С тех, пор как Армения учредила парламентскую форму правления, и в момент институционального транзита на Олимпе законодательной власти оказался Армен Саркисян, стало очевидно, что революционного предводителя Никола Пашиняна и президента мало что связывает. Может, связующих уз было достаточно, однако в силу ментальных различий две первые фигуры продемонстрировали осязаемую несовместимость.

В принципе они по манерам и пристрастиям абсолютно разные люди. В силу принадлежности к противоположным командам большей частью и придерживались заговора молчания. Помнится, было время, когда, находясь в одном столичном пространстве, президент и премьер умудрялись общаться через прессу.

Но положение обязывает делать шаги навстречу друг другу, как-никак, они в ответе за судьбу страны и народа. Вот и приходится через силу преодолевать нежелание, встречаться, обмениваться рукопожатием и изображать удовольствие от общения.

Нынешнее положение более серьезное, чем, скажем, год назад. Уже не до гордыни и не до демонстрации признаков ментального неприятия. Пресса, освещая встречи первых лиц в ореоле эксклюзивного официоза, создает фон, будто бы встречаются королевские особы. Армен Саркисян с Николом Пашиняном сподобились встретиться и обсудить вопросы повестки.  В тот же день пропашиняновские активисты устроили акцию протеста перед резиденцией Саркисяна – президенту Армении привезли тары с нефтью и обвинили «в работе» на Азербайджан.

В стране проблем выше крыши, а вокруг Конституционного суда и вовсе разыгрался глубокий кризис, подорвавший работу ключевого правового института. Все зашло настолько глубоко, что международные структуры призывают правоведов высшей гильдии проявлять терпимость и уважать букву закона, дабы не застрять в поле неуправляемости.

Президент и премьер подчеркнуто любезничают друг с другом, артикулируя пышные фигуры речи. Формальности формальностями, а серьезность неурядиц требует не только внимания, но и консолидированной ответственности. Напрашивается острая необходимость в выработке адресных мер с концентрацией ресурсов. Их то и не достает стране с чихающей экономикой.

Первая рабочая встреча главы государства и премьера правительства в новом году, как свидетельствуют СМИ, прошла под знаком приветствия результатов 2019 года. Фигуранты едины во мнении, что итоги успешные. Никол Пашинян квалифицировал показатели экономической активности в качестве главенствующего фактора, который позволил сотворить армянское экономическое чудо.

Говоря о достижениях программы реформ, премьер так и не удосужился конкретизировать суть и показатели достижений. Снова довольствовался общими формулировками, обозначив в качестве заглавного элемента достоинства институциональных реформ.

Если внять доводам премьера, то обновленное управление сделало свое дело. В чем это конкретно выражается? В следующем. Оказывается, страна только в 2020 году должна вступить в ключевой этап реформ, что означает, что только-только дается старт «становлению институтов, внедрению системы сдерживания и противовесов».

Пашинян снова заплывает в море премудростей, не раскрывая сути нововведений и не поясняя, на основе каких изменений и приоритетов произойдут долгожданные трансформации, способные принести прок. Все пишется вилами на воде, из чего напрашивается один вывод — реноме социальной ответственности кабинета оставляет желать лучшего.

Но не в этом интрига момента, а в другом. Разгоревшийся в стране кризис вокруг Конституционного суда настолько сбил прицелы и создал сумятицу, что превратился в своеобразный тест на зрелость и дееспособность для правящих сил. Президент и премьер не позволили себе обойти его вниманием.

Собственно, отгородиться от нашумевшей истории итак бы не удалось. Тяжба, начавшаяся еще в прошлом году, грозит параличом для государственной системы.

Конституционные судьи, как известно, находятся под двойным давлением. Новая власть гонит их на пенсию, сторонники прежней команды противятся. Борьба за выживание старой системы может свести на нет усилия премьера, стремящегося вывести на чистую воду Реборта Кочаряна и прочих, чтобы списать на них все издержки.

Урегулирование кризиса стало вопросом чести для власти, которая не желает занижать потенциал пропагандируемой демократии.

Как ни странно, в конфликте президент и премьер находятся по разные стороны баррикад. Пашинян высказался, а президент сделал вид, что поверил его доводам. Но премьер знает, что на кону судьба «необратимости демократии».

Общий знаменатель, к которому пришли собеседники, это становление национальных институтов, которые должны «обеспечить долгосрочное, стабильное развитие». Следом собеседники вплотную подошли к квинтэссенции – к программам будущего, в числе которых приоритетными являются инвестиционные проекты.

Разумеется, Никол Воваевич не упустил шанса, чтобы озвучить коронные победные реляции. С его слов он добился-таки «новых, небольших побед во время визитов в страны Персидского залива, в Давос, и в Израиль». Из чего сотканы успехи, и какие блага обещают, рядовые граждане, скорее, узнают из надвигающихся реалий.

Но все же самой сенсетивной особенностью момента стала сама встреча, и сограждане должны быть довольны, что президент и премьер наконец-то встретились в новом году. Разве этого мало для всеармянского счастья?!

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az