижение с конца Второй мировой войны, когда демилитаризация экономики вызвала сильный спад производства. После эпидемии страну ждет стремительное восстановление, уровень производства 2019 года будет достигнут в конце 2020-го. Но в целом за год рост экономики США будет нулевым.

Евросоюз даже в оптимистическом сценарии пострадает еще больше: экономика во втором квартале потеряет почти 10% и полностью восстановится до предкризисного уровня только в начале 2021 года. За год она потеряет около 4% — это худший показатель со времен кризиса 2009 года.

В целом мировая экономика, испытав падение почти на 5% во втором квартале, к концу года придет в норму. Темпы роста за год снизятся на 1,4%. Темп восстановления зависит от того, как быстро будут заново собраны международные производственные цепочки, которые сейчас разрубила эпидемия. Страны и регионы, где раньше всего были введены строгие меры карантина и прочие ограничения, возможно, будут восстанавливаться быстрее, чем те, кто пытался сохранить экономику, отказавшись от подавления эпидемии, — благодаря тому, что жертв там будет меньше. К такому выводу пришли эксперты Федеральной резервной системы США, исследовавшие восстановление разных штатов и городов страны после эпидемии испанки в 1918 году.

Изменения в разных сферах жизни не будут глубокими и необратимыми. На скорость восстановления может повлиять то, что разные отрасли будут восстанавливаться неравномерно. Как это может быть, видно на примере Китая, который уже пережил первую волну эпидемии. Туризм, авиаперевозки, экспортно ориентированные отрасли, производства, являющиеся частью международных цепочек, и традиционные сферы услуг и развлечений, где до эпидемии практиковались тесные контакты между людьми и массовые собрания, будут восстанавливаться дольше. Вероятнее всего, график восстановления в мире и в разных странах будет выглядеть как буква V (резкий спад и столь же резкое восстановление) или как буква U (подъем задержится из-за того, что многим фирмам придется восстанавливать производственные цепочки и заново нанимать сотрудников).

Вероятно, возникнет и просуществует несколько месяцев новый вид неравенства: правительства разных стран (и сами общества) будут бороться с новыми вспышками болезни, которые неизбежны при условии, что большинство населения пересидело эпидемию на карантине и не получило «коллективный иммунитет». Это потребует новых ограничений в пораженных регионах, в то время как вокруг все будет работать в обычном режиме.

Пессимистический сценарий

Есть целый набор самых мрачных сценариев, которые кажутся все более вероятными, считают эксперты McKinsey и другие экономисты:

Самый черный предполагает, что все попытки остановить эпидемию провалятся, а правительства не смогут помочь предприятиям и банкам. Многие из них рухнут, что вызовет кризис долгов и недостаток ликвидности. Обрушение банков и компаний погребет всю мировую финансовую систему и производство; кризис затянется на долгие месяцы (график в виде буквы L).

Более мягкие (и более вероятные) прогнозы говорят, что вторая волна эпидемии затруднит и затянет восстановление. Эпидемию сдержать не удастся, но после того, как переболеет большая часть населения Земли, выяснится, что меры поддержки мировой экономики сработали, ее структура не разрушена, что приведет к быстрому восстановлению.

McKinsey подробно изучила один из мрачных сценариев, где вторая волна эпидемии осложнит восстановление экономики и привычного уклада жизни людей:

Китай снова опередит всех (потеряв за год половину от темпов роста 2019 года), но и он восстановится только к середине 2021 года.

США потеряют более 8% ВВП, а ЕС — почти 10%. Они вернутся к уровню 2019 года только в конце 2023-го.

Мир в среднем (благодаря успехам того же Китая) восстановится на год раньше. В развивающихся странах, многие из которых за последние десятилетия прошли через подобные глубокие кризисы с разрушением различных сфер жизни людей, переживут новый кризис проще. Население стран Запада, которое не сталкивалось с подобным со времен Второй мировой войны, испытает невиданный шок, пишут эксперты McKinsey. Это может вызвать глубокие изменения самого мира и поведения людей.

Собственно, от того, какой из вариантов будет реализован в разных странах и в целом в мире, зависит глубина изменений во всех сферах жизни.

Minval.az